Очаровательная должница

Киншоу Эва

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Очаровательная должница (Киншоу Эва)

Эва Киншоу

Очаровательная должница

Обход дома занял около часа. Хотя Энтони Симмонс уже бывал в «Пинк-велвет» и покупка особняка значила для него не так уж много, он испытывал все же некое ощущение триумфа. Подумать только, этот чудесный дом, построенный из дерева и сланца, с красивыми видами, открывающимися из окон, принадлежит теперь ему — пусть даже особняк лишился кое-каких сокровищ семейства Уимблоу!

Было нечто особенное в этом доме, хотя его интерьеры не украсили бы глянцевых страничек великосветского журнала. Чужой для нового владельца, он все же казался удобным и милым. Но неожиданно Энтони понял, что ему будет недоставать здесь одной вещи. Точнее, человека.

Словно читая его мысли, Летиция спросила:

— Я так полагаю, мистер Симмонс, вы не женаты?

— Правильно полагаете, мисс Уимблоу. Но как вы догадались?

Они были в гостиной — любовались видом на далекий город, открывающимся поверх розовых кустов. Летиция искоса взглянула на стоящего рядом мужчину. В ней было пять футов десять дюймов, но, даже надев шпильки, она все равно оказалась бы ниже его ростом. А от близости худощавой фигуры Энтони, его лица — приятного, несмотря на решительно сжатые тонкие губы и твердый взгляд немало повидавших светло-серых глаз, — внутри нее что-то сжималось. Как странно...

Глядя на загорелые руки Энтони Симмонса, Летиция внезапно ощутила, как он крепок и ловок. И пахло от него как-то уж очень по-мужски: чистотой, дорогой тканью костюма, им самим. И почему-то ей показался удивительно трогательным маленький, в форме звездочки, шрам над его левой бровью.

Просто мужчина во цвете лет, подумала она, ощутив некое неясное беспокойство. И тут до нее дошло, что ей задали вопрос.

— Ну... — начала Летиция, пытаясь вернуть мысли в деловое русло, — если бы у меня был муж, который взял и купил дом, неважно какой, я бы обязательно приехала с ним посмотреть на приобретение. — Произнеся это, она чуть улыбнулась, затем пожала плечами. — Но с другой стороны, без жены, может, и проще: жена непременно пожелала бы внести изменения, чтобы сделать дом по-настоящему своим. А это может дорого обойтись мужу.

— Не думаю, мисс Уимблоу, что, если бы у меня была жена, я позволил бы ей хоть что-то изменить в «Пинк-велвет», — отозвался Энтони Симмонс.

Летиция приподняла брови.

— В самом деле?

Такая короткая фраза, а сколько в ней надменности, подумал Энтони. Кажется, меня пытаются поставить на место.

— В самом деле, — спокойно подтвердил он и добавил: — Видите ли, дом нравится мне таким, какой он есть.

— Что ж...

Летиция умолкла. И Энтони понял, что в ней борются гордость за «Пинк-велвет» и негодование на человека, который не позволил бы своей жене выразить собственную индивидуальность.

— Что ж... — снова повторила Летиция, повернувшись к собеседнику. На лице ее отчетливо читалось: «Как бы то ни было, теперь это не мое дело». — Думаю, вам хочется побродить по дому в одиночестве, так что я лучше поеду. Остальные ключи на крючке в буфетной.

И она протянула руку для прощания.

Энтони не взял ее руку, а вместо этого сказал:

— Не хотите ли пообедать со мной, мисс Уимблоу? Недалеко отсюда я заметил по дороге симпатичный ресторан. Я все равно не собирался оставаться здесь.

Летиция поколебалась мгновение, потом нахмурилась.

— Это очень мило с вашей стороны, но... Нет, не могу, мне надо работать. — Она посмотрела на часы и добавила с мимолетной усмешкой: — О да, мне и впрямь пора делать ноги!

— Вы не обедаете? — спросил Энтони.

— Перекусываю на бегу, так сказать, — ответила Летиция несколько резко.

— Тогда как насчет ужина сегодня вечером? — предложил Энтони.

Летиция молчала, явно пытаясь придумать какую-нибудь отговорку. Однако секунды шли, а на ум не приходило ничего стоящего.

— Или вы и ужинаете на бегу, мисс Уимблоу? — протянул Энтони.

Летиция вздрогнула, уловив сарказм в его реплике. И спросила себя: а почему, собственно, мне так не хочется снова встречаться с этим человеком? А потому что нежелание было инстинктивной реакцией на то, что происходило между ними с того момента, когда они впервые посмотрели друг на друга. Энтони Симмонс как будто оценивал ее — не только фигуру, но и интеллект. Да и сама Летиция невольно занималась тем же...

Поместье площадью в двести акров называлось «Пинк-велвет» и находилось в часе езды от Лос-Анджелеса. Особняк — мощенные каменными плитами террасы, кремовые стены и темно-красная черепичная крыша — Построили на вершине холма, откуда открывался ошеломляющий вид на окрестности. В ясный день этот стильный дом, казалось, парил над близлежащими долинами в потоке солнечного света.

Молодая особа, стоящая в гостиной, в стильности ничуть не уступала особняку. Энтони Симмонсу показалось, что девушка в некотором роде принадлежит этому чудесному дому, этому обширному поместью. То есть, конечно, наоборот: поместье пока принадлежало Летиции Уимблоу, чьи родители и возвели особняк, хотя сами земельные угодья достались семейству несколько поколений назад.

Дочь известного ученого-историка Роналда Уимблоу и его жены Эстер, Летиция получила отличное воспитание и превосходное образование — если только добытые Энтони сведения соответствовали истине. Единственная причина, по которой она встречалась здесь с Энтони Симмонсом, который, по правде говоря, выбился из грязи да в князи, так это то, что после скоропостижной смерти Роналда дела семьи Уимблоу оказались в расстройстве и теперь им пришлось расстаться с «Пинк-велвет». Летиция должна была передать новому владельцу ключи от дома...

Посему Энтони не надеялся на теплый прием и с удивлением вспоминал начало их знакомства. Бывшая хозяйка встретила его на террасе с безмятежно-спокойным видом. Она была хороша как ангел — высокая, темноволосая, с нежной бледной кожей. Овал лица женственный, но четкий, на подбородке — еле заметная ямочка. Синие глаза опушены неправдоподобно длинными ресницами, а густые волосы шелковистой волной сбегают ниже плеч.

В руке Летиция держала соломенную шляпку и коричневую папку, а тонкая материя светло-розового, по колено, платья скорее подчеркивала, нежели скрывала совершенную фигуру и длинные стройные ноги, которые навели Энтони на мысль о породистых лошадях. Кожаные сандалии дополняли наряд Летиции.

На мгновение Энтони задумался: какую грудь скрывает бледно-розовая ткань? И какой шелковистой должна быть кожа этой молодой женщины.

Она сделала шаг навстречу и протянула руку.

— Мистер Симмонс? Я Летиция Уимблоу. Добрый день. Я собиралась послать моего поверенного исполнить положенный ритуал, но потом решила, что сама должна передать вам ключи. Добро пожаловать в «Пинк-велвет»! Желаю вам провести много счастливых лет в этом доме.

Энтони Симмонс чуть прищурился. Все было произнесено безупречно мелодичным голосом, в котором не слышалось ни следа досады или сожаления. Он удивился, почему-то почувствовав себя обманутым.

— Добрый день, мисс Уимблоу, — ответил он, в свою очередь протягивая руку.

Рукопожатие Легации оказалось довольно крепким и весьма деловым.

— Очень мило с вашей стороны самой заняться этим, — продолжал Энтони. — Надеюсь, вам не очень тяжело.

Летиция Уимблоу внимательно осмотрела собеседника. Раньше они общались через посредника — агента по продаже недвижимости, — и дело с продажей «Пинк-велвет» едва не зашло в тупик. Тогда Летиция согласилась на предложенную Симмонсом цену — гораздо ниже той, на которую рассчитывала, — лишь потому, что ей срочно нужны были деньги спасти мать от разорения.

Соответственно, Энтони Симмонса она представляла прижимистым типом средних лет. Но тому было где-то за тридцать. Высокий, широкоплечий, с густыми коротко стриженными темными волосами. Одет в дорогой светло-серый костюм, темно-синюю рубашку и черный галстук. Но глаз выделил бы его в любой толпе не только потому, как он выглядит, а потому, как двигается — свободно и вместе с тем решительно.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.