Суть Времени 2013 № 20 (20 марта 2013)

Кургинян Сергей Ервандович

Жанр: Политика  Научно-образовательная    2013 год   Автор: Кургинян Сергей Ервандович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Суть Времени 2013 № 20 (20 марта 2013) ( Кургинян Сергей Ервандович)

Колонка главного редактора

Ждите!

Мощное вторжение разрушительного начала — оно и только оно может побудить Путина к системным стратегическим действиям

Сергей Кургинян

Что породило псевдоэкспертную болтовню о тонкой интриге какого-то сталинистско-путинистского лобби, продвигавшего на пост главы Центробанка Сергея Глазьева? Ишь ты — лобби! Ну понятно — Каспаров. Ему денежки надо выбить на борьбу с этим несуществующим лобби. Вот он и выдумывает. А Новодворская не выдумывает. Она видит сны, так сказать: «Заключите меня в скорлупу ореха, и я буду чувствовать себя повелителем бесконечности. Если бы только не мои дурные сны…» Обманула человека судьба — вот и приходится искать утешения в сновидениях.

Сон Новодворской — и дурной, и обнадеживающий одновременно. Стоит Глазьев на гигантской площади, заполненной антизападными сталинистами, и читает нараспев ужасные строки Блока:

Мильоны — вас. Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы. Попробуйте, сразитесь с нами! Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы, С раскосыми и жадными очами!

Глазьев читает эти строки, а Путин смотрит за своим советником из кремлевского окошка… Смотрит, смотрит… Потом посылает гонца. И гонец вручает Глазьеву указ о назначении его всемогущим главою Центробанка России.

Когда такой сон видит Валерия Ильинична — все тип-топ. Есть, знаете ли, некое соответствие между видящим сны субъектом и содержанием его сновидения. А вот когда такой же сон видит господин Межуев-младший, человек, на первый взгляд, вполне рациональный, — дело плохо. Один представитель северного народа, наблюдавший за тем, как умирает один олень за другим, говорил: «Однако, тенденция». И впрямь, тенденция замещения реальности снами становится слишком очевидной. В виртуал наши эксперты уходят уже не по одиночке, а целыми когортами, так сказать.

Виртуальный Путин — герой снов Новодворской, Межуева и других — конечно же, должен был назначить Глазьева главой Центробанка. Но реальный Путин ничего подобного сделать не мог даже под давлением мощнейшего социально-государственно-сталинистского лобби. Какового, повторяю, нет вообще. Ни слабого такого лобби нет, ни наислабейшего — никакого. Что же есть?

Есть Запад, наращивающий давление на Россию. Тот самый Запад, с которым и Путин, и все окружающие его лобби ужасно хотели бы помириться. Но Запад мириться не хочет… «Вам меню?» — спрашивает официантка грузина. «Тебю, тебю», — отвечает он, разглядывая приглянувшуюся ему барышню. Вот так и Запад… Ему Кремль предлагает самые разные меню, а он отвечает: «Мне не меню нужно, а тебю — в виде очередного Каддафи».

И вот тут включаются все рефлексы, свойственные сильным людям, прошедшим через очень серьезные испытания. Какие испытания? А вы, наверное, думаете, что руководить экономикой Петербурга в 90-е годы можно, не проходя через черт знает что?

Люди слабые, сентиментальные, ориентированные на академическую деятельность, на рассуждения о преимуществах Кейнса над Фридманом, не продержались бы в должности экономического смотрящего за бандитским Петербургом 90-х годов и двух дней. Они бы умерли от страха. Или по иной причине. Но, скорее всего, от страха — до иной причины дело бы не дошло. А Путин не помер, как мы видим, ни от страха, ни по другим причинам. А напротив, очень даже хорошо себя чувствует. В отличие от других — пытавшихся ему объяснить, что он, видите ли, жизни не знает.

Ну и что должен чувствовать такой человек, когда ему сулят судьбу Каддафи? И не абы кто ее сулит, а, например, тот же Маккейн, который по подходам и степени конкретности резко превосходит сразу и какого-нибудь покойного американского Лакки Лучано и нашего… ну… даже не знаю, кого поставить в этот ряд… Кучулория, наверное. Уж никак не Япончика и деда Хасана — явно недостаточно круты они для такого сопоставления.

У Путина сильные и безошибочные инстинкты. Да и аналитические способности далеко не худшие — иначе бы не выжил, не преуспел. И понимая, что именно замыслил совокупный западный политический гангстер (он же наиблагороднейший борец с разного рода тиранами), Путин не пасует. А принимает вызов. На уровне рефлекса принимает — понятно вам, господа эксперты? По принципу «I fuck you». Но одно дело — отреагировать подобным образом на совокупного иноземного гангстера, а другое дело — пуститься во все тяжкие. Путин, пожалуй, самый осторожный из всех, кто возглавлял когда-либо российское государство. Максимум осторожности он проявляет в том, что касается экономики. Осторожность эта, я убежден, носит и прагматический, и иной характер. Сначала о причинах этого иного характера.

Путин твердо уверен в том, что в основе злоключений Советского Союза, то есть того, что он назвал геополитической катастрофой, лежат именно экономические обстоятельства. И что если он начнет хотя бы в малейшей степени воспроизводить эти обстоятельства, то кончится все крахом Российской Федерации. Нужно быть слепым, глухим и обалделым для того, чтобы не понимать степени убежденности Путина именно в этом. Справедлива ли эта убежденность — неважно. Но то, что Путин в этом убежден, очевидно любому, кто не путает сны с реальностью. Для этого достаточно почитать его последнее Послание Федеральному Собранию. Все, что касается идеологии, — консервативно. Все, что касается экономики, — либерально. И так будет до тех пор, пока не случится нечто экстраординарное. А когда нечто экстраординарное случится — прошу прощения, будет уже не до Глазьева.

Помимо фундаментальной осторожности: только ткни в установившийся порядок вещей, и все разрушится — Путин обладает и иной осторожностью, чисто практической. Которая нашептывает ему, что встраивать Глазьева в существующие стройные элитные ряды совершенно бессмысленно. Что нужно тогда ряды эти самые — того… А на смену им кого приводить? Путин принципиально не способен к системным кадровым замещениям! И потому, что они входят в вопиющее противоречие с альфой и омегой его кадровой политики (опора на надежных, знакомых, проверенных и так далее)… И потому, что нет у него кадрового ресурса для системного замещения… А для существующей системы — что Глазьев, что Набиуллина. Точнее, Набиуллина даже лучше, потому что гарантированно ничего делать не будет. А Глазьев… Мало ли что академик, обладающий неким кредо, с ума великого учудит!

Мощное вторжение разрушительного начала — оно и только оно может побудить Путина к системным стратегическим действиям. К выходу за существующие — ему знакомые, им созданные и им ценимые — рамки. К выходу за флажки, так сказать. Ждите! И не нойте на темы о провалах и победах примстившегося вам сталинизма.

Политическая война

От Поклонной до Колонного. Роль нашего движения в той политической войне, которая определяет облик современной России (продолжение — 4)

Внутри русских гетто растет ностальгия по СССР. Современность укоренена в русском разуме и русской душе прочнее, нежели в разуме и душе представителей других народов. Русский, из души и разума которого выкорчевали современность, не вернется в традиционализм. Русский скорее начнет спиваться, погружаться в темную безнадегу

Сергей Кургинян

США зашли в тупик. Они не могут ни развязать, ни разрубить сирийский узел. Они всячески поджигают Сирию, пытаясь осуществить там ливийский сценарий. Может быть, они в итоге что-нибудь и соорудят — сами или с помощью своих арабских союзников.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.