Слуги тьмы

Варрон Элен

Жанр: Фэнтези  Фантастика    Автор: Варрон Элен   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Слуги тьмы (Варрон Элен)

Элен Варрон

Слуги тьмы

Глава 1

Запах, доносящийся из седельной сумки, был восхитителен — сегодня Даниэль получил копченую оленину от самой Молли Мех, а уж тетушка Молли понимала толк в копчении.

— Боюсь, тебе этого и на два дня не хватит, — приговаривала она с добродушной усмешкой, заворачивая здоровенный шмат мяса в кусок чистого полотна. — Чует мое сердце — к вечеру уже смолотишь.

В словах тетки Молли крылась изрядная доля истины: Даниэль уже с час глотал голодную слюну, предвкушая, как доберется домой и закатит настоящий пир. Копченая оленина от Молли, сыр от нее же, свежий хлеб с тмином, пирог, пряная зелень и добрая кружка кленовой браги, бутыль с которой тоже приторочена к седлу — ужин выйдет замечательный. Чудный запах мяса щекотал ноздри, и дорога от Атабаска На Закате до лорсиного загона казалась невозможно длинной. Обычно Даниэль успевал обернуться туда и обратно за полдня — от его хижины в лесу до поселка было миль сорок, а лорс, на котором он ехал, был скор на ногу. Но сегодня солнце уже начинало скатываться к горизонту, а до загона было еще далеко.

— Прибавь-ка ходу, парень, — сказал Даниэль Сат Ашу — Серому Ветру. — Я уж извелся. Есть охота.

Огромный лорс и ухом не повел. Старый упрямец полагал, будто он куда лучше хозяина разбирается в жизни и сам знает, надо ли поторапливаться — или можно двигаться с откровенной ленцой. Сейчас он не видел никакого повода к спешке и продолжал идти своей размеренной иноходью, изредка схватывая с ветки листок-другой. Даниэль не стал упорствовать и подгонять Сат Аша. Без особой нужды перечить Серому Ветру — себе дороже, норовистый бык затаит обиду и потом выместит ее, когда не ждешь. Скажем, наступит огромным копытом на корзину, которую Даниэль только что сплел, или подденет рогом постиранную и вывешенную сушиться куртку, да и закинет куда повыше — на сук или на крышу хижины, а то и самого хозяина выбросит из седла.

Лорсы необыкновенно сообразительны, но своенравны и капризны, точно избалованные молодые красотки. Наверное, размышлял Даниэль, древние лошади тоже имели обо всем свое мнение — иначе люди смотрели бы на них как на рабов и не любили бы, как любят друзей. Он немало знал о древних канадских лосях, от которых вели свою родословную нынешние лорсы, но вымершие после ядерной Смерти лошади оставались тайной. Другие разводившие лорсов пастухи и даже сам преподобный отец пер Альберт, который знал больше, чем все взрослое население Атабаска, мало что могли ему рассказать.

Тропа к загону шла правым речным берегом, среди огромных сосен, дубов и кленов Тайга. Блестящая серебристая поверхность то и дело просверкивала сквозь густой подлесок, а ветер доносил свежее дыхание воды. Полноводная река, как и озеро, в которое она впадала, сохранила свое название с времен до-Смерти, утратив лишь последнюю букву — то и другое называлось теперь Атабаск. Но если река почти не изменилась и текла в прежнем русле, то об озере этого не скажешь. В прежние времена, пять с половиной тысячелетий тому назад, Атабаск был узким и длинным, а к северу от него лежал еще один водоем причудливых очертаний, Большое Невольничье озеро. Но Смерть, всепланетная катастрофа, привела к заметному потеплению; льды на далеком севере и юге начали таять, уровень вод повысился, и Невольничье озеро слилось с Атабаском, образовав гигантский трехсотмильный бассейн. Там жил Народ Плотины, гигантские разумные бобры, которые не считались лемутами, но все же относились к людям с опаской, хоть и без враждебности. В тех краях Даниэль не бывал, как и многие жители Республики Метс, одной из двух обитаемых территорий древней Канады — или Канды, как ее теперь называли.

Широкие копыта Сат Аша мягко ступали по усыпанной хвоей и прошлогодними листьями земле, и Даниэль словно плыл среди уносившихся ввысь красноватых стволов толстенных сосен, к которым ластились ярко-зеленые перистые листья пальм. Пер Альберт говорил, что прежде пальмы в Тайге не росли, и не было в мире других разумных рас кроме человека, но потепление климата и радиоактивные мутации все изменили. Мох теперь был по колено, травы — по грудь, а деревья вырастали такими, что, казалось, подпирают свод небес. На все воля Божья! — добавлял старый священник со вздохом.

Над головой суетились и верещали белки, стоял птичий гомон, и гудели тучи гнуса. Молодой пастух довольно улыбнулся. Вместе с копченым мясом тетка Молли дала горшочек чудодейственного эликсира — его резкий запах превосходно отгонял мошкару. Мазь, которой прежде пользовались в Атабаске, не шла с этой новой ни в какое сравнение. Даже Сат Аш с фырканьем шарахнулся и замотал головой с грозными разлапистыми рогами, когда хозяин подошел к нему, намазавшись для пробы этой вонючкой. Даниэль долго уговаривал подозрительного лорса, что он — его добрый хозяин и друг, самый что ни на есть настоящий и вполне безобидный. В конце концов Сат Аш уступил и позволил ему сесть в седло. К запаху мази Даниэль уже привык и перестал замечать, зато аппетитный аромат копченой оленины дразнил его обоняние все сильнее.

Этой весной лорсиному пастуху исполнилось двадцать шесть. Невысокий, худощавый, он был гибок и проворен, как лесной кот.

У большинства метсов кожа имела цвет красноватой меди; у него же была значительно светлее — там, где ее закрывала одежда; обветренное лицо и руки были коричневыми, как старая сосновая кора. Волосы у Даниэля были черные и прямые, как и у всех; небольшой нос имел горбинку — но это, конечно, не был орлиный нос коренного метса, придававший лицам других обитателей Атабаска мужественное и несколько хищное выражение. Кроме того, у Даниэля не росли усы и борода, словно он был иннейцем; однажды, еще до встречи с Элисией, он смущенно признался отцу Альберту, что его огорчает юношески гладкое лицо. Мудрый священник ответил:

— Разве тебе есть что скрывать, сын мой? Неужто ты и впрямь хотел бы прятать лицо за бесполезной шерстью?

Скрывать Даниэлю было нечего, а Элисия любила его и безусым. Элисия, Элли… Уже больше года минуло с того дня, когда пер Альберт привел Даниэля на место, где она погибла…

Внезапно Сат Аш вытянул шею, принюхался, потом запрядал ушами и остановился. Фыркнул, сделал шаг и снова остановился. Даниэль явственно ощутил тревогу лорса — она пришла неприятным, зудящим, будто гонящим куда-то чувством. Он выпрямился в седле, сторожко вслушиваясь в привычный шум Тайга. Не услышал ничего особенного — однако Сат Аш под ним напрягся, длинная черная шерсть на шее зверя вздыбилась. Даниэль крепче сжал поводья.

— Что такое? — спросил он тихонько, словно Серый Ветер мог ответить на человечьем языке.

Громадный зверь вдруг с ревом вскинулся на дыбы. Даниэль успел стиснуть коленями его мохнатые бока и потому не вылетел из седла. Раздвоенные копыта ударили темный, дрожащий от гнуса воздух; лорс опустился на все четыре ноги и стремглав ринулся вперед по тропе.

Молодой пастух пригнулся к могучей шее своего скакуна. Тайг полон опасностей, из-за любого ствола на человека может выскочить смерть — зверь ли, лемут, слуга Нечистого, или вооруженный разбойник. Даниэль окинул мысленным взором свое оружие: большой лук за спиной, два десятка отменных стрел в колчане, справа на ремне висит длинный нож с костяной рукоятью, слева — меч. Меч достался Даниэлю от бабки, которая лет пятьдесят назад пришла на берег Атабаска с отрядом Стражей Границы. Клинок был невелик, но прочен и очень остер; ковали его не здесь, не в западной части Канды, и рукоять оплетала тонкая вязь из непонятных символов. В бою Даниэль полагался не столько на собственную силу, сколько на проворство и увертливость, и бабкин меч еще ни разу его не подвел. Вдобавок у него был Сат Аш. Разлапистые рога, которые лорс уже шесть лет как не сбрасывал на зиму, — это двенадцать грозных копий, и еще страшней его громадные копыта, которые с легкостью крошат черепа и кости. Кого бы ни учуял старый лорс, врагу придется несладко.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.