Описание путешествия Голштинского посольства в Московию и Персию (c гравюрами)

Олеарий Адам

Серия: Библиотека исторической прозы [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Описание путешествия Голштинского посольства в Московию и Персию (c гравюрами) (Олеарий Адам)

ВВЕДЕНИЕ

Из всех иностранных изданий XVII в., посвященных России, сочинение Олеария — самое знаменитое, самое распространенное и самое богатое по содержанию. В многочисленных изданиях, переведенных на разные языки, оно вплоть до XVIII в. считалось одним из основательнейших трудов о России. Отличали этот труд не одни лишь осведомленность, наблюдательность и в то же время выдающаяся эрудиция его автора, но и изобилие прекрасно исполненных на меди рисунков, с особою тщательностью изображавших диковинные для наблюдателя XVII в. стороны жизни в Московии.

Олеарий — писатель, по языку своему не относящийся к числу легких. Он происходил из Саксонии, где говорили по-верхненемецки, служил в нижненемецкой Голштинии и был женат на эстляндской уроженке. Во время посольства он окружен был лицами, говорившими на разных диалектах. Например, посол Брюггеман говорил по-нижненемецки. Этими обстоятельствами легко объясняется отсутствие единообразия в формах слов у него и в связи с нею и причудливость орфографии. Настоящий перевод, являющийся вторым в русской литературе, уже по этому одному должен представлять собою попытку пойти дальше первого перевода, исправить то, что было неточным в предыдущем, и разъяснить то, что оставалось неясным для первого переводчика.

Ввиду громадной важности книги Олеария, как исторического источника, переводчик старался близко держаться текста, отступая от него лишь в случаях, когда строй русской речи требовал отступлений. Если для большей ясности прибавлялись слова, обороты или, в редких случаях, целые предложения, то они ставились в прямые [] скобки. Таким образом, читатель имеет возможность отличить вводные слова и предложения подлинника, стоящие, если в том представляется необходимость, в обычных дугообразных скобках , от добавлений переводчика, всегда стоящих в прямых [] скобках.

Весьма много затруднений было с собственными именами. Олеарий, который и в немецком языке не признает определенного правописания, еще менее придерживается его по отношению к собственным именам, которые он берет из чужих языков. Прежде всего, почти все часто упоминаемые у него лица именуются в разных местах его книги различно. Даже один из послов именуется у Олеария четырьмя способами: Бругман, Брюгман, Брюггеман(н) и Бригман. Имя этого часто упоминаемого у Олеария посла так и появляется у нас в переводе в разных начертаниях. Следует заметить, что в подлинной грамоте 1636 г., хранящейся в московском архиве министерства иностранных дел, сам он подписался Otho Brugheman, а в русских документах его именуют то Брюхман, то Брюгеман. Русский переводчик второго посольства называется у Олеария Арпенбеке, Арпенбак и Арпенбэк. При таких условиях не может быть и речи о соблюдении каких-либо правил в транскрипции русских собственных имен. Не говоря уже об обычном у многих немцев путании d и t, p и b, Олеарий то, по нижненемецкому обычаю, не признает звука ш (sch) и пишет, например, Slick (Шлик) и Puskin (Пушкин), то вписывает sch совершенно правильно (Coinische — конюший). Под буквою G у него то разумеется j, то ch; например, Gam = Ям, а Gomodof = Хомутов. Tz у него обозначает очень часто и ч (Tzerkaski = Черкаский) и ш (Tzeremettou = Шереметев). Установлению правильной формы в каждом отдельном случае, по отношению к русским именам, помогло переводчику обращение к русским документам XVII в., частью напечатанным («Дворцовые разряды», «Разрядные книги», «Выходы государей», сборники исторических актов, списки бояр, воевод и т. п.), а частью — рукописным; доставленным в его распоряжение из московского главного архива министерства иностранных дел благодаря содействию императорской археографической комиссии.

* * *

Автор «Московитского и Персидского путешествия» не был главою посольства, и книга его не является донесением о дипломатических сношениях с Москвою и Персиею. Напротив, о целях посольства и о переговорах, которые вели послы, он говорит лишь в общих неясных выражениях. Не вполне ясна у него и роль Брюг(ге)мана, или Бругмана, одного из послов, с которым у Олеария в течение путешествия были крупные столкновения, в книге его указанные лишь намеками.

Представляется поэтому необходимым остановиться на этих обстоятельствах в настоящем введении, так как они значительно уясняют многие частности в изложении Олеария.

Разрешение торговли через Россию с Персиею — обычная цель посольств торговых государств в Московию в XVII столетии. Из посольства К. фан-Кленка видно, как эта цель привлекала еще в конце XVII в. голландцев. Московское правительство, со своей стороны, относилось всегда недружелюбно к этим попыткам, основываясь на заключениях московских купцов. Главной причиною нежелания русских допустить этот «персидский торг» была боязнь экономического захвата России иноземцами, вполне несомненного в том случае, если бы постройка иноземцами судов на русских реках, движение их торговых караванов через Россию, устройство ими торговых факторий в главных пунктах России стали явлениями обычными. Согласие на такой торг, данное голштинцам при царе Михаиле Феодоровиче, объяснялось лишь крайним истощением денежных средств России и надеждою пополнить царскую казну. Только этой надеждой — впрочем, не осуществившейся — мы можем объяснить, если голштинцам разрешено было то,

…в чем императорам и папам отказали,

В чем королям запрет…

К тому же герцог шлезвиг-голштинский не вызывал таких опасений в Москве, как могущественные Голландия или Англия, владевшие уже колониями в других частях света.

Чтобы читатель имел возможность разобраться в довольно запутанном деле переговоров с Голштиниею, мы приведем, прежде всего, хронологический обзор этих переговоров, основанный преимущественно на извлечениях Н. Н. Бантыша-Каменского из дел бывшего посольского приказа. В этих извлечениях, к которым нами прибавлены некоторые добытые нами рукописные данные, ход переговоров изображается следующим образом.

В 1632 г. 17 июня в Новгород, а 10 июля в Москву приехал голштинский посол Отто Брюггеман, а с ним его товарищ в пути Балтазар Мушерон. 15 июля он подал царю Михаилу Феодоровичу от шлезвиг-голштинского князя Фридерика грамоту (от 11 февраля), в грамоте князь благодарил за прием, оказываемый его подданным в России, и сообщал, что посылает в подарок 12 пушек медных; он далее обещал дозволить купить в Голштинии всякой военной сбруи и нанять военных людей, прося за то отпустить к нему хлеба и дозволять свободно приезжать его подданным в Россию торговать, 12 августа посол был у государя на отпуске. По отбытии посла товарищ его Мушерон ездил в Архангельск за пушками и, привезши их в Москву, остался здесь жить.

В 1633 г. 26 марта из Готторпа голштинский князь Фридерик писал к государю и к патриарху Филарету, благодаря за дозволение вывезти из России 30 тысяч четвертей хлеба и прося о свободном из России пропуске не только голштинских, но и шведских посланников.

В 1634 г. 14 августа приехали в Москву голштинские послы Филипп Крузиус и Отто Брюггеман. 19 августа, быв у государя, они подали от князя Фридерика грамоту (от 26 августа 1633 г.) верющую о себе, а 22 сентября на конференции вручили боярам другую от него же грамоту (от 9 октября 1633 г.), обещавшую присылку, по требованию государя, доктора Венделина Зибелиста.

Главною целью посольства их было испросить голштинскому купечеству дозволение ездить через Россию в Персию и Индию для торговли; об этом подан был от них (26 октября) проект, в 17 статьях, а 12 ноября они дали письменное обязательство платить ежегодно в российскую казну за это же дозволение по 600 тысяч ефимков, или по 300 тысяч русских рублей. 3 декабря постановили они «запись» с русскими уполномоченными:

боярином князем Борисом Михайловичем Лыковым-Оболенским, окольничим Василием Ивановичем Стрешневым, печатником и думным дьяком Иваном Тарасьевичем Грамотиным и другим дьяком, Иваном Афанасьевым сыном Гавреневым, в присутствии бывших тогда в Москве шведских послов Гюлленшерна, Буреуса и Спиринга, на ниже перечисленных условиях.

Голштинской компании дозволяется ездить через Россию в Персию сначала на 10 лет, а по усмотрении с обеих сторон, и еще на столько же лет потом. За это дозволение компания будет платить в русскую казну на первые десять лет ежегодно по 600 тысяч больших ефимков («а имать ефимки, привешив в фунты, а фунт по 14 ефимков»). Для отдачи этой казны быть в Москве всегда голштинскому агенту. В исправном платеже этих денег никакими купеческими несчастиями не отговариваться; платеж начать, приехав с товарами из Голштинии в Ярославль, внеся тотчас 300 тысяч ефимков, а другую половину в конце того же года, «без всякаго в платеже подлога». Отвозить в Персию и привозить оттуда увязанные в кипах товары без всякой пошлины, давая однако росписи привозным и отвозным товарам. Из помянутых товаров, что понадобится для русского государя, уступать по прямой цене. Далее от имени компании писалось: «А торговати нам в Персиде и покупати тех земель всякие товары, т. е. шолк сырой, каменье дорогое, краски, и иные большие товары, которыми русские торговые люди не торгуют, а в краску нам в Персиде сырова шолку не давати, и крашеными шелками нам русским торговым людем в их торговле в Персиде не мешати, а иных нам товаров, которые его царскаго величества торговые люди у персидских людей торгуют и покупают, т. е. всякие крашеные шолки, всяких цветов бархаты, отласы и камки персидские золотые и шелковые, дороги всякие, кутни всяких цветов, зендени, киндяки [?], сафьяны, краска крутик и мягкая, миткали, кисеи, вязи, кумачи, всякия выбойки, бумага хлопчатая, кушаки всякие, ревень и коренье чепучинное, пшено сорочинское, нашивки, пояски шолковые, сабли, полосы, ножи, тулунбасы, луки ядринские и мешецкие [?], наручи и доспехи, всякие ковры, попоны, шатры и полатки, миткалинные и бязинные [?] полсти, орешки чернидьные, ладан и москательные всякие товары, и селитра, которыми прежде сего торговали и меняли на свои товары русские торговые люди, и тех нам не покупати, и русским торговым людям в их торговле не мешати, а которые товары в сей записи не написаны, и те нам покупати поволено, а которые товары наши торговые люди из Персиды в российское государство привозити учнут, и теми нашим торговым людям не торговати, а возить те товары в наши земли, а будет наши торговые люди в Персиде и в Индее учнут краску крутик и мягкую, и нашим торговым людям тое краски мимо российского государства не провозити, а отдавати из тое краски в царскаго величества казну во всякой год краски крутику, а не мягкие, по 4000 пудов, коли будет царскому величеству надобно, а будет столько не надобно, ино взяти сколько будет надобно, а больши 4000 пудов не има-ти, а денег за тое краску имати нам из его царскаго величества казны за всякий пуд по 15 рублев потому, что тое краску покупают в Индее по 2 рубля пуд, а в Персиде по 7 рублев, а ревеню нам давати в его царскаго величества казну по 30 пудов, а коренья чепучиннаго тож число на всякий год, коли будет надобно ж, а отдавать голштинским торговым людям его царскому величеству и русским торговым людям по той цене, по чему они в Персиде покупать учнут». В случае желания компании продавать в России привозные из Персии товары, она должна платить таможенную пошлину. Компании состоять из 30 голштинских подданных, не дозволяя отнюдь никого из другой какой-либо нации, под смертною казнью, брать с собою. Для обороны от волжских казаков и других воров десяти голштинских купеческих кораблей дозволить им иметь на каждом корабле по 40 вооруженных своих людей. Идучи водою и сухим путем, к селениям русским не приставать и никаких не чинить насилий; а если кто на компанию нападет или ограбит, защищаться им самим пушками и самопалами, не оставляя, однако, ни, того менее, продавая этих орудий в Персии и в грабеже не требуя удовлетворения. Меди в Персию отнюдь не возить. Русских солдат и работных людей, а не кабальных и беглых, принимать на корабли в работу. Корабли купеческие строить в России, употребляя тут же плотников русских «повольною ценою». Никакого злого умыслу не иметь им против государя и русского государства. Купечеству русскому в его торгах никакой не делать помехи, и купцам свободно ссужаться деньгами и товарами по крепостным письмам. Церквей своей веры нигде не строчить в русской земле, а отправлять службу в домах своих. «Римских попов» в Россию не привозить под смертною казнью. Приходить им в Россию кораблями или чрез Швецию и Лифляндию, на Новгород и Ярославль, и Волгою в Астрахань, или через Архангельскую пристань старым двинским устьем. Будучи в Архангельске, товары свои продавать русским, но не покупать у русских или иноземцев для отвозу в Персию. В случае, если иностранные купцы откажутся привозить к Архангельску свои немецкие товары, тогда дозволяется из Голштинии приезжать к Архангельску со всякими товарами. В случае неплатежа по договору в каком-либо г. сполна денег, следует уплатить неустойки вдвое. По усмотрению каких-либо невыгод для России от этой персидской торговли, государю иметь право, выждав два, три или пять лет, отказать в ней, и голштинскому князю за это не иметь неудовольствия. На этот договор испросить у голштинского князя подтверждение.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.