Миры Роджера Желязны.Том 18

Желязны Роджер Джозеф

Серия: Миры Роджера Желязны [18]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Миры Роджера Желязны.Том 18 (Желязны Роджер)

Миры Роджера Желязны

Том восемнадцатый

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ПОЛЯРИС» Издание осуществлено совместно с ООО «ТП» Издание подготовлено АО «Титул»

Театр одного демона

Нэнси Эпплгейт, в благодарность за кровь, пот и слезы.

Роджер Желязны

Моей жене Гейл с любовью.

Роберт Шекли

Часть первая

Глава 1

Илит радовалась. Денек, чтоб спуститься с Небес на маленькое уютное кладбище под Йорком в Англии, — лучше не придумаешь. Конец мая. Солнышко сияет. На замшелых ветвях прыгает и распевает всевозможная птичья мелочь. А самое главное, двенадцать подопечных ангелочков ведут себя, как ангелы и даже лучше.

Малыши дружно резвились; Илит совсем было разомлела, когда в каких-то десяти футах впереди заклубился желтый сернистый дым. Дым рассеялся — перед ней стоял невысокий, рыжий, узколицый демон в черном плаще.

— Аззи! — воскликнула Илит. — Каким ветром тебя занесло?

— Устал от адских забот, решил немного развеяться, посетить святые места.

— Перековаться не надумал? — спросила Илит.

— Я же не ты, — отвечал Аззи, намекая на то, что Илит прежде была ведьмой. — Малыши твои — прелесть! — Он махнул в сторону ангелочков.

— Как видишь, они ужасно хорошие, — заметила Илит.

— На то они и ангелы, — отозвался Аззи. Ангелочки меж тем разбежались по кладбищу и перессорились. От их пронзительных елейных голосков звенело в ушах.

— Глянь, что я нашел! Могила святого Ательстана Медоточивого!

— Да? А у меня тут надгробие святой Анны Радетельной, она главнее!

Ангелочки были все на одно лицо: носики вздернутые, локоны белокурые, шелковистые, вьющиеся на концах (в том столетии снова вошла в моду прическа «паж», и ангелочков стригли под одну гребенку). У всех пухленькие крылышки, еще в младенческом пушке, разумеется, надежно скрытые под нежно-розовыми дорожными плащами. Ангелы, когда посещают Землю, обязательно прячут крылья.

Не то чтобы в 1324 году кого-то удивили бы ангелы — тогда отлично знали, что ангелы регулярно шастают на Землю, равно как и бесы, черти и прочие бесплотные духи, благополучно пережившие смену главных божеств. Встречались и другие потусторонние существа, но им как-то не случилось получить название. В отношении божеств Возрождение было на редкость эклектичной эпохой.

— Что ты тут делаешь, Илит? Темноволосая красавица экс-ведьма объяснила, что сопровождает группу подрастающих ангелочков в летней экскурсии по знаменитым святым местам Англии. Турне входит в курс их религиозного образования. Илит, возможно, из-за своего прошлого (она исправно служила Злу и переметнулась на другую сторону из-за любви к молодому ангелу Бабриэлю) горячо ратовала за религиозное просвещение юношества. Молодые должны знать больше — чтобы, когда люди задают вопросы, Небесам не затрудняться с ответами.

Экскурсия начиналась со знаменитого своими захоронениями Поля Мучеников на севере Англии; ангелочки деловито изучали надписи на камнях.

— А здесь похоронена Цецилия Святая Простота, — восклицал один. — Я только третьего дня виделся с Цецилией на Небесах. Она просила меня помолиться на ее могилке.

Аззи сказал Илит:

— По-моему, детишкам хорошо. Может, позволишь угостить тебя завтраком?

У Илит и Аззи был некогда роман, в те времена, когда они вместе служили Злу. Илит и сейчас помнила, как сходила с ума по грациозному острорылому демону. Конечно, все это в прошлом.

Она пошла, куда указывал Аззи, и порядком удивилась, когда сверкнула молния и все мгновенно стало иным. Они стояли на морском берегу, рядом шелестели пальмы, жирное красное солнце клонилось к закату. У кромки прибоя ожидали стол, уставленный всякими вкусностями, а также широкое, застланное шелками ложе с бесчисленными подушками всех размеров, форм и расцветок. Рядом хор сатиров распевал чувственные песенки.

— Просто приляг, — говорил Аззи, увлекая Илит к постели. — Я поднесу тебе винограду и ледяного шербета, и мы познаем восторги, какие делили в давно — увы, слишком давно прошедшие времена.

— Эй, полегче! — воскликнула Илит, уворачиваясь от его объятий. — Я, как-никак, ангел. Забыл, что ли?

— Не забыл, — отозвался Аззи. — Просто подумал, вдруг ты захочешь развеяться.

— Есть правила, которым мы обязаны следовать.

— А твое приключение с доктором Фаустом — как оно вписывается в эти правила?

— Это была ошибка, результат эмоционального перенапряжения. А после я покаялась. Так что у меня все отлично. Как прежде.

— А с Бабриэлем кто разругался?

— Мы по-прежнему видимся. А ты откуда знаешь?

— В тавернах преисподней адские новости хорошо идут в обмен на райские.

— Неужели кому-то интересно сплетничать о моих любовных делах?

— Ну, не скажи. Когда-то ты была знаменитость номер один. Помнишь, тогда я еще не был тебе противен.

— Зануда ты, Аззи, — сказала Илит. — Хочешь меня соблазнить, так говори, какая я красивая и желанная. А то — знаменитая…

— Кстати, ты отлично выглядишь, — вставил Аззи.

— А ты, как всегда, исключительно умен, — отвечала она. Взглянула на море. — Обман зрения очень милый, я, право, тронута. Но мне действительно пора к детям.

Она шагнула из иллюзорного пространства обратно на кладбище — и вовремя, а то ангелочек Эрмита уже вцепилась в ухо ангелочку Димитрию. Вскоре рядом возник Аззи — похоже, отказ не слишком его огорчил.

— И вообще… по-моему, ты домогаешься совсем не меня. Что с тобой, Аззи? — спросила Илит. — И что ты тут все-таки делаешь?

— Я остался не у дел, — с горьким смехом отвечал Аззи. — Без работы. Вот, решил податься сюда, посмотрю, что делать дальше.

— Сюда? В Англию?

— В Средневековье. Это одна из моих любимых эпох.

— Ты — да не у дел? Я думала, силы Зла тебя ценят, особенно после недавней истории с Фаустом. Ты блестяще себя показал.

— Ах! Не напоминай мне о Фаусте!

— А что?

— Я исправил то, что напорол Мефистофель, — и, думаешь, меня наградили по заслугам? Как бы не так! Адские судьи живут себе, будто получили власть на веки вечные, и того не понимают, дурачье, что вот-вот выйдут из моды и навсегда исчезнут из человеческого сознания.

— Силы Тьмы на грани исчезновения? А что будет с Добром?

— Оно тоже исчезнет.

— Это невозможно, — сказала Илит. — Человечество не может жить без твердых представлений о Добре и Зле.

— Ты уверена? Жило же. Греки запросто обходились без этих понятий, и римляне тоже.

— Сомневаюсь, — отвечала Илит. — И даже если так, человечество никогда не вернется к этому колоритному, но исчерпавшему себя морально языческому образу жизни.

— А почему бы нет? Добро и Зло — не хлеб и не вода. Человечество прекрасно без них обойдется.

— И к этому ты стремишься, Аззи? — укорила Илит. — Чтобы в мире не стало Добра и Зла?

— Конечно, нет! Зло — моя работа, мое истинное призвание. Я в него верю. Я хочу придумать нечто убедительное в защиту того, что называют Злом, встряхнуть человечество, увлечь, вернуть к милой старой драме Света и Тьмы, достижений и потерь.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.