Чего еще желать?

Лэмб Миллисент

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Чего еще желать? (Лэмб Миллисент)

Пролог

Мерил Брайтон вышла замуж по необходимости — она ждала ребенка. Ничего хорошего из скоропалительного брака не получилось — молодые супруги, не прожив и трех лет, развелись. Муж просто-напросто нашел себе другую женщину.

Если бы Мерил была более смелой и не боялась пересудов, ее личная жизнь, возможно, могла сложиться по-другому. Но ее ярая приверженность викторианским моральным принципам, нежелание иметь внебрачного ребенка лишили ее возможности обрести женское счастье, — она так и не вышла вторично замуж.

Неудачный семейный опыт ожесточил Мерил против всей мужской половины человечества, и свою единственную дочь она воспитала в духе недоверия к мужчинам. Она постоянно внушала ей, что в жизни можно рассчитывать только на себя и на свои силы. В результате она чуть не испортила жизнь и дочери.

1

— Как сегодня себя чувствует моя очаровательная и неповторимая мисс Брайтон?

Келли стиснула зубы, чтобы не выплеснуть свое раздражение на человека, которого почти ненавидела в эту минуту. Надо же быть таким толстокожим, чтобы не понимать, что бездумно брошенные слова больно ранят ей сердце!

Она была уверена, что босс явился на работу в приподнятом настроении оттого, что очень хорошо провел ночь с очередной пассией. Его так и распирало от самодовольства, что было верным признаком сексуального удовлетворения. А то, что он поздоровался с ней с игривой небрежностью, свидетельствовало о том, что он не считал Келли за женщину, какой бы «очаровательной» она ни была в работе. Словом, надежные рабочие лошадки его не возбуждали.

Хотя он мог бы и пересмотреть свое отношение к ней, если бы хоть раз обратил внимание на ее грудь — пышную и высокую. Келли, кипевшая от злости и обиды, нацепила вежливую улыбку и, повернувшись к сексуальному вампиру, который взял ее на работу в качестве личного секретаря, нежно пропела:

— Доброе утро, сэр.

Стивен Боули был классическим темноволосым красавцем. Но кроме красоты и моря обаяния, благодаря которым он имел много друзей и преуспевал в бизнесе, Стивен обладал острым, проницательным умом и деловым чутьем. В свои тридцать четыре года он уже заслужил репутацию энергичного и знающего специалиста в области шоу-бизнеса. Благодаря всем этим качествам он занимал одно из первых мест в списке знатных холостяков нью-йоркского общества.

— Сэр? — переспросил Стивен, вскинув красивые черные брови.

— Мне показалось, что вы намекнули мне, чтобы я официально поздравила вас с вашей Мисс Достойной, — объяснила Келли. — Или я ошиблась?

Стивен засмеялся, в его серебристо-серых глазах заплясали озорные чертики.

— Язвительная королева снова наносит свой неотразимый удар. Что бы я делал без вас, Келли? Умер бы от скуки, наверное.

Она снова почувствовала обиду, и это развязало ей язык.

— Ничего подобного. Быстренько нашли бы себе кого-нибудь другого, над кем могли бы одерживать верх.

— Одерживать верх? — скептически повторил Стивен. — О чем вы говорите, моя дорогая, я всегда остаюсь в проигрыше. Победа неизменно бывает на вашей стороне.

— Да? Я что-то не заметила.

Келли взяла папки, которые вынула из шкафа, и подошла к своему столу.

— У вас это получается естественно, — с улыбкой продолжал Стивен. — Ваши острые комментарии доставляют мне огромное удовольствие, скрашивают мое пребывание в офисе. Кроме того, они всегда настолько точны, что моментально расставляют все по своим местам, сразу становится понятно, где правда, а где ложь. В нашем сумасшедшем бизнесе это неоценимый талант.

— Достаточно неоценимый, чтобы можно было говорить о повышении зарплаты? — поинтересовалась Келли с деланным простодушием, в то время как на самом деле ей хотелось отомстить ему за то, что он видит в ней лишь полезное орудие в своей работе. — Вам надо будет просмотреть эти папки перед тем, как начнут звонить клиенты. Я вам еще нужна или это пока все? — спросила Келли, желая, чтобы он поскорее ушел в свой кабинет и оставил ее в покое.

Стивен проигнорировал папки, которые она протянула ему, и шутливо погрозил ей пальцем.

— Вы любите деньги, Келли Брайтон.

Она пожала плечами.

— В наши дни женщина должна сама заботиться о себе. Я не верю в бесплатную благотворительность.

Это был камешек в огород тех женщин, к которым Стивен благоволил, женщин, которые добивались того, чего хотели, исключительно при помощи своих женских прелестей.

— Ха! — победоносно воскликнул Стивен. — Я дал вам два бесплатных билета на сегодняшний благотворительный вечер.

— Вы хотите сказать, что я буду там совершенно свободна? — Келли бросила на босса недоверчивый взгляд. — И вы не станете обращаться ко мне ни с какими просьбами, несмотря на то что я буду у вас, что называется, под рукой? Например, помочь уладить какое-нибудь недоразумение с программой, которое возникнет в последнюю минуту перед началом вечера?

— Совершенно свободны, — подтвердил Стивен.

— Какая прелесть! — Келли улыбнулась. — Ловлю вас на слове, Стив.

— Это вам награда за вашу работу по организации сегодняшнего мероприятия. Вы ее заслужили.

Поскольку каждый билет стоил тысячу долларов, а ее зарплата была вполне приличной, Келли не могла положа руку на сердце считать себя обделенной.

— Спасибо, Стив. Буду с нетерпением ждать вечера, чтобы можно было отдохнуть и повеселиться.

Келли, правда, все еще сомневалась, что от нее ничего не потребуют за эти дорогие билеты. Стив не дал бы их ей просто так, если бы не нуждался в ее помощи.

— Келли, мне будет приятно видеть, что вы хорошо проводите время. — И он озорно подмигнул ей.

Нет, печенкой чувствую, за его щедрым подарком ничего не стоит, решила молодая женщина.

— С кем вы придете? — небрежно спросил Стив, наконец забирая у нее папки.

— С другом.

— Другом-мужчиной? — лукаво уточнил он.

Неужели он считает меня настолько асексуальной, что у меня даже не может быть друга мужчины?! — возмутилась Келли. Однако ответила, стараясь сохранять спокойствие:

— Да. Вас это смущает? — Вопрос слетел у нее с языка совсем неожиданно.

— Ну что вы, нисколько. Я буду только рад этому.

Улыбнувшись, Стивен зажал под мышкой папки и направился в свой кабинет. Дверь, соединявшую обе комнаты, он предусмотрительно оставил открытой: если ему понадобится секретарь, он сможет переговариваться с ней, не вставая с места.

Келли рассеянно опустилась на стул. Последняя фраза босса повергла ее в мрачное настроение. Стив, видимо, считал, что у нее не может быть друзей-мужчин. Он, чего доброго, мог додуматься и до того, что она лесбиянка. А все потому, что она не восхищалась им громогласно, как это делали женщины, которые периодически появлялись в их офисе.

Надо уходить с этой работы, подумала Келли, чувствуя себя одинокой и глубоко несчастной. Пока я здесь, нечего даже и мечтать об устройстве личной жизни. Когда я вижу Стивена, а это происходит каждый божий день, я не могу даже помыслить о том, чтобы завести роман с другим мужчиной. Я постоянно его хочу и ревную к каждой юбке.

Стив всегда будет смотреть на меня только как на квалифицированного секретаря. Ему даже невдомек, что я сохну по нему целых восемь месяцев — все то время, что мы работаем вместе. Но самое ужасное заключается в том, что я ничего не могу поделать со своей сексуальной тягой к красавцу боссу. Не могу ни контролировать это чувство, ни избавиться от него. Страсть с первого взгляда, подытожила Келли с тоскливой иронией, которая за все это время не уменьшилась ни на йоту.

Ни один мужчина не вызывал у нее такого сильного физического влечения, как Стив. Более того, Келли никогда не понимала, почему многие женщины сходили с ума из-за мужчин, теряя рассудок, а также самоуважение, когда их отвергали. Она твердо верила в то, что каждый человек должен строить свою жизнь на разумных началах. Эту житейскую мудрость мать вдалбливала в нее с раннего детства, и Келли часто убеждалась, что здравый смысл не раз спасал ее от многих неприятностей.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.