Оборотень среди нас

Кунц Дин Рей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава 1

Дело началось

Таможенник косился на две розетки в груди Бейкера Сент-Сира с большим любопытством. Дотронувшись до теплого желтого пластика вокруг них, он пытался определить, как такой материал мог расти в человеческой плоти.

Сент-Сир бы ни капли не удивился, если бы человек попросил принести ему фонарик и принялся осматривать две узких дыры, проделанных в его теле. В таком безмятежном месте, как Дарма, месте отдыха богатых людей, редко можно было наблюдать что-то необычное, поэтому, когда в одном из четырех чемоданов Сент-Сира — самом маленьком — обнаружилась странная деталь от какого-то механизма, таможеннику, естественно, захотелось прервать бесконечную рутину.

— Вы закончили? — спросил Сент-Сир.

Главный таможенник хмыкнул и встал во весь рост. Он повернулся к раскрытому чемодану, лежавшему на столе рядом с ним, и погладил черепаший панцирь, который на самом деле черепашьим панцирем не был.

— Хотелось бы посмотреть, как вы это одеваете, — сказал он.

Багажный инспектор, молодой человек с копной желтых волос и кожей, белой, как пыль, подошел поближе, чтобы было лучше видно. Все-таки, это он обнаружил этот панцирь, и имел полное право понаблюдать за демонстрацией.

Нежным жестом, будто желанную любовницу, Сент-Сир поднял черепаший панцирь. Перевернув прибор на спину, он склонился над ним, взял вилку, соединенную с панцирем, и приладил в розетку у себя на груди.

— Так-так, — протянул таможенник.

Парень с пыльной кожей выглядел нездоровым.

Улыбаясь, Сент-Сир поднял панцирь и прижал его к груди, позволяя проводам медленно вернуться на место.

Оболочка была тщательно подогнана под его торс и толщиной нигде не превышала четырех дюймов. Теперь, когда все части были на месте, панцирь казался с ним одним целым.

— И оно никогда не пыталось взять контроль над вами? — осторожно спросил багажный инспектор.

Сент-Сир терпеливо объяснил, что в симбиозе компьютера и человека суть машины никогда не пыталась «взять верх» над его человеческой половиной.

— Кибердетектив — это часть человека и часть машины, соединенные воедино и взаимодействующие так тесно, как это только возможно. Сильно уменьшенные составляющие биокомпьютера запоминают и соотносят вещи с математической точностью, чему человеческий ум никогда не научится. Человеческая же половина воспринимает и испытывает эмоции, чего машине с ее четкой, понятной и логически обусловленной вселенной никогда не понять. Вместе мы производим одновременно точный и тщательный анализ.

— И все-таки… — парень посмотрел на шлем снова. — Оно внутривас?

Сент-Сир указал на гладкий белый переключатель внизу биокомпьютерного панциря, нажал на него. Мгновенно компьютер ввел химически связанные волокна в его плоть и безболезненно связал позвоночник с различными клубками нервов, гораздо тщательнее, чем мог это сделать через входные отверстия у Сент-Сира в груди.

— А теперь? — спросил таможенник.

Сент-Сир кивнул.

— Но вы ни капли не изменились, — таможенник снова сощурился, будто ожидал увидеть проблеск чего-то чудовищного в глазах заново образованного симбионта.

— Он не делает каких-либо заметных изменений во мне, — ответил ему Сен-Сир. — Напротив, выпреобразовались.

Таможенник быстро осмотрел себя сверху донизу, не понимая смысла сказанного. Пошевелил пальцами, как будто боялся, что они растают, перемешаются и вовсе превратятся во что-то иное.

Сент-Сир рассмеялся:

— Я имел в виду, что в моих глазах вы преобразовались. Я вижу вас четче, чем раньше и лучше понимаю ваши действия и побуждения. Биокомпьютер улучшает мое восприятие и анализ того, что я чувствую.

На мгновение, когда контакт с позвоночником был завершен, и компьютер сливался с его психическими функциями, ему померещились темные фигуры, выбирающиеся из его разума — ужасно уродливые звери, изготовившиеся к нападению, с клыками, когтями и горящими глазами. Но, как и всегда, они скоро исчезли. Его окружал восхитительный мир красок.

— Вы довольны? — спросил он таможенника.

Тот кивнул:

— Можете снимать.

Сент-Сир понял, что этим человеком двигало не только любопытство, но и зависть к роли Сент-Сира в жизни, горечь от понимания серости его, таможенника, жизни, такой пресной по сравнению с жизнью человека, сейчас стоящего перед ним.

— Это необязательно, — ответил Сент-Сир. Он взял рубашку, надел ее и застегнул молнию. Теперь рубашка стала немного тесной.

— Сколько часов в день вы его носите? — спросил парень.

— Если есть возможность — могу носить двадцать четыре часа в сутки.

— Даже когда спите?

— Даже когда сплю, — сказал Сент-Сир, натягивая куртку, потом закрыл сумку, в которой лежал биокомпьютер и объяснил:

— Даже когда ты спишь, ты чувствуешь все, что вокруг тебя происходит, а биокомпьютер помогает ничего из этого не упустить. Он даже может объяснить мои сны, как Давид [1] , только механический.

Багажный инспектор попытался разглядеть стык, где машина сливалась с человеком под одеждой. Сент-Сир выглядел как обычный человек крепкого телосложения.

— И вам не страшно спать, когда эта штука внутри вас?

— А мне должно быть страшно? Это всего лишь машина. Компьютер. Робот. Робот не может навредить тебе. Законы робототехники доказывают это, разве нет?

Парень вздрогнул, но если Сент-Сир и заметил это, то не подал виду и вышел из комнаты.

— Остерегайтесь людей, — обратился он к таможеннику. — Людям никогда нельзя доверять. А машина — это верный союзник, она создана для того, чтобы им быть.

Тот сказал:

— Мы закончили, вы можете идти. Извините за причиненные неудобства.

Десятью минутами позже Бейкер Сент-Сир прогуливался вдоль городской набережной, напротив вокзала, наслаждаясь видом раскинувшихся вдали зеленеющих холмов на курорте самого гостеприимного континента планеты. Он вдохнул свежий воздух — чистый, не в пример Чикаго, миру промышленности, куда в прошлый раз его занес случай — и огляделся, в надежде увидеть кого-нибудь, кто мог ожидать его здесь.

Когда он смотрел направо, слева от него кто-то произнес:

— Вы — мистер Сент-Сир?

Этот голос напоминал голос того красивого светловолосого парня. Но, повернувшись, Сент-Сир столкнулся с автономным роботом — таким же высоким, как он сам и, как минимум, вдвое тяжелее. Он бесшумно парил в воздухе с помощью гравитационных пластин. Конечно, подумал он, Альдербены имели все самые лучшие современные удобства, какую бы сумму не пришлось бы за них выложить.

— Да, я Сент-Сир, — ответил он.

— Я Тедди, автономник Альдербенов, я пришел, чтобы проводить вас в поместье, — он бы очень эффектно смотрелся во фраке с галстуком.

Тедди, Сент-Сир задумчиво повторил его имя. В конце концов, он былпочти человеком. Он был запрограммирован иметь ярко выраженную индивидуальность — быть всегда приятным и умелым — корпорацией «Райз Мастер Юнит ов Ионус». Уровень общительности таких машин был лучше, чем у любой собаки; и люди давали собакам имена. Сент-Сир улыбнулся, зная о умении Тедди понимать мимику.

— Привет, Тедди. Благодарю.

— Я возьму ваш багаж, мистер Сент-Сир.

Он собрал все чемоданы Сент-Сира сильными стальными руками с длинными шишковатыми пальцами. Прошел вниз по набережной к подъезду, где стояла серебристая машина, положил сумки в багажник и открыл дверь перед Сент-Сиром. Когда тот сел, Тедди захлопнул дверцу и облетел машину, чтобы самому усесться с другой стороны в нишу без сиденья, сделанную специально для него. Своими гибкими пальцами он подключил рулевое управление, тормоз и газ к трем из девяти пазов на торсе. Со стоянки на широкой магистрали он вел машину без помощи рук, направляясь прочь из этого города, больше напоминающего муравейник. Некоторое время Сент-Сир смотрел на проплывающие мимо холмы. Насаждения сосноподобных деревьев, торчащих перед ними, напоминали руки, пытающиеся ухватить что-то нависшими, гниющими зелеными пальцами. Небольшая сине-зеленая речка бежала за дорогой первые пятьдесят миль, затем, внезапно изогнувшись, исчезла вдали, затерялась между камней долины и больше в поле зрения не попадала.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.