Мальчики Из Бразилии

Левин Айра

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мальчики Из Бразилии (Левин Айра)

Глава первая

Ранним сентябрьским утром маленький двухмоторный само­лет, в окраске которого меша­лись чернь и серебро, призем­лился на дальнюю посадочную дорожку аэропорта Конгонхас в Сан-Пауло; сбросив скорость, он развернулся и остановился у ангара, где в ожидании его уже стоял лимузин. Трое мужчин, один из которых был в белом, выйдя из салона аэроплана, се­ли в машину, которая от Конгонхас направилась к белым не­боскребам центра Сан-Пауло. Минут через двадцать лимузин остановился на Авенида Ипиранга перед «Сакаи», япон­ским рестораном в виде храма.

Трое мужчин бок о бок вошли в холл «Сакаи», укра­шенный красными лаковыми панелями. У обоих из них, белокурого и брюнета, в темных костюмах, под которы­ми чувствовались тренированные мышцы, был агрессив­но-настороженный вид. Третий, что шел между ними, был постарше и субтильнее; он был весь в белом, от туфель до шляпы, если не считать лимонно-желтого галстука. Рукой, затянутой в белую перчатку, он держал чемоданчик темной кожи и не без удовольствия насви­стывал какую-то мелодию.

Девушка в кимоно, присев, изобразила счастливую улыбку и, взяв шляпу у человека в белом, потянулась было за его чемоданчиком. Тем не менее, он отстранился от нее и обратился к стройному молодому японцу, кото­рый приветствовал его улыбкой и низким поклоном.

- Мое имя Аспьяцу, - сообщил он на португальском языке с твердым немецким акцентом.
- Для меня заре­зервирован отдельный номер.

На вид ему было лет шестьдесят с небольшим, если судить по короткому ежику седоватых волос, живым карим глазам и аккуратно подстриженным усикам, тоже тронутым сединой.

- Ах, сеньор Аспьяцу, - воскликнул японец, поль­зуясь своей версией португальского.
- Для вашей встре­чи все готово! Будьте любезны проследовать вот сюда. Наверх, по ступенькам. Я уверен, вы будете удовлетво­рены при виде наших приготовлений.

- Я уже удовлетворен, - улыбаясь, сказал человек в белом.
- Пребывание в этом городе уже доставляет удовольствие.

- Вы живете в сельской местности?

Человек в белом, следовавший по лестнице вслед за блондином, со вздохом кивнул.

- Да, - сухо сказал он.
- Я живу в сельской мест­ности.

За ним следовал брюнет, а японец замыкал шествие.

- Первая дверь направо, - сказал он внизу.
- Не соблаговолите ли снять обувь перед входом.

Остановившись перед дверным проемом, блондин за­глянул в него, а, потом опираясь о дверной косяк, стянул обувь. Человек в белом поставил свои белоснежные туф­ли на коврик перед входом, а блондин присев на корточ­ки, отстегнул золотые пряжки своих мокасин. Блондин, небрежно отодвинув туфли, вошел в помещение светло-зеленой окраски, оставив за собой распахнутой дверь с затейливой резьбой. Японец полуприседая, проследо­вал за ним.

- Наш лучший номер, сеньор Аспьяцу, - сказал он.
- Очень красивый.

- Не сомневаюсь, - человек в белом придерживался рукой за косяк, аккуратно снимая вторую туфлю.

- И к семи часам будет доставлен наш «Император­ский обед» с пивом, горячим сакэ и сигарами после десерта.

Блондин стоял в дверях. Его лицо было отмечено небольшим белым шрамом; на одном из ушей не было мочки. Кивнув, он отступил в сторону. Человек в белом, который, лишившись каблуков, стал еще меньше ростом, вошел в комнату. Японец последовал за ним.

В комнате было прохладно и хорошо пахло, стены были обтянуты светло-зеленым шелком и такого же цве­та были разбросанные по полу татами. В центре стоял невысокий продолговатый стол черного дерева, на кото­ром выделялись тарелки и чашки; вокруг стола были три бамбуковых стула, по три с каждой стороны стола и один во главе его. С правой стороны комнаты находился еще один низкий столик, на который были водружены два электрокамина. Другая сторона была ук­рашена акварелями в черных рамках.

- Для семи человек места достаточно, - сказал япо­нец, указывая на центральный стол.
- И вас будут обслуживать наши самые лучшие девушки. И к тому же самые хорошенькие. Улыбнувшись, он многозначитель­но приподнял брови.

Человек в белом, указывая на раскладную ширму, спросил:

- А что за ней?

- Еще одна отдельная комната, сеньор.

- Она заказана на сегодня вечером?

- Пока ее никто не резервировал. Но, возможно, она кому-нибудь понадобится.

- Тогда я ее занимаю, - жестом человек дал понять блондину, чтобы тот убрал ширму.

Посмотрев на того, японец перевел взгляд на челове­ка в белом.

- Это помещение для шестерых, - сказал он.
- Порой там бывает и до восьми.

- Конечно, - человек в белом прошелся в дальний конец комнаты.
- Я оплачу и обед на восемь человек.

Он нагнулся, изучая электрокамин, стоящий на сто­лике. В боковом кармане брюк обрисовался контур тол­стого бумажника.

Блондин отодвинул ширму; японец поспешил то ли помочь, то ли уберечь ширму от повреждения. Задняя комната была зеркальным отображением первой, если не считать, что плафоны на потолке были черного цвета, а стол был подготовлен на шестерых человек: по два стула с каждой стороны и по одному по торцам; японец сму­щенно улыбнулся с другого конца комнаты.

- Я попрошу вас внести плату, если только кто-то закажет ее, - сказал он, - и всего лишь разницу между тем, сколько мы берем за номер внизу и наверху.

Человек в белом, изобразив удивление, сказал:

- Очень любезно с вашей стороны. Благодарю вас.

- Прошу прощения, - обратился к японцу черново­лосый. Он стоял вне пределов комнаты, его темный костюм был в складках, а круглое мясистое лицо блесте­ло испариной.
- Можно ли как-нибудь закрыть вот это? Он говорил по-португальски с бразильским акцентом и показывал себе за спину на восьмиугольный дверной проем.

- Это для девушек, - охотно объяснил японец.
- Чтобы они видели, когда вы готовы к смене блюд.

- Все в порядке, - сказал брюнету человек в белом.

- Вы будете снаружи.

- Я подумал, что он мог бы...
- сказал черноволо­сый, смущенно пожав плечами.

- Все более, чем удовлетворительно, - сказал чело­век в белом японцу.
- Мои гости явятся к восьми часам и...

- Я провожу их наверх.

- В этом нет необходимости; один из моих людей будет внизу. И после обеда мы проведем тут небольшое совещание.

- Если вам угодно, вы можете оставаться вплоть до трех часов.

- Я надеюсь, что в этом тоже не будет необходимо­сти! Час нас вполне устроит. А теперь, будьте любезны, принести мне стаканчик красного «Дюбонне» со льдом и ломтиком лимона.

- Да, сеньор, - японец поклонился.

- И можно ли прибавить тут света? Я собираюсь почитать, ожидая гостей.

- Прошу прощения, сеньор, это все, что у нас есть.

- Как-нибудь справлюсь. Благодарю вас.

- Это я благодарю вас, сеньор Аспьяцу, - японец еще раз отдал поклоны всем присутствующим - низко блондину и суховато черноволосому - и быстро покинул комнату.

Брюнет, закрыв за ним дверь, встал лицом к ней. Высоко подняв руки и согнув пальцы, он прошелся, как по клавиатуре, по верхней кромке косяка. Затем мед­ленно развел руки по сторонам его.

Человек в белом, отойдя, остановился спиной к двер­ному проему, пока блондин, присев на корточки, осмат­ривал тыльную поверхность столешницы. Промяв распи­санные белым и коричневым подушки на стульях, он снял их с бамбуковых сидений и отбросил в сторону. Собрав воедино все татами, он тщательно промял травя­нистую структуру каждой из них.

Встав на колени, он засунул голову под стол и вни­мательно осмотрел каждую из ножек. Пригнувшись еще ниже, вывернувшись, он внимательно осмотрел все де­тали столешницы, обращенной к полу.

Покончив с этим, он вылез из-под стола и привел стулья в прежний вид, придав каждой из спинок тот угол, что и был задан им раньше, после чего пригляделся к ним с тыльной стороны.

Человек в белом прохаживался по комнате, расстеги­вая пиджак. Поставив было свой чемоданчик на пол, он осторожно поднял его и пристроил на подлокотнике кресла, и сел сам, вытянув ноги в специальном углубле­нии под столом.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.