Червячок

Гварески Джованнино

Жанр: Юмористическая проза  Юмор    Автор: Гварески Джованнино   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

В сердце каждого из нас, уже в момент рождения, селится маленький червячок, который с течением времени становится все жирнее и злее. Этот червячок гложет нас без устали и способен омрачить любую радость, а переживания сделать еще сильнее.

Я хочу сказать, что у каждого из нас есть собственная неприятность, собственная личная трагедия, которая является частью нас самих и не имеет ничего общего с маленькими или крупными неприятностями, которые Бог посылает людям, чтобы как-то оживить и разнообразить их существование.

Червячок гложет Луиджи, и тот думает: «Волосы так и выпадают. Придется носить парик». Злится Франческо: «Вот и еще одного зуба как не бывало. Скоро я стану беззубым, как расческа из захудалой гостиницы!»

У меня тоже есть свой червячок: я панически боюсь растолстеть.

В пятнадцать лет я ел крутые яйца прямо со скорлупой и носил с собой в школу целую сумку хлеба. Я ел все подряд, и меня ненавидели все собаки в округе, потому что из моего дома не выносилось ни крошки съестного. Даже по ночам мне снилась еда.

Конечно же, я стал беспокоиться: развитие развитием, однако вес мой стремительно рос. В пятнадцать лет я обнаружил, что вешу столько же, сколько должен весить в восемндацать. Обстоятельства вынудили меня учиться в колледже, и я подумал: «Прекрасно. Наконец-то я похудею и буду в форме». Поговорив со знающими людьми, я выяснил, что в те времена в колледжах кормили не слишком-то сытно.

И действительно, в течение пяти лет к столу подавались овощные супы, картошка тонкими ломтиками, бульончики, горошек, яйца, тщательно отобранные среди самых мелких.

Я растолстел еще больше. Небольшое количество пищи полностью компенсировалось частотой ее приема.

Дома я начал питаться, как раньше, и, разумеется, прибавил в весе, потому что мой организм, благодаря пятилетней дисциплине, работал, как часы, и был в состоянии усваивать все, вплоть до металлов. Чайную ложечку, случайно попавшую ко мне в пищевод, не обнаружил даже рентген. Единственное неудобство состояло в том, что когда речь шла о металлах, помимо обычного растительного масла, я вынужден был употреблять машинное.

Наконец я влюбился. В девушку, с которой был знаком я и, к сожалению, еще восемь или девять моих однокашников. Посему я страдал и полностью утратил аппетит. Единственным утешением могло послужить то, что испытывая адские муки, я в то же самое время не мог не похудеть.

Этого не произошло. Я поправился еще больше: желудочный сок, привыкший расщеплять металлы, кожу и дерево, усиленно дробил то мизерное количество пищи, которое я поглощал, выжимая из нее все питательные вещества, до последней частички.

Капля скользит по стеклу, и большая часть жидкости, попавшей на него, катится ко всем чертям. На впитывающей бумаге жидкость остается вся, от первой до последней капельки. Мой организм превратился в новехонький лист впитывающей бумаги. Я был вынужден крутиться, как белка в колесе, чтобы сводить концы с концами, и вел суматошную жизнь, питаясь в самое неподходящее время: ужинал в семь утра, завтракал в 13.25, а обедал в полночь. Жил в сотнях гостиниц, перепробовал множество кухонь.

Я еще больше растолстел. Подобное разнообразие ободряюще подействовало на мой пищеварительный тракт: каждое блюдо было для него сюрпризом, беспорядочное расписание — новым стимулом.

Даже Альбертино, вопреки моим ожиданиям, вынуждал меня полнеть. Очевидно, мой желудок сказал сам себе: «Такое крошечное существо нуждается в толстом и солидном отце, способном его защищать и поддерживать». И принялся проделывать сверхурочную работу, заставляя меня перекусывать даже между приемами пищи.

Когда война установила новый порядок питания, я радостно вскрикнул: «Наконец-то!»

И сегодня, по прошествии почти двух лет строгих ограничений в еде, я взвесился.

Я поправился на один килограмм. В прошлый раз я весил восемьдесят четыре кило, а сейчас весы показывали восемьдесят пять.

Я грустно поделился этой новостью со своей прелестной спутницей жизни, но та только улыбнулась в ответ.

— Когда в следующий раз будешь взвешиваться, не держи на руках Альбертино, — сказала она.

http://mir-guar.ucoz.ru/

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.