Дело о беглом гоблине

Чекалов Денис Александрович

Жанр: Классические детективы  Детективы  Фэнтези  Фантастика    Автор: Чекалов Денис Александрович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

— Вы мистер Шерлок Холмс?

На пороге вырос рассыльный, вихрастый орк с острыми ушами.

— Срочная телеграмма из Хартфордшира, сэр.

Я отложил скрипку.

Взял из лапы рассыльного мятый бланк, со штемпелем Стрэнда, и бросил орку на чай руну удачи, — из пряничного теста, с маком и сахарной обсыпкой. Тот сразу проглотил ее, поклонился, и через секунду уже кубарем бежал вниз по лестнице.

«Загадочное убийство в Хартфордшире!»

Броский заголовок уродовал первую страницу лондонской «Таймс». Ради него даже отодвинули новости о стачке докеров-минотавров, и репортаж из Венсминстера.

Я прочел статью еще утром.

«Лорд Уильям Дэнби был найден сегодня мертвым, в библиотеке своего фамильного замка. Ему проломили голову кочергой.

Неизвестный убийца вызвал элементаля огня, чтобы сбить со следа полицию. Шесть часов бушевал пожар, и лишь местный друид, преподобный Сэм Холлоу, смог его потушить.

По мнению нашего эксперта-авгура»…

Я распечатал бланк телеграммы.

Только три слова были там — «Мистеру Шерлоку Холмсу». Потом строчки дернулись, скатились с бумаги и обратились в гоблина.

Он был невелик ростом, с рыжеватой короткой шерстью. Порванная одежда выдавала в нем грума. Кровь пропитала старенькую жилетку.

Гоблин сорвал картуз, и пригладил грязные волосы.

— Помогите мне, мистер Холмс! Ради всего святого.

— Вы ранены, — сказал я. — Вам нужен клерик или друид.

— Ах что вы, сэр, это пустяки, — отвечал мой гость. — Пара глотков хорошего бренди, и я снова буду как новенький.

Он достал небольшую фляжку.

— Нет, — я покачал головой. — Ни слова больше, пока не найдем вам доктора.

Я шагнул к стене, где в небольшом алькове стоял рунический анхк.

Закрыл глаза на секунду, — аллергия у меня на святость, — и за крестом открылся портал, ведущий в храм Серебра.

Мягкий солнечный свет лился сквозь высокие витражи.

Янтарные лестницы и ажурные переходы сплетались в сложную руну, и клерики ходили по ним, шепча заклинания.

Грум упал на колени, и начал тихо молиться.

— Вижу, вы гоблин религиозный, — заметил я.

— А как же иначе, сэр; там, в Афганистане…

Лицо его передернулось от старых воспоминаний.

— Помню, как нежить прижала нас к скалам; нигде спасения не было, и даже лучшие маги Оксфорда ничего не могли поделать. А потом…

Он закрыл глаза.

— Появились они. Клерики Серебра; их было мало, четверо… Мистер Холмс, никогда я не слышал такого дивного пения; свет полился с небес, вот как из окон этих, и все зомби, скелеты, все они разом сгинули…

По хрусталю ступеней звонко простучали шаги, и высокая девушка в шелковом лазоревом платье вышла навстречу нам.

— Встань, юный гоблин, — проворковала она. — И излечись.

Я поморщился.

Клерики Серебра могут не нести эту чуть, когда вправляют вам кости. Просто им нравится важничать.

— Меня зовут Том Уилкинсон, — сказал гоблин, смиренно поцеловав подол ее платья. — Я служу грумом у графа Эссекса, в Хартфордшире.

— Кажется, он сосед убитого лорда Дэнби? — пробормотал я. — Ах да…

Я кивнул на девушку-клерика.

— Доктор Ребекка Айрин Уотсон, из Храма Небесного серебра. К слову сказать, она тоже служила в Афганистане…

Шум и грохот пронеслись по хрустальной зале.

На лестнице появились четверо полицейских. Первым шел крыслинг, — щуплый, с изжёлта-бледной физиономией и острыми чёрными глазками.

— А, инспектор Лестрейд! — просиял я.

Крыслинг остановился, и грозно посмотрел на гоблина-грума.

— Сам себя послал телеграммой, верно? Что же, очень хитро! Но слуг Ее Величества так легко не обманешь.

Он вынул наручники из проклятого железа.

— Том Уилкинсон! Я арестую вас за убийство лорда Дэнби.

Гоблин в ужасе заверещал:

— Нет! Мистер Холмс! Я этого не делал. Вы должны мне поверить.

— Лестрейд, — я отвел инспектора в сторону. — А с какой поры Скотленд-Ярд помогает друидам Хартфордшира?

Длинные усы крыслинга задрожали.

— Сами знаете, мистер Холмс. Эти святоши мне нравятся не больше, чем вам. Но я получил приказ от самого комиссара Лондона. Убитый лорд Дэнби…

Лестрейд хотел презрительно сплюнуть, — но потом вспомнил, где мы.

— У него хватает друзей в Вестминстере.

— И все будут рады, что за убийство посадят простого гоблина?

— Да, мистер Холмс. Но что я могу поделать? Этот друид из Хартфордшира, Сэм Холлоу, все уже для себя решил.

— Хорошо.

Я обернулся к гоблину.

— Расскажите нам, что произошло.

Доктор Уотсон отвела нас в залу для медитаций.

— А нам-то что делать, сэр? — спросил один из констеблей.

Он неловко переминался с ноги на ногу, — видно, боялся, что его тяжелые сапоги раздавят воздушный хрусталь ступеней.

— Идите-ка помолитесь, — сварливо отвечал Лестрейд. — Вам, Хряксон, это будет полезно.

Констебли ушли; инспектор нервно потирал руки.

Как и все крыслинги, что дослужились до высоких рангов, — он по утрам всегда брил ладони и пальцы, желая чуть больше походить на людей и эльфов. Однако сегодня, наверное, не успел, — и теперь смущался.

— Садитесь, инспектор, — сказала доктор Уотсон, и сотворила четыре хрустальных кресла. — Я попрошу, чтобы принесли всем апельсиновый чай.

Лестрейд мрачно взглянул на фляжку, что отобрали у грума.

Крыслинг бы предпочел сейчас хорошего бренди.

— Как случилось, что ты оказался около замка? — спросил инспектор.

Уилкинсон смял картуз, потом расправил его на колене.

— Я уже много лет служу графу Эссексу, но дела идут все хуже и хуже. Старый хозяин болен, говорят, долго не протянет. А его дети…

Гоблин покачал головой.

— Юный виконт Перси все время проводит в Лондоне, а это, скажу вам, сэр, удовольствие дорогое. А леди Розалинд… поверите ли, читает, и читает почти весь день; а разве ж есть польза от чтения, вы мне скажите?

— Значит, Эссексы разорены? — спросил я.

— Вдупель, сэр, — согласился гоблин. — Пока был здоров хозяин, в замке всего хватало; он ни пенса не тратил на пустяки, нет, сэр! И когда этот прощелыга, друид Сэм Холлоу, приходил за пожертвованиями, знаете, что говорил ему старый граф? «Бог дарует нам мир и его богатства, милейший Сэм; а вот уж наклониться и взять подарок должны мы сами». Так он и говорил, сэр, слово в слово! И всякий раз у друида морда кривилась, он свистел какую-то ерунду о щедрости и доброте, а все одно уходил без денег. Я вам и больше того скажу, граф запретил нам его кормить, и даже приносить рюмку хересу. «Не дай бог, понравится, — говорил хозяин. — И станет приходить чаще».

— А теперь, — пробормотал я. — Именно друид Холлоу и лечит старого графа? Не удивительно, что ваш хозяин так плох…

— Как детишки стали всем заправлять, — сказал гоблин. — Сразу жизнь изменилась. Холлоу у нас словно поселился. Старых всех слуг повыгнали, и взяли на их место…

Грум быстро перекрестился.

— Клугг’Ора. Жуткое существо, сэр, жуткое! Сидит себе в своей келье, глаза позакрыл, а магии в замке столько, что аж чихать хочется. И вот этим колдовством, он всю работу и делает; а чем ему платят виконт и леди, я не хочу и думать.

— Что случилось тем вечером? — спросил я.

Гоблин почесал в затылке.

— Не подумайте обо мне плохого, мистер Холмс. Я слуга хороший и верный. Трижды посылал за шаманом, с Серых болот, чтоб посмотрел хозяина. Только граф не позволил; он же человек, сэр, а все люди, — не в обиду вам будет сказано, — слишком уж верят в своего бога. А ведь боги, они как карты в колоде, — с той ходи, что сейчас нужна, а потом и забудь о ней, до нового раза. Только нет, хозяин не слушал…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.