Чужие миры

The Shadow Ellith

Жанр: Фэнтези  Фантастика    Автор: The Shadow Ellith   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Часть 1. Страна за холмами

Пролог. Слышишь, о чём поёт?

До этого момента я совсем не прислушивался к очередной тоскливой мелодии в исполнении очередного рунсонского бродячего гитариста, второй час распинавшегося под моим окном. Что поделаешь — дом с видом на площадь, иногда даже приходится ставить магическую звукоизоляцию.

А, ну, стоило ожидать. Гитарист пел о войне с оборотнями трёхсотлетней давности — тема беспроигрышная. Я честно попробовал слушать, но детальное описание драки, простите, битвы при Серенхе (упоминались все полки, отряды, подотряды и командиры) мог выдержать только мой нынешний собеседник.

— Ничего странного не замечаешь?

— Нет.

— А я замечаю, — старый архимаг вздохнул.

Я снова прислушался. Рэоталхаан Соото успешно дорезал девятнадцатый отряд копейщиков. Традиционно маги убивали гнусного оборотня на тридцать шестом.

— Снова оборотни, — произнёс архимаг.

— Они всегда поют про оборотней.

— А ты обратил внимание на то, что именно он говорит о Соото?

— Эфин! — не выдержал я. Любовь Ронеса к намёкам раздражала весь Стреленск, — «Хитрозлобный Рэоталхаан Соото»… или «злобнохитрый»…

— «Хитрый и жестокий».

— Какая разница?

— Огромная. «Хитрый» для воина или князя в Рунсоне — похвала, жестокость считается мелким незначительным недостатком. После гнусного кровопийцы, пожирателя душ, чудища, палача и людоеда — слишком нейтральное определение.

Я снова прислушался. Теперь я видел, что тревожит Ронеса — Соото из песни, возможно, был не очень-то приятным человеком… и даже очень не приятным… но человеком! Оборотень-крылокот, «мерзость эфинная»… странно, странно… Вот только почему это тревожит Ронеса?

— Представь следующий шаг, — тихо сказал Ронес, — Мудрый, смелый, благородный властитель, убитый западниками-завоевателями. Кому-то на востоке понадобилось знамя, очень понадобилось… Уж не для создания ли нужного настроения в стране?

— Знамя из оборотня? — переспросил я.

— А ты хоть раз видел живого оборотня-крылокота?

— В лесной глуши не бываю.

— Именно! В лесной глуши, в забытых деревнях… В наши дни их видел не каждый абиолог. И то — мелюзга, второе-третье поколение, о древних родах даже старые маги слышали от учителей. Это чудовище из соседнего леса на герб не поместится, а исчезнувшее невесть когда можно раскрасить хоть в чёрный, хоть в жёлтый. Ничего особенного, человеческая память. Беда не в оборотнях, а в знамени. Рунсонцы — воинственный народ. Да, страна отсталая, но войны с Рунсоном я не пожелал бы.

— Не следовало мне ставить эти витражи, — я сокрушённо покачал головой, — Вы, верно, перепутали мою хижину с дворцом. Площади похожи…

— С королём я говорил. У нас нет посла в Рунсоне — страна не из тех; ни один из магов рунсонского происхождения даже в кошмарах не видел возвращения на родину, они забывали о ней на второй месяц первого курса, и расспрашивать их бесполезно. Контакты и браки между знатью редки, достоверных сведений так не получишь. Появилась мысль отправить кого-то из Неопределённых в разведку. Полагаю, твоя кандидатура — наилучшая.

— Моя? — удивился я, — Но мне кажется, найти общий язык с рунсонцами лучше удастся боевому магу из Жёлтого Легиона! Кодекс чести воина…

— Мы учитывали три параметра. Жизненный опыт — сорок лет назад в Рунсон отправился молодой маг, аспирант Высшей Школы…

— Который на первом попавшемся приёме поссорился с королём и вернулся в красном гробу, — продолжил я.

— Хуже. Решил, что приехал на курорт, пошёл по корчмам, замёл донесения и спьяну поскользнулся на лестнице. Потом мы долго не могли смотреть рунсонцам в глаза. Второе — разумеется, уровень силы. Ты почти архимаг. Третье… происхождение. Там оно очень даже считается. Возможно, из-за Кодекса Неопределённых ты забыл своё… но ты остаёшься старшим сыном айдольского князя.

Ронес замолчал. Если учитывать происхождение… Да, дело дрянь. Лично мне известны только двое магов с родословной. Но Шелар Онельская мне уступает (к тому же, она женщина, и у неё скверный характер — не поедет, а Ронеса пришпилит к потолку), а князь Ясень Эш Вирен — князь. Ему Р'Таккой править надо. Дело дрянь ещё и потому, что мне сейчас — накануне защиты — нельзя ссориться с Советом.

— Сколько?

— Что?

— Идейных шпионов ищите в Жёлтом Легионе. Сколько, спрашиваю?

— Двести золотых по возвращении…

— А за происхождение?

— Ладно, триста пятьдесят.

— В Жёлтый Легион.

— Дорожные расходы за счёт Совета.

— Авансом и коня. Коня верну, если уцелеет.

— Господин Aelsee'dell, вы самый нахальный маг из всех, кого я знаю. Кроме, возможно, L'inova.

— Спасибо, — искренне ответил я.

Бродячий гитарист уничтожал двадцать третий отряд.

Раньше я не интересовался Рунсоном. Со времён той самой войны с оборотнями (за двести лет до моего рождения) на территории этой страны не случалось ничего интересного. Всё, что я знал о Рунсоне — тамошние песни слушать нельзя. Так называемый «рунсонский стих» был хуже религиозной литературы и не уступал старинным текстам заклинаний в своей способности вызвать крепкий, но нездоровый (ибо преждевременный) сон.

Официально я значился кем-то вроде курьера — следовало отвезти письмо висского короля рунсонскому. Обычный курьер не подошёл из-за «пути опасности превеликой» — между границами Виссы и Рунсона красовалась «Лихова запустка», хорошая такая пустошь с разбойниками и нечистью. Помимо коня и денег (к ним пришлось добавить собственные сто золотых) я получил «Справочник последних событий». Информации и вправду было немного.

Оказывается, сорок лет назад в стране сменилась правящая династия. Как-то странно сменилась. По рунсонским обычаям в таких случаях князья-претенденты собираются на турнир («на круг»), победитель которого становится королём. Так вот, в последний раз в патриархальном Рунсоне выбрали… королеву! Конечно, женщина способна научиться неплохо драться, но…

Вот-вот, но.

Теперешний король, Эланис I, приходится сыном победительнице того круга. Пока естественно. Имеет брата Анхиса, сестру Айнар и единственного сына. Жена в «Справочнике» не упоминалась. Всё! Ни календаря, ни денежной системы! Не верю! Не верю, что это тайна; не верю, что Рунсон не чеканит собственную монету. Может, умники из Совета посчитали эти сведения лишними? Идиоты.

Зато, не иначе, как для лёгкого чтения, в справочник вошла краткая история последней войны. С указанием основных битв, полков, отрядов, подотрядов и командиров.

Этнография

Две недели спустя я миновал гряду высоких холмов, западную границу Рунсона. Первое, что бросилось в глаза, — растения. Земляничник, бук и липа взамен оставшихся по ту сторону ольхи, рябин и елей. Сколько тех холмов, а как изменился климат!

Вторая странность — вежливые пограничники. Не трусливо заискивающие, а именно вежливые, на ирксский манер, словно их этикету учили. Ни поминать королевское письмо, ни отводить глаза не пришлось. С меня взяли пять мелких монет «огниц» в висском эквиваленте — оказалось, существует простая система перевода рунсонских денежных единиц в р'таккские: одна огница равна шерскому лауфу (восемь-девять висских медяков) — да зафиксировали имя и род занятий в какой-то книге. Кстати, одежда пограничников напоминала западную, и на надморском [1] они говорили нормально. Дикари?

До Канари, столицы Рунсона, оставалось сорок километров. На границе мне сообщили, что если я не хочу отклоняться от тракта, ближайший город встретится через три версты.

Три версты. От трёх с половиной до шести километров. Может, стоит там остановиться? Границу я миновал около двух, но я же не почтовый курьер, чтобы мчаться день и ночь.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.