Гигантские насекомые Амазонки

Колпаков Александр Лаврентьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Гигантские насекомые Амазонки (Колпаков Александр)

Александр КОЛПАКОВ

Гигантские насекомые Амазонки

Александр Лаврентьевич Колпаков по образованию инженер физик-химик. Кроме основной своей специальности, он увлекается научной фантастикой. В журнале «Молодая гвардия» опубликованы его научно-фантастический роман и несколько рассказов. Печатались рассказы и в журнале «Юность», в «Неделе». Александр Лаврентьевич активно сотрудничает в художественно-географических ежегодниках «Земля и люди» и «На суше и на море», выступая со статьями по геохимии, ихтиологии, тактонофизике, истории географических открытии и исследований. Научно-художественный очерк «Гигантские насекомые Амазонки», который мы публикуем на страницах нашего журнала, написан на основе отчетов исследователей Амазонки, рассказов советских энтомологов, побывавших в Южной Америке.

Муравьи-гиганты

Джунгли дымились паром. Солнце еще не показалось из-за деревьев, а двое путешественников уже тряслись на велосипедах по дороге, тесно зажатой зелеными стенами буйной растительности. У каждого с велосипедов выпирала поклажа: мачете, дождевики и упакованная в коробки всякая всячина, без которой нельзя обойтись в джунглях ни одному натуралисту. Редкие рабочие, трудившиеся на очистке дороги от наступавших на нее зарослей, провожали их удивленными взглядами: исследователи Амазонки на велосипедах.

А они старательно нажимали на педали, намереваясь уехать подальше прежде, чем солнце обрушит на джунгли свою жестокую жару. Но через полчаса пришлось спрыгнуть с велосипедов и поторопиться к разрушенному зданию, наполовину скрытому придорожной зеленью. Небо затянуло тучами, а в осыпающихся руинах они надеялись найти себе убежище от быстро надвигающегося тропического ливня. Но руины оказались покинутой часовней, крыша которой, увы, давным-давно провалилась. Развалившиеся стены стояли сиротливо, подставленные непогоде. И все-таки это было хоть какое-то укрытие. Выбирать не из чего, ливень начался. Натуралисты прижались к остаткам каменной кладки и время от времени с нетерпением посматривали на небо, дожидаясь, когда оно опять станет голубым.

Скоро дождь пошел на убыль, и в это время внимание одного из исследователей — профессора энтомологии Вилфрида Бергера привлекло нечто двигающееся по мокрой земле метрах в трех. Какая-то тварь с ногами, похожими на ходули, и парой огромных челюстей приближалась к небольшому отверстию в земле. Она исчезла в норе, а через несколько секунд появилось и второе такое же создание. А потом еще одно. Необычайное возбуждение охватило натуралиста. Размер, цвет и форма этих животных были необычными, почти сказочными. Бергер понял, что здесь у этой заброшенной часовни, он совершенно случайно наткнулся на логовище самых больших в мире муравьев — гигантских муравьев, которые живут только в Южной Америке.

Одной из главных причин, побудивших профессора приехать в Бразилию, как раз и было стремление найти такое гнездо и понаблюдать за повадками и образом жизни этих малоизвестных чудищ-насекомых.

…Дождь кончился, но каждая впадина на миллионах листьев была заполнена водой, и при малейшем движении воздуха дождевые капли сверкающими брызгами разлетались во все стороны, обливая путешественников с головы до ног. Однако они продолжали наблюдать за норой, глядя, как снуют муравьи, то скрываясь в своем логовище, то вновь выбегая на поверхность земли. Мерцающие черные тела насекомых были чуть длиннее трех сантиметров, но когда муравьи двигались, то казалось, что вместе с ногами и усиками они не короче пяти сантиметров.

Давно уже натуралисты бродили по джунглям в поисках этих насекомых и иногда даже удавалось находить отдельных гигантских муравьев, гордо вышагивающих по лесной подстилке. Но все попытки проследить за ними до самого гнезда оканчивались неудачей, потому что муравьи неизменно заводили их в завалы обрушившихся древесных стволов, и почти непроходимые кустарниковые заросли преграждали им дорогу, И вот, наконец, открытый вход в жилище целой колонии!

Утренняя прохлада исчезала. Лучи солнца падали уже почти отвесно. Помощник натуралиста, Хозе — португалец, распаковал багаж. Вооружившись длинным хромированным пинцетом, Вилфрид приблизился к входу в муравейник. Он был достаточно широким и при необходимости в него можно было бы просунуть руку. Но гигантские муравьи необыкновенно свирепы, они кусают и жалят всякого неосторожного, отважившегося приблизиться к ним вплотную.

У Вилфрнда возник план: вместе с Хозе он решил постепенно выловить всех возвращающихся в гнездо фуражиров по одному, а также и тех муравьев, которые будут выходить из норы. Таким образом он надеялся безнаказанно раскопать муравейник и посмотреть, как он устроен внутри. Хозе занял пост чуть сзади норы и наблюдал за обстановкой. В его задачу входило немедленно предупреждать о любой попытке хотя бы даже одиночного муравья напасть на Вилфрида Бергера.

В отличие от других муравьев, у гигантов нет царицы, как нет и специальных муравьев-солдат, муравьев-рабочих, или санитаров, в чьи обязанности входит разведение грибков. В своих муравейниках они не сооружают тоннелей и галерей. Огромные черные самки, которые добывают всю пищу и выполняют в муравейнике всю работу, составляют, по-видимому, большую часть населения колонии. Эти свирепые создания, чрезвычайно больно кусающиеся, играют в колонии главную роль. Они и правители, они и рабочие, они же и охотники. Теперь предстояло все это выяснить точно.

— Сеньор, осторожно! — закричал по-португальски Хозе. — Ползет один!

Вилфрид резко повернулся и увидел тяжело нагруженную гигантскую самку. Она стремительно бежала к норе. В ее челюстях был крепко зажат жук, ноги которого еще судорожно бились в воздухе. Самка несла домой живую дичь. Спустя секунду сверкнувшие на солнце концы тридцатисантиметрового пинцета крепко обхватили ее. Разъяренная самка сразу же бросила ношу и впилась в металл челюстями. Она то поджимала ноги, то с силой вытягивала их… От напряжения, с каким самка пыталась вырваться, изменилась даже форма ее тела. А в конце животика моталось во все стороны подкожное жало в поисках чего-нибудь, что можно было бы ужалить. Вилфрид поднес пленницу поближе к глазам и увидел, как стекают с острого кончика жала капли яда всякий раз, когда оно натыкалось на металл.

В это время Хозе вновь крикнул:

— Осторожно!

Вилфрид Бергер опустил в заранее приготовленный кувшин свою первую пленницу и поспешно повернулся к следующему муравью, а затем к третьему, четвертому… К полудню в кувшине копошились десятки этих черных насекомых.

Большинство самок, возвращавшихся к норе, несли с собой свежее мясо — небольших пауков, жуков и личинок, но время от времени попадались фуражиры, тащившие какое-нибудь семя или ядро небольшого ореха. Муравьи, выходившие из норы, часто казались встревоженными и были более осторожными, чем приходившие из джунглей. Несколько раз, почувствовав опасность, они разом поворачивались и поспешно скрывались в убежище.

«Наверное, это не страх гонит их, — подумал Вилфрид, — а просто они спешат назад в гнездо, чтобы попытаться спасти яйца или уберечь от беды своих детенышей».

Но вот поток возвращающихся к норе фуражиров стал иссякать, и натуралисты решили, что выловили почти всех обитателей колонии. Последний раз внимательно осмотревшись вокруг, Вилфрид Бергер и Хозе взялись за тяжелую кирку и совковую лопату.

— Сеньор, будьте осторожнее с этими муравьями.

Это сказал один из подошедших индейцев-лесорубов. Остановившись неподалеку, они внимательно наблюдали за натуралистами. Старший из них повторил с тревогой:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.