Мой папа

Гварески Джованнино

Жанр: Юмористическая проза  Юмор    Автор: Гварески Джованнино   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Мой папа сказал: «До сегодняшнего дня я предоставлял вам полную свободу, чтобы разобраться в ваших инстинктах. Теперь мне все ясно. Итак, начиная с сегодняшнего дня, раз в неделю я буду обучать вас правильно жить. Начнем с ванной комнаты».

Он подвел нас к двери ванной комнаты и произнес:

— Прежде чем вдаваться в подробности, я должен объяснить вам самую суть. Ванная имеет отношение к коммунальному обслуживанию, хотя это и частное помещение. Ведь она служит всем людям, живущим в этом доме. Поэтому каждый пользуется ею сам, но поддерживает в ней порядок, заботясь о других. Ванная состит из предбанника и собственно ванной. Чтобы начать ею пользоваться, прежде всего, необходимо туда зайти. Это важно: ведь для того, чтобы войти в помещение, пусть даже маленькое, необходима дверь, называемая входной дверью. Именно перед такой дверью мы и стоим.

Папа повернулся к моему брату:

— Внимательно посмотри на дверь и опиши, что ты видишь.

Брат внимательно осмотрел дверь и ответил:

— Я вижу деревянную двустворчатую дверь. Она окрашена в белый цвет. Еще я вижу латунную ручку. И больше я ничего не вижу, потому что дверь закрыта.

Папа велел, чтобы дверь осмотрела я и сказала, не вижу ли я чего-нибудь еще. Я ответила, что вижу замочную скважину. Подошла моя мама и тоже осмотрела дверь. Маме очень нравятся детективы. Она сказала, что, как ей кажется, убийца проник в дом через окно.

Папа посмотрел на нее как-то особенно, потом сказал, что мы ненаблюдательны. Ведь он, помимо всего того, что видели мы, заметил в нижней части двери следы ног — моих и моего брата.

— У двери ванной комнаты, — пояснил он, — как и у других дверей, есть ручка. Поэтому дверь никогда не надо открывать ногами.

Папа сказал, что теперь можно входить. Он взялся за ручку и повернул ее, но дверь не открылась.

Папа не стал настаивать.

— Альбертино, — спросил он, повернувшись к моему брату, — если случается так, что дверь не желает открываться, что нужно сделать?

— Дать по ней ногой, — ответил Альбертино.

Папа развел руками и вздохнул.

— Маргерита, — сказал папа, — мы приносим себя в жертву, чтобы научить наших детей, как надо жить в этом мире. Но все напрасно. У них есть уши, а они не слышат!

Мама тоже вздохнула, и тогда папа обратился ко мне.

— Ты моложе своего брата, — сказал он мне, — ты женщина, и у тебя опыта меньше. Поэтому у тебя больше развита интуиция. Тебе надо войти в ванную, ты поворачиваешь ручку, а дверь не открывается. Что ты сделаешь?

— Я найду укромное местечко в саду, — ответила я. Папа разволновался и велел мне задержаться после теоретико-практического урока по пользованию ванной, потому что он должен был поговорить со мной очень серьезно.

— Дверь в ванную комнату, — закричал папа, — не открывается в двух случаях: или внутри кто-то есть, или она закрыта на ключ.

Папа перепробовал десять или двенадцать ключей, потом соорудил отмычку и трудился над замочной скважиной минут двадцать. Но дверь не открылась. Тогда мой брат ударил по ней ногой в известном ему месте, и дверь открылась.

— Ну хорошо, — заявил папа, — однако само собой разумеется, что дверь открывается за ручку. Для меня она все еще мысленно закрыта.

Мы вошли в предбанник, и папа сказал:

— Давайте внимательно осмотрим эту комнатку, которая отделяет ванную от остальной квартиры. Слева мы видим вешалку, а под ней — стул. Справа — предмет мебели двойного назначения, который ваш отец изобрел, начертил и собрал собственными руками. Наверху полка, она служит только для хранения обуви. Для кожи и замши необходимо много воздуха, поэтому у нее нет дверей, а есть простая занавеска, назначение которой — улучшать эстетику мебели и охранять обувь от пыли.

Папа велел отдернуть занавеску, и показались отделения полки. Их было три: в самом верхнем лежала картошка с морковкой и стояла бутылка отбеливателя. В нижних были пластинки, три пачки газет, кастрюли, кофейная мельница, шерстяное стеганое одеяло, книги, банки с томатным соусом. Находилась там и пара туфель. Папа повернулся к маме и спросил:

— А как же туфли?

— Я их потом уберу, — ответила мама. Папа не потерял терпения.

— Перейдем к нижней части полки: это самая хитроумная и практичная ее часть. Она сделана из большого ящика, который внизу соединен с полкой двумя петлями и открывается только сверху, как крышка. В ящике три отделения для грязного белья: в первом — постельное белье, во втором — хлопок, в третьем — шерсть. Белье предварительно сортируется, поэтому исключено, что какой-нибудь цветной носок будет стираться с постельным бельем и испортит его.

Папа открыл свой особый ящик. В отделении для белья были яблоки и пустые бутылки, в отделениях для цветных и шерстяных тканей стоял пылесос. Папа сказал, что вешалка не нуждается в особых пояснениях. Ведь под кретоновой занавеской, закрывающей вешалку, может находиться только одежда.

— Ну уж на вешалку нельзя повесить бутылки, овощи и фрукты, — заявил папа и отдернул занавеску. На вешалке висела скалка, разделочная доска и две большие сковородки.

— На кухне они не помещаются, — пояснила мама. — Конечно, если они тебя раздражают, я могу положить их в платяной шкаф. Там еще есть место.

Мы вошли в ванную. Папа обратился к моему брату.

— Внимательно осмотрись кругом, — велел папа, — и скажи, что ты здесь видишь ненормального. Брат внимательно осмотрел умывальник и то, что его окружало, и ответил, что, с его точки зрения, все нормально.

— Все зависит от оценки, которая дается понятию «нормальный», — сказал папа. — Вещь может быть абсолютно нормальной или относительно нормальной. Для какого-нибудь дикаря нормально мыться лишь изредка, для человека цивилизованного нормально мыться каждый день. Даже не так! Тот, кто здесь недавно умывался, превратил пол в грязную лужу, бросил в угол салфетку и тому подобное. А сейчас пример того, как надо умываться, вам подам я!

Мы все привели в порядок и подтерли пол. Тогда папа снял пиджак, закатал, как следует, рукава, расстегнул воротник рубашки и обернул шею полотенцем, чтобы защитить рубашку от воды. Он объяснил нам, как надо открывать краны, как смешивать горячую воду с холодной. Показал, как цивилизованный человек намыливает руки. Потом сильно намылил лицо и шею. У моего папы очень нежные глаза, потому что он много пишет и, конечно, много читает. Немного мыла попало ему в глаза, и он начал наощупь искать полотенце, но никак не мог его найти: он забыл, что обмотал его вокруг шеи.

Тогда он выскочил в предбанник и открыл ящик в поисках чего-нибудь, чем можно было бы вытереться. Но там лежали яблоки. Тогда папа вытащил из брюк рубашку и стер ею мыло. Краны же оставались открытыми, и вода тем временем начала переливаться через край умывальника. Папа начал намыливать подбородок, чтобы побриться, но по ошибке взял тюбик с зубной пастой и очень разозлился. Затем он не заметил, что вместо зубной пасты выдавил на щетку крем для бритья.

Я, мама и брат молча смотрели на папу. Ведь если папа объясняет, как надо жить в этом мире, при этом что-то не получается, а кто-нибудь вмешивается — папа сердится и говорит, что здесь объясняет только он.

Однако на полу было уже по щиколотку воды, поэтому в один прекрасный момент я, мама и брат забрались в ванну.

— Если бы все было в порядке, — заявил папа, — таких помех бы не возникло. Но я надеюсь, что урок пошел вам на пользу и вы все поняли. Это важно, потому что пользование умывальником — самое трудное. Тот, кто умеет правильно пользоваться умывальником, сумеет правильно использовать и другие принадлежности ванной!

У папы промокли ноги, и он стал искать на полке для обуви пару сухих туфель, но там лежали пластинки и другие вещи. Тогда мы решили выйти, и папа объяснил нам, как правильно выходить. Но когда он закрыл дверь, створки не сошлись, потому что зубчик замка на пружине никак не мог попасть в дырку противоположной створки, и она болталась снаружи.

Алфавит

Интересное

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.