Проще пареной репы! или Слишком много жуликов ...

Уэстлейк Дональд Эдвин

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Проще пареной репы! или Слишком много жуликов ... (Уэстлейк Дональд)

Дональд Уэстлейк

Проще пареной репы! или Слишком много жуликов

— Ты что-нибудь слышал? — прошептал Дортмундер.

— Только ветер, — ответил Келп.

Дортмундер развернулся и через плечо направил свет фонаря прямо в глаза рядом присевшего Келпа.

— Какой еще ветер? Мы в туннеле!

— Здесь есть подземные реки, — сказал Келп, взглянув искоса, — так что и подземные ветра могут быть. Ну, ты закончил со стеной?

— Еще парочка ударов, — пообещал Дортмундер.

Решив не обижаться на глупость, он направил луч фонаря за спину Келпа вглубь пустого туннеля — извилистой, грязной кишки, во многих местах диаметром не более трех футов, пробирающейся сквозь камни, щебень и древние мусорные кучи и прокладывающей сорокафутовый путь от задней части подвала заброшенного обувного магазина до стены углового банка. Согласно картам, которые Дортмундер достал в водоканале, ссылаясь на отдел коллекторов, а также в отделе коллекторов, ссылаясь на водоканал, буквально с другой стороны этой стены находится главное банковское хранилище! Еще пара ударов, и большой неровный кусок бетона, который они с Келпом выгрызали столько времени, наконец свалится внутрь этого самого хранилища! Дортмундер ударил.

И еще раз.

И кусок бетона выпал на пол хранилища.

— О, Господи, наконец-то! — произнес кто-то.

Что такое? Не веря самому себе, но не в силах остановиться, Дортмундер бросил кувалду и фонарик и, просунув голову в дыру, огляделся.

Все верно — это было хранилище. И в нем было полно людей.

Мужчина в костюме протянул руку и, ухватив Дортмундера, втащил его внутрь хранилища.

— Хорошая работа, офицер. Грабители там, за стеной.

А Дортмундер думал, что это они с Келпом грабители.

— Да?

Круглолицая женщина в брюках и блузке с накрахмаленным воротничком сказала: — Их пятеро. С автоматами.

— С автоматами, — повторил удивленный Дортмундер.

Посыльный с усами и в фартуке, держащий в руках картонную коробку с четырьмя стаканами кофе, двумя кофе без кофеина и чаем, сказал: — Все мы здесь заложники. Я думаю уволиться.

— Сколько вас? — спросил мужчина в костюме, заглядывая за спину Дортмундера и глядя прямо в лицо нервно улыбающегося Келпа.

— Только мы двое, — ответил Дортмундер и беспомощно смотрел, как чьи-то руки ухватили Келпа и усердно тащили его через отверстие в хранилище. Здесь действительно было полно заложников.

— Я Кирни, — представился мужчина в костюме. — Управляющий банком и, не поверите, как я рад вашему появлению!

Впервые управляющий банком сказал ТАКОЕ Дортмундеру, на что тот пробормотал: — Ага, ну да.

Затем кивнул и сказал:

— Я, хм, офицер Дидамс, а это офицер, гм, Келли.

Управляющий банком Кирни нахмурился.

— Вы сказали «Дидамс»?

Дортмундер разозлился на себя: «Ну, зачем я назвал имя Дидамс? Хотя я ведь не ждал, что внутри хранилища мне понадобится псевдоним, так ведь?» А вслух сказал: — Ага, Дидамс. Это по-валлийски.

— О, — сказал Кирни, затем хмуро продолжил. — Да вы даже не вооружены.

— Ну, да. Мы, хм, мы команда по освобождению заложников. Мы обходимся без единого выстрела, чтобы избежать риска для вас, эээ, гражданских.

— Очень мудро, — согласился Кирни.

Келп с остекленевшим взглядом и приклеенной улыбкой произнес:

— Ну что, ребята, может, нам пора бы всем вместе аккуратненько пробиться через…?

— Они идут! — прошипела элегантная женщина от дверей хранилища.

Все пришло в движение. Это было впечатляюще: все задергались одновременно. Кто-то дернулся в сторону дыры, чтобы там спрятаться, кто-то рванул подальше от дверей, кто-то же пытался спрятаться за спиной у Дортмундера, который в свою очередь обнаружил, что стоит в авангарде перед этой огромной, круглой и тяжелой металлической дверью, которая в этот момент тихо открывалась.

Она открылась наполовину, и в хранилище вошли трое мужчин. Они были во всем черном: черные лыжные маски, черные кожаные куртки, черные брюки и черные ботинки. У каждого в руках был автомат «Узи». Взгляд их был жесток и холоден, руки их ощупывали металл автоматов, а ноги постоянно были в движении, даже когда они стояли. Казалось, что ничего не может их вывести из себя.

— Всем молчать! — заорал один из них, хотя никто в хранилище не проронил ни слова. Он осмотрел все присутствующих и рявкнул: — Мне нужен один человек, чтобы показать копам заложника и посмотреть, можно ли им доверять.

Его глаза, как и ожидал Дортмундер, остановились на нем.

— Ты, — указал он на Дортмундера.

— Почему бы нет, — пробормотал Дортмундер.

— Как тебя зовут?

Все уже здесь слышали, как он произносил это имя, так что теперь у него нет другого выхода.

— Дидамс.

Грабитель уставился на него сквозь прорези в маске.

— Дидамс? — переспросил он.

— Это по-валлийски, — пояснил Дортмундер.

— А, — протянул грабитель и кивнул. Указал автоматом на дверь и приказал: — Пошел отсюда, Дидамс.

Дортмундер шагнул вперед, оглядываясь через плечо на людей, смотрящих ему вслед, и был уверен, что каждый из них был чертовски рад, что выбрали не его. Даже Келп сгорбился там позади всех и прикидывается, что он всего четырех футов росту. А затем Дортмундер шагнул в дверь хранилища в окружении всех этих нервных маньяков с автоматами и пошел с ними по коридору, заставленному столами, и дальше через дверь в главный зал банка, в котором царил хаос.

В этот момент часы на стене показывали 5:15 вечера. Все работники банка к этому времени должны были пойти домой — на это и рассчитывал Дортмундер. Должно быть, все то, что случилось, произошло как раз перед закрытием в три часа (Дортмундер с Келпом уже были тогда в туннеле, усердно работали, ничего не зная о событиях на поверхности планеты), когда эти клоуны пришли в банк и устроили здесь маски-шоу, размахивая автоматами.

Хотя они явно не просто размахивали. По стенам и верхним информационным табло расплескались оборванные полосы автоматных очередей, словно кусочки телеграммы, написанной азбукой Морзе. Мусорные корзины и горшок с фикусом были перевернуты, но, слава богу, на полу не валялись мертвые тела. По крайней мере, Дортмундер ни одного не увидел. Большое зеркальное окно было прострелено, и возле него, пригнувшись, сидели еще два бандита в черном. Один присел под надписью НАШИ НИЗКИЕ КРЕДИТНЫЕ СТАВКИ, а второй под — НАШИ ВЫСОКИЕ ПЕНСИОННЫЕ СТАВКИ, и оба выглядывали на улицу, откуда доносился чей-то громкий голос, и человек, скорей всего, говорил в мегафон. Так вот, что произошло — они пришли незадолго до трех, думали помахать своими автоматами и быстренько смотаться, а какой-то выскочка из банковских, желающий отличиться, поднимает тревогу, и вот теперь они в тупиковой ситуации с заложниками на руках! И к тому же во всем мире смотрят новости и знают, что полиция в такой ситуации рисковать не любит и будет бить грабителей без промаха, так что теперь переговорщику гораздо сложнее, чем когда-либо. Это совсем не то, что я задумал, отправляясь сюда! — подумал Дортмундер.

Главный грабитель ткнул Дортмундера дулом своего «Узи» и прикрикнул на него: — Зовут тебя как, Дидамс?

Пожалуйста, только не ляпни — Ден! — упрашивал сам себя Дортмундер. Пожалуйста, ну пожалуйста, что-нибудь, да что угодно, только не Ден! Его рот открылся и он услышал свой голос: — Джон.

Его мозг в отчаянных ситуациях обращался к правде, а сейчас он и вовсе ослабел от отчаяния.

— О’кей, Джон, только на меня не свались! — проворчал грабитель. — Все очень просто. Копы желают с кем-то говорить, только говорить, а не причинить вред. Вот и славно. Ты выйдешь из банка, а мы поглядим, будут ли копы стрелять.

— О!

— Ничто не вечно под луной, да, Джон? — ухмыльнулся грабитель и снова ткнул его дулом автомата.

— Больно! — возмутился Дортмундер.

— Прошу прощения, — съязвил бандит. — Пошел!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.