Суть Времени 2013 № 19 (13 марта 2013)

Кургинян Сергей Ервандович

Жанр: Политика  Научно-образовательная    2013 год   Автор: Кургинян Сергей Ервандович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Суть Времени 2013 № 19 (13 марта 2013) ( Кургинян Сергей Ервандович)

Колонка главного редактора

Живые и мертвые

Чавес умер, оплакиваемый народом. И это счастье — так умереть

Сергей Кургинян

Умер президент Венесуэлы Уго Чавес. Дней за десять до его смерти я оказался в парикмахерской: надо было срочно постричься. Парикмахерша, видимо, видела меня в каких-то телепередачах. Я сразу почувствовал, что ей хочется задать мне какой-то вопрос, но она стесняется. Под конец стрижки она все же спросила: «Скажите, а Чавес жив?»

Я настолько растерялся, что переспросил: «Простите, о ком Вы спрашиваете?»

«Как о ком? — ответила парикмахерша. — Об Уго Чавесе, президенте Венесуэлы. Как Вы думаете, он жив? Мне очень хочется, чтобы он выкарабкался».

Я ответил: «Не знаю». Потом добавил: «Бога ради, простите, если мой вопрос покажется Вам бестактным, но почему Вам так хочется, чтобы Чавес выжил?»

Парикмахерша ответила мне развернуто: «Во-первых, потому, что рак — это страшная болезнь, и я просто не могу не сочувствовать борющемуся за жизнь человеку. Во-вторых, потому, что над этим человеком, который никому ничего плохого не сделал и находится в страшной ситуации, непристойно издеваются. И, в-третьих, мне кажется, что он что-то сделал для своего народа, в отличие от наших. А еще мне кажется, что они потому так над ним и издеваются. За что-то ведь они его должны ненавидеть».

Эта парикмахерша не выдумана мною. Она вполне реальна. Я стригусь у нее с давних пор. Она очень любит сериалы, страшно переживает за героев этих сериалов. Она не прочла ни одного из тех великих романов, которые волновали и волнуют мою душу. И прочла много романов, которые я не буду читать даже под дулом пистолета. Она человек яркий, способный на нестандартные жизненные ходы. Захотелось ей в молодости уехать на далекие-далекие севера — она уехала. И чего только там с ней ни случалось! — тонула во льдах, спасая при этом выручку своей парикмахерской… Захотелось ей позже уехать в США — уехала. Потом вернулась. Ее точка зрения на все происходящее весьма независима. Когда-то она ругает начальство, когда-то нет. Чего в ней нет, так это утонченности. И я никак не мог ожидать, что она вдруг спросит о Чавесе. Но ведь спросила. Наверное, потому, что тутошняя, потому что обыкновенный «анчоус».

Необыкновенный «дельфин» по фамилии Латынина глумилась над умирающим Чавесом так же, как она перед этим глумилась над Саддамом Хусейном и Муаммаром Каддафи. Показательно, что такие, как Латынина, смакуют обстоятельства смерти ненавидимых ими за что-то политиков. Мол, как плохо кончили. И мне хочется спросить: «А что значит хорошо кончить? Хорошо — это как?» Все мы когда-то умрем. Вряд ли Латынина и Ко считают, что они не умрут.

Но, видимо, предполагается, что они хорошо кончат, а названные мною политики кончили плохо. Думается, что тут вполне уместен вопрос: «А Христос как кончил? Или Жанна д’Арк? Или Джордано Бруно?» Представьте себе, что в эпоху Жанны д’Арк было бы телевидение. И что телеканал «Дождь» приехал бы снимать сожжение Жанны д’Арк и снимал бы это сожжение крупным планом. Подчеркиваю — натуральное сожжение, а не эпизод кинофильма. Было бы показано, как корчится сжигаемый человек, какие при этом возникают физиологические нюансы. И потом было бы сказано в назидание потомкам: «Видите, как плохо кончила Жанна д’Арк!»

Саддам Хусейн, Слободан Милошевич, Муаммар Каддафи кончили прекрасно — они погибли мученической, героической смертью, которая всегда в реальности осложнена нехудожественными и не до конца романтическими деталями. Но если кто-нибудь считает, что героическая смерть величайших людей была лишена таких деталей, этот «кто-то» еще не достиг взрослости. А надо бы!

За что Латынина ненавидит Чавеса? Он не лишал ее свободы слова. Не залезал к ней в карман. Не прокладывал дороги в Химкинском лесу. Не… Не… Не… Но она ненавидит его люто за то, что он породил проблемы для бесконечно любимых ею американцев. Что он забрал у них, этих звездно-полосатых дельфинов, нефтедоллары и передал их своим грязным и ничтожным анчоусам. Но пока что Латынина не может смело и прямо сказать, за что она ненавидит Чавеса. Поэтому она начинает лгать. И говорит, что Чавес довел свою Венесуэлу до ручки. Старая сказка. Мол, прилавки стали пустыми и так далее. Людей до ручки довели. Бедненькие венесуэльские анчоусы! Как хорошо им жилось при венесуэльских гориллах, обеспечивавших американцам гигантские барыши. И как плохо стало жить при Чавесе!

О, как Латынина жалеет венесуэльских анчоусов! Почти как наших! Почти как инвалидов-сирот, лишенных возможности развлекать американских усыновителей.

При Уго Чавесе богатые стали платить налоги. Нефтяные ресурсы были национализированы. Соответственно, было резко снижено социальное расслоение. Венесуэла занялась делом невероятной важности — расчисткой своих фавел. Фавелы — это латиноамериканский ад. Пока что наше население не знает, что такое этот ад. Узнает лет через пять. Так вот, Чавес переломил ситуацию с фавелами. Да, поблек роскошный фасад, но зато исчезли чудовищные задворки. Чавес продуманно и планомерно вкладывал деньги в то, что позволяет покончить с классической латиноамериканской чудовищной нищетой. Он очень толково занялся развитием латиноамериканской промышленности. Отодвинув американцев, он обеспечил вхождение на венесуэльский рынок наших и китайских предприятий. Он поощрял не только нефтепереработку, но и развитие инфраструктуры. Он очень активно и продуманно развивал венесуэльскую армию, заботясь о национальном суверенитете. Социальная политика Чавеса дала колоссальные позитивные последствия. Чавес умер, оплакиваемый своим народом. И это счастье — так умереть. Он умер, имея преемником человека, который делал все возможное, чтобы не войти в должность. Почему? Потому что он любил Чавеса. И в каждом интервью, которое этот человек давал, было видно, как именно он любит учителя и вождя. Как говорят в таких случаях, глаза не загримируешь.

Венесуэла — очень свободолюбивая страна. Небольшая страна, находящаяся под боком у США. У США богатый опыт банановых революций. Чавеса они ненавидели люто. Почему же Чавес — и в расцвете сил, и на краю смерти — не мог быть свергнут? Если бы он бросил свой народ в нищету, как это описывает Латынина, народ бы ликовал по поводу его смерти. Но народ плачет. О том, умер Чавес или был убит — когда-нибудь в другой раз. Сейчас же — о том, чем отличается героическая смерть подлинного народного вождя от смерти совсем другой. Ведь все мы смертны, да? И Горбачев тоже.

Что касается Латыниной, то я понимаю, как именно она хочет умереть. Ведь, в отличие от Горбачева, она человек в чем-то романтический. Она хочет быть похоронена на Арлингтонском кладбище как подлинный борец за американские интересы. Что ж, каждому свое.

Мир праху твоему, Уго Чавес!

Друзья и братья — до встречи в СССР!

Политическая война

От Поклонной до Колонного. Роль нашего движения в той политической войне, которая определяет облик современной России (продолжение — 3)

Главным является именно это растаптывание простого, маленького, несовершенного человека, на которого всем глубочайшим образом наплевать. Наша интеллигенция этого маленького человека готова на органы сдать. Если надо — в массовом порядке

Сергей Кургинян

Наталья Петровна Никонова — человек либеральных убеждений. Она на сто процентов принадлежит к разряду женщин, про которых американцы говорят «self-made woman». Школьница-отличница, победительница олимпиад из уральского наукограда, кончившая школу с медалью и имевшая все основания для того, чтобы поступить на какой-нибудь биофак или физфак… ну, на худой конец, на истфак… она, не имея никаких связей в Москве, поехала завоевывать столицу, поступила в МГУ на факультет журналистики и… И завоевала столицу, сделав блистательную карьеру.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.