Любовь со счастливым концом

Голубицкая Жанна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Любовь со счастливым концом (Голубицкая Жанна)

Жанна Голубицкая

«Любовь со счастливым концом»

ThankYou.ru: Жанна Голубицкая «Любовь со счастливым концом»

Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou.ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо», тем больше прекрасных произведений появляется на свет!

Всем нашим неудачным проектам посвящается

ПРЕДИСЛОВИЕ

СНАЧАЛА БЫЛА ЛЮБОВЬ…

— Как, вы не любите кошек?

— Не может быть!

— Вы просто не умеете их готовить!

Анекдот времен Перестройки и продуктового дефицита.

Мы, женщины, отличаемся от противоположного нам пола тем, что практически постоянно находимся в поиске любви — не только к мужчине, но и к работе, к ребенку, к жизни, к себе, наконец… Находим, теряем и снова ищем… А порой, теряя одну, находим другую. И ничуть не менее прекрасную.

И на этом пути мы совершаем ошибки. А как же без них: не ошибается только тот, кто ничего не делает. И никого не любит. А неудачные проекты случаются, увы, не только в бизнесе, но и в личной жизни. И у каждой из нас хотя бы однажды был такой проект. Не удавшийся. Но его все равно нельзя считать провальным, если в нем была хоть капелька любви.

А любовь — это что?

Ответ пытались дать самые светлые умы человечества. Но, по сути, так и не дали. Потому что любовь сама страдает хроническим раздвоением личности и делает такими же безумными своих страстных адептов. И в 98 случаях из 100 мы ошибаемся, пытаясь узнать в лицо ее подлинную. Но в движении, в поиске — уже есть любовь, а значит есть смысл. Мы стремимся, мы нацелены на идеал.

Когда ты спишь и видишь олигарха с собственной яхтой — это мечта.

А когда тебя возят на стареньком «фольксвагене» и трахают в чужих квартирах, и тебе это нравится — это любовь! А иначе чем это объяснишь?

Это, как поет Глюкоза, между вами любовь. Чувства, ла-ла…

А любовь по определению не может быть провальным проектом.

Из любой мужской особи, если только уметь с ней правильно обращаться, может получиться достойный спутник жизни. А для этого надо твердо запомнить основные правила ухода за мужской особью, благо они несложные: не кантовать, не тормошить, не мочить и не кидать. А остальные детали, нюансы и пикантные подробности ты узнаешь из нашей книжки-инструкции. Добро пожаловать в мир с большой буквы М.

ЧАСТЬ 1

УГОЛОК ПОТРЕБИТЕЛЬНИЦЫ, ИЛИ ВВЕДЕНИЕ В МУЖЧИНОЗНАНИЕ

1

РЕПОРТАЖ ИЗ-ПОД ЮБКИ

«Good girls go to Heaven. Bad girls go to Everywhere!»

(«Хорошие девочки попадают в рай. А плохие — куда захотят»).

Из песни «Modern Talking»

Почему-то многие мужчины полагают, что «быть под юбкой» — это крайняя степень уничижения мужского достоинства. А уж если любимый друг и собутыльник обозвал «подъюбочником» — все, пиши пропало! Надо срочно мчаться в баню, по бабам, за водкой — все, что угодно, лишь бы доказать, что ты все еще мужик. Увы и ах — вы заблуждаетесь, наши драгоценные! Если вас пустили под юбку — вам несказанно повезло! Это и есть высшее проявление мужского счастья! И нас, безусловно, радует, что некоторые из вас уже начали это понимать. Вот наглядный пример — рассказ самого настоящего мужчины.

Про меня говорят, что я «под каблуком у жены».

Мне не нравится это выражение. Да и ни одному нормальному мужику оно не понравится. Каблук — вещь тяжелая или острая. А вот «под юбкой» звучит куда интереснее! И я готов признать, что в свое время попал туда с головой. Там я и по сей день — и убежать вовсе не стремлюсь! А зачем? Мне там очень уютно, как говаривал горьковский уж, тепло и сыро… А также довольно интересно.

Погода под юбкой меняется, как погода у моря, — и соскучиться нет никакой возможности! Когда я познакомился со своей будущей женой, она напомнила мне героиню Одри Хепберн из культового фильма золотой эпохи Голливуда «Завтрак у Тиффани». Она была стройна, грациозна и трепетна как лань. Ее огромные глаз сверкали из-под длинной челки, как два фейерверка. Очевидно, ее саму слегка смущал этот неистовый огонь — и поэтому она частенько гасила его длинными пушистыми ресницами и опускала очи долу. Становясь от этого еще более таинственной и соблазнительной.

«Наверное, я не очень хорошая девочка!» — сказала она на втором свидании — и первая поцеловала меня долгим и страстным поцелуем в губы.

А вообще говорила она мало. И много слушала. Иногда смотрела не мигая, широко распахнутыми глазами. А порой, словно спохватившись, примеряла кокетливый прищур и улыбалась одними уголками губ — прямо как Мона Лиза. А однажды, смущаясь, призналась, что строить глазки «в угол — на нос — на предмет» ее научила бабушка. Только — вот беда! — она частенько забывает об этом полезном упражнении. Но «предмет», то есть я, к тому моменту и так уже был сражен наповал.

Она носила шелковую косынку на блестящих темных волосах. И поила свой домашний кактус шампанским, которое я приносил, приходя к ней в гости. А в тот единственный раз, когда мы поссорились, они с кактусом выпили на двоих всю бутылку — ведь я ушел и хлопнул дверью. Утром и она, и кактус чувствовали себя ужасно. Зато на столе лежала поэма, посвященная мне, сплошь покрытая пятнами от слез и колючками от кактуса. Ее сочинила она, а редактировал, видимо, кактус. При помощи своих игл и ее пальцев.

Не волнуйся, мне больше не больно,

Лишь за окнами плачет дождь.

А я плакать не буду больше —

Только дождь бы скорей прошел…

Мое сердце щемило от нежности. Я отпаивал ее крепким черным кофе, а кактус — водой из-под крана.

А однажды она задумчиво посмотрела в зеркало и пропела «водилку» из детской игры: «Какая я красивая! Кому же я достанусь?» Я сделал ей предложение.

В свадебном платье она танцевала рок-н-ролл босиком.

Собираясь в турпоход, вместо кроссовок она по ошибке сунула в рюкзак туфли на шпильках. Расстраивалась она не более трех минут. Зато потом, обутая в эти самые туфли и завернутая в простыню на манер индийского сари, на поляне, залитой лунным светом, под истошный писк комаров и хрип старенького кассетника, она терпеливо обучала меня хитроумным па аргентинского танго.

Когда на свет появился наш первенец, вместо няни она завела щенка алабая. И нянчила сразу двоих.

Как-то она увлеклась йогой. Она упоенно рассказывала о разных асанах. И показывала мне шавасану — неподвижную лежачую «позу мертвеца», способствующую, по ее словам, полной релаксации и погружению в нирвану. А также буквально бредила чакрами и пранаямой. А когда я как-то раз явился домой под утро и «на рогах», никто не ударил меня сковородкой и не ушел к маме. Зато на следующий день все стены в нашей квартире были увешаны красочными плакатами: «Внимание, открывается школа принципиально нового направления йоги. Йога алкогольная. Гарантированно откроет все ваши низменные чакры. Практика ежедневная. Расписание: с вечера — уход в глухую шавасану. С утра — полная пранаяма. Побочные эффекты: в сексе вашей любимой позой тоже очень скоро станет шавасана». Я хохотал, но злоупотреблять мне как-то расхотелось.

Моя жена никогда не пытается казаться лучше, чем она есть.

Она вообще пытается быть, а не казаться.

Я ни разу в жизни ей не изменил — просто потому что никогда не успеваю это сделать! Она не ждет, пока ей изменят, — она меняется сама. И становится другой раньше, чем я начинаю думать о других женщинах. Изменять моей любимой просто нет смысла: в ней уживается так много разных женщин, что, боюсь, я не успею познакомиться с ними со всеми до самой глубокой старости.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.