Второй шанс для Елены!

Гусейнова Ольга Вадимовна

Жанр: Любовно-фантастические романы  Любовные романы    Автор: Гусейнова Ольга Вадимовна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Второй шанс для Елены! ( Гусейнова Ольга Вадимовна)

Глава 1

Россия 2006 год

Я вошла в дом на подкашивающихся ногах и, привалившись к стене, с трудом позвала маму. Через минуту она вышла из столовой и, заметив меня, подпирающую стенку, побледнела и подскочила ко мне, с тревогой вглядываясь в лицо.

— Дочь, что случилось ты какая-то вся серая и мокрая как мышь?

— Не знаю, меня всю трясет и кости ломит. И, мам, ты знаешь, что-то сердце давит непривычно сильно.

Было так больно, что в данный момент что-то утаивать от мамы было сложно и глупо, но заметив ее еще больше побледневшее лицо, почувствовала себя еще хуже. А еще через минуту я свалилась к ее ногам, потеряв сознание. Через пару дней, пройдя обследование и начав лечение, поняла, что моя жизнь с этого дня полностью изменилась. Я родилась с пороком сердца, и все было бы ничего — с ним можно спокойно жить, но поход на природу неделю назад, во время которого я здорово простыла и ничего об этом не сказала маме, чтобы не посадили под домашний арест, повлек за собой необратимые последствия. Я не только простыла, но и продолжила ходить в школу, ведь до выпускных экзаменов осталась пара недель. Мой ослабленный организм с легкостью подхватил весенний грипп, ходивший по школе, и в итоге я попала в больницу с тяжелыми осложнениями. Мое сердце не смогло справиться с болезнью, и теперь я проведу в больнице море времени, пока врачи не наладят его работу. А ведь еще совсем недавно мечтала стать врачом и помогать людям, а теперь глупым безответственным поведением уничтожила все свои планы. Теперь моим вторым домом стала больница, а верными спутниками — кислородная маска и стойка с капельницей.

Россия 2012год

Оторвав взгляд от ЖК-монитора, висящего на противоположной стене, наблюдала как в мою индивидуальную палату бесшумно вошли мама и папа и почему-то неуверенно, с печальными улыбками на лицах, молча подошли ко мне. Как всегда одетые в белые халаты и с масками на лице, уже привычно для меня расположились по разные стороны кровати. За шесть лет, что я провела в этой больнице, ко многому успела слишком хорошо привыкнуть. И даже к медперсоналу, который знал меня и подобных пациентов не только в лицо, а словно мы стали близкими родственниками. Несколько раз меня выписывали отсюда в надежде, что, наконец, состояние стабилизировалось, и я иду на поправку, но уже через пару недель или в лучшем случае месяцев, я снова неизменно оказывалась здесь и борьба за жизнь возобновлялась. Юность плавно перешла в молодость, но на мне это никак не отразилось, ведь за время болезни я приобрела одно несвойственное столь юному возрасту, как однажды отметил мой личный врач, качество — рациональный подход ко всему, что со мной происходит или окружает. Именно благодаря этому качеству я смогла спокойно относиться к каждодневным медицинским процедурам, осмотрам и манипуляциям. Так надо для моего выживания, а значит, я потерплю и сделаю все как полагается. Иногда казалось, что из-за этой рациональности я превращаюсь в старушку, но как только эмоциональный всплеск проходил, на его место вновь возвращалась рассудительность и жесткое понимание необходимости того, что нужно и жизненно важно.

Месяц назад лечащий врач сообщил, что дела совсем плохи, и мне необходима пересадка сердца. Когда родители услышали об этом, для нас всех это стало последней каплей. Мама рыдала, не переставая, папа утешал как мог, но и он словно ушел внутрь себя, а я лишь молча размышляла, пытаясь осмыслить всю ситуацию целиком.

Чужое сердце?! Как это, что это, и каким образом с ним жить дальше? Думать о том, что могу не пережить операцию по пересадке или вообще не дождаться донора нельзя. Жить хотелось неимоверно, а упаднические черные мысли заранее обрекали на провал. Ведь не зря же говорят, что мысли материальны. Весь этот месяц со мной работали психологи, пытаясь вывести из странного состояния ступора. И лишь отец помог, однажды вечером без матери пришел ко мне и мы смогли душевно поговорить и, более того — всплакнули. Ему удалось убедить меня, что чужое сердце или даже другое тело не могут изменить мою сущность, потому что моё 'я' — это душа, а не кусок плоти. И благодаря его железной уверенности в этом, я поверила ему и приняла это для себя.

В юности отец перенес паротит, следствием заболевания стало бесплодие. Поэтому когда на свет появилась я, то стала для родителей бесценным сокровищем, а вот теперь умираю, а они ничего не могут поделать, не смотря на то, что наша семья является одной из богатейшей в России. Да, за деньги можно купить все, кроме любви и здоровья, и в этом я убедилась на собственном опыте. Из-за болезни полюбить не успела, а если операция пройдет неудачно, то и не смогу никогда. А ведь тайно от всех мечтала именно об этом.

Мама и папа, присев по бокам кровати, и взяв каждый по моей руке, с печалью в глазах смотрели на меня, а я только переводила взгляд, с пристальным вниманием следя за ними.

— Что случилось, говорите прямо, терпеть не могу секретов!

Мама тоскливо посмотрела в окно, а папа, спрятав боль из глаз, твердо и уверенно произнес, пожимая мою руку.

— Завтра тебя ждут в клинике в Германии. Для тебя нашли идеального донора. Та женщина попала в аварию сегодня ночью, ее мозг поврежден, и без аппарата невозможно поддерживать ее жизнь, да и с ним тоже долго не протянет. На все про все у нас не более трех суток, потом у нее начнут отказывать внутренние органы. Билеты в бизнес-класс я забронировал, с нами полетит твой врач для консультаций на месте и для подстраховки во время перелета. Не волнуйся, я с ним уже все обсудил и он считает, что обычным рейсом можно лететь. С администрацией аэропорта я договорился, нас пропустят без досмотра и волокиты. В Германии встретят представители клиники, где будет проведена операция. Так что скоро, солнышко мое, у тебя, наконец, начнется полноценная жизнь. Ты все сможешь, я в тебя верю, родная.

Пока слушала папу, глаза заволокло слезами. Господи, как же мне повезло с родителями. Столько любви и заботы ко мне. Не знаю других людей, кого любили бы так сильно и безмерно. Ради них я перенесу все, ведь они вложили в меня все что могли за шесть лет сплошных операций, уколов и процедур, они все время были рядом. Поддерживали, утешали, развлекали и учили всему что знали. Вытерев слезы, заметила как мама тоже готовится заплакать, а папа напрягся, опасаясь, что я расстроилась, смогла собрать себя в кучу и криво улыбнуться со словами.

— Я рада, что ситуация, наконец, подходит к своему логическому концу. Теперь или пан, или пропал, но честное слово, я устала так жить, хочется уже определиться с местом пребывания.

Последние слова вызвали у мамы неконтролируемые слезы, а папа слегка поморщился. Я же почувствовала что-то неладное, меня тревожило какое-то чувство недоговоренности. Что они боятся мне сказать?

— Мам, пап, давайте без секретов, что еще случилось, и что вы боитесь сообщить?

Мама перестала плакать, круглыми глазами глядя на меня, все сильнее краснея, а папа сглотнул и нерешительно сказал, с тревогой посматривая на меня.

— Мама беременна! Три месяца уже! Оказывается! И только вчера догадалась об этом.

Последнее он как-то с ехидной усмешкой заметил. Наверное намекая на то, что женщина за сорок уже должна уметь замечать во время подобное состояние. Я, тоже округлив глаза, посмотрела на маму, которой в этом году стукнуло сорок три, и папу, в прошлом месяце отпраздновавшего свое пятидесятилетие, и только ухмыльнулась, отметив, что они, оказывается, до сих пор ведут активную половую жизнь, раз еще и детей делать успевают. А еще я представила, какой они испытали шок, узнав, что судьба подарила им еще один шанс стать родителями. Боженьки мои! Уже сейчас страшно за своего будущего братика или сестричку, ведь мама, живущая только папой и мной и отец, который кроме работы и своей семьи больше ничего и никого не видит и не любит, просто задавят своей заботой и любовью нового члена семьи. Но главное, у нас будет ребенок! Я не выдержала и громко, с замиранием сердца, счастливо выдохнула.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.