Венерианское чародейство

Брэкетт Ли Дуглас

Серия: Старк [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Венерианское чародейство (Брэкетт Ли)

Глава 1

Корабль медленно двигался по Красному морю через пелену тумана. Ленивый ветер еле-еле наполнял парус. Корпус корабля, изготовленный из тонкого и легкого металла, двигался беззвучно, разрезая поверхность странного моря на два молчаливо струящихся огненных потока.

Над кораблем сгустилась ночь: надвигающееся с запада облако цвета индиго. Человек, которого все называли Старком, стоял один у поручней на корме, наблюдая приход ночи. Он полон был нетерпения и нарастающего чувства опасности, ему казалось, что опасностью пахнет даже горячий ветер.

Рулевой склонился в дремоте над кормовым веслом. Это был крупный мужчина с кожей и волосами цвета молока. Он молчал, но Старк чувствовал время от времени, что глаза рулевого следят за ним из-под полуопущенных век с непонятной жадностью.

Капитан и два других члена экипажа маленького каботажного суденышка ушли ужинать. Раз или два Старк слышал приглушенный взрыв смеха, сопровождавшийся шепотком. Как если бы все четверо втайне от Старка затеяли какой-то веселый розыгрыш.

Жара была изнуряющей. На смуглом лице Старка выступил пот. Рубаха прилипла к спине. Воздух был тяжелым и влажным, в нем стояли запахи жирной плодородной земли, раскинувшейся к западу отсюда, за вечными туманами. Было что-то зловещее и в самом море. Даже на этой планете Красное море было окружено легендами. Оно находилось за горами Белого Облака — стеной, скрывающей полпланеты. Не многие проникали за эту стену, в таинственный и пустынный мир Внутренней Венеры. Еще меньше было тех, кто возвращался. Старк был одним из этой горстки людей. Трижды доводилось ему пересекать горы, и один раз он пробыл там чуть ли не год. И все равно он никак не мог привыкнуть к Красному морю.

В нем была не вода. Море состояло из газа, достаточно густого, чтобы удерживать на плаву металлический корпус корабля; в глубине моря постоянно горели огни; окутывающий море туман был окрашен в кровавый цвет. Сквозь морскую поверхность Старку видны были реки огня: в глубине лениво бежали течения. Внезапные искрящиеся вихри возникали то здесь, то там, рассыпались, сливались с другими искрами; море походило на небо, усеянное малиновыми созвездиями. Это было очень красиво, особенно когда наступила сияющая синяя ночь. Красиво и странно.

Раздалось шлепанье босых ног, и к Старку подошел капитан Мэлтор. Фигура его расплылась в сумерках, будто привидение.

— Мы придем в Шуруун до вторых склянок, — сказал он.

Старк кивнул:

— Хорошо.

Путешествие казалось бесконечным, а постоянное пребывание на тесной палубе действовало ему на нервы.

— Тебе понравится в Шурууне, — оживленно сказал капитан. — Наше вино, наши кушанья, наши женщины — все превосходно. У нас нечасто бывают гости, мы замкнуто живем — ты сам увидишь. Но те, кто нас навешает…

Он рассмеялся и хлопнул Старка по плечу:

— Да-да, ты будешь счастлив в Шурууне.

Старку показалось, что на смех капитана отозвался смехом невидимый экипаж, словно они подслушивали и уловили скрытый намек в словах Мэлтора.

Старк сказал:

— Вот и прекрасно.

— Может быть, ты поселишься у меня? — сказал Мэлтор. — Я бы с тебя недорого взял.

Он уже хорошо получил со Старка за это путешествие. Прямо исключительно хорошо.

Старк ответил:

— Нет.

— Тебе нечего бояться, — сказал венерианин доверительным тоном, — Все чужестранцы приезжают в Шуруун по одной причине.

Это хорошее место, чтобы скрываться. Мы вне пределов досягаемости.

Он помолчал, но Старк на приманку не клюнул. Тогда капитан вдруг хихикнул и заговорил вновь:

— Это настолько безопасное место, что большинство приезжих решают у нас остаться. Так вот, в моем доме я бы мог…

И снова Старк решительно сказал:

— Нет.

Капитан пожал плечами:

— Ладно. Но ты все же подумай, — Он вгляделся вперед, в клубящийся красный туман, — Вон, видишь? — Он указал рукой, и перед Старком возникли зловещие тени скал, — Мы входим в пролив.

Мэлтор повернулся и сам взялся за кормовое весло. Рулевой прошел вперед и присоединился к остальным. Суденышко начало ускорять ход. Старк заметил, что корабль подхватило течение, стремительно несущаяся к скалам огненная река, струившаяся еще быстрее на глубине.

Темная стена выросла из тумана внезапно. Поначалу Старк не увидел в ней никакого прохода. Затем в стене появился узкий малиновый пролив, расширился и неожиданно сделался потоком бурлящего пламени, бесшумно набегающего на изломанные скалы. Красный туман поднимался как дым. Корабль задрожал, подпрыгнул и ринулся как сумасшедший в самое сердце ада.

Старк невольно вцепился руками в поручни. Мимо пролетали рваные клочья тумана. Море, воздух, да и сам корабль, казалось, были пропитаны кровью. Ни звука не раздалось во время всей этой бешеной гонки по проливу. Только мрачные огни вспыхивали и мчались по течению.

Благодаря отраженному свету, Старк увидел, что проливы Шурууна надежно охраняются. Невысокие крепости гнездились на скалах. Они были оснащены баллистами и большими лебедками, которые, если возникала необходимость, экстренно перекрывали сетями узкую горловину пролива. Жители Шурууна в силах были заставить соблюдать свой закон, запрещавший чужим судам входить в Шуруунский залив.

Для существования подобного закона и подобных оборонительных сооружений были причины. Официально Шуруун экспортировал вино и великолепные узорчатые ткани, сотканные из паутины паука-шелкопряда. На самом же деле город жил и процветал благодаря пиратству, грабежам и контрабандной торговле очищенным соком велы, местного мака.

Глядя на эти скалы и крепости, можно было понять, почему Шуруун вот уже несколько столетий подряд плюет на запрет на плавание чужих кораблей в Красном море и дает прибежище людям вне закона, преступникам и нарушителям табу.

С пугающей стремительностью они проскочили пролив и вышли на просторы одного из заливов Красного моря. Из-за пелены тумана Старку ничего не было видно на берегу. Но запахи стали сильнее — запахи теплой влажной земли и гниющих растений прибрежных полуджунглей-полуболот. Один раз через разрыв в клубах пара Старк, как ему показалось, разглядел островок, но островок тут же пропал. После стремительного бега через пролив Старку казалось, что теперь корабль еле движется. Его нетерпение и инстинктивное чувство опасности усилились. Он ходил взад-вперед по палубе, нервно и бесшумно, как кошка. Насыщенным водяными парами воздухом невозможно было дышать после чистой и сухой атмосферы Марса, откуда недавно прилетел Старк. Стояла гнетущая тишина.

Внезапно Старк замер, наклонил голову и прислушался. Медленный ветер принес какой-то едва различимый звук. Он доносился отовсюду и вместе с тем ниоткуда, далекий и неясный, без источника и направления. Как будто бы говорила сама ночь — жаркая синяя венерианская ночь, крича из тумана языком бесконечной скорби. И тут же странный звук ослаб и пропал, наполовину услышанный, оставив после себя щемящую тоску, словно бы все несчастья и горести мира соединились в этом унылом стоне.

Старк вздрогнул. Некоторое время было тихо, затем звук повторился уже на более низкой ноте. Такой же отдаленный и слабый, он звучал теперь более протяжно; благодаря капризам тяжелой атмосферы он казался молитвенным пением, то нарастающим, то становящимся глуше. Слов не было. Но разве в подобных песнях нужны какие-нибудь слова? Затем звук опять пропал.

Старк повернулся к Мэлтору:

— Что это было?

Тот взглянул на него с любопытством. Казалось, он ничего не слышал.

— Этот стон, — нетерпеливо пояснил Старк.

— А, это… — Венерианин пожал плечами, — Это ветер фокусничает. Воет в пустотах среди камней кругом пролива.

Капитан зевнул, снова уступил место рулевому, приблизился и встал рядом с пассажиром. Землянин игнорировал его. Почему-то звук, который он наполовину расслышал в тумане, натянул его нервы до предела. Цивилизация лишь слегка причесала Старка, он вырос среди аборигенов-полуземлян и навсегда сохранил обостренное чутье дикаря. У него был отличный слух.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.