Уйти, чтобы вернуться. Исповедь попаданца

Борискин Александр Алексеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Уйти, чтобы вернуться. Исповедь попаданца (Борискин Александр)

Борискин Александр Алексеевич:

Уйти, чтобы вернуться. Исповедь попаданца.

Аннотация.

Ни слова правды, ни одного реально существовавшего действующего лица, только полет воображения. Если у некоторых читателей собственный полет воображения частично или полностью отличается от моего, это совсем не означает, что оно у него лучше или хуже моего. Просто я имею право на собственное воображение.

Заранее прошу извинение за некоторые неточности при описании местности и времени действия романа.

Приятного чтения.

Часть первая. ( Вместо пролога). Уйти.

1.

Меня зовут Кирилл Сергеевич Котов. Весной 2010 года я находился в номере гостиницы в Киле (Германия), ожидая прихода связника, когда почувствовал себя плохо. Было такое ощущение, как будто мне воткнули в грудь деревянный кол. Минут пять я старался понять, что со мной происходит. Потом позвонил на ресепшен и сообщил, что мне плохо. Дальше - ничего не помню.

Очнулся я на постели в больничной палате, совершенно голый. Большие пальцы рук и ног были пристегнуты специальными ремешками к проушинам, приваренным по бокам кровати. К обеим рукам с внутренней стороны локтевого сгиба и с правой стороны шеи через катетеры были подсоединены капельницы. Самостоятельно освободиться я не мог: любое движение вызывало потемнение в глазах, слабость и дикое сердцебиение. В палате никого не было, однако, не прошло и тридцати секунд, как дверь открылась и на пороге появилась молодая женщина в белом халате и белой шапочке с красным крестом. Скорее всего, я находился в поле зрения видеокамеры, висящей на стене и направленной на меня.

- Очнулись, господин Катэр!- произнесла она по-немецки.- Сейчас я освобожу ваши руки и ноги, но обещайте мне вести себя благоразумно: не вставать с постели, не садиться, не ложиться на бок! Если Вы меня поняли и не можете говорить, то закройте и откройте глаза.

Я попытался сказать, что все понял прекрасно, но из моего горла раздался какой-то хрип. Тогда я закрыл и снова открыл глаза.

- Вот и хорошо!
- Она подошла ко мне и расстегнула застежки ремней на руках и ногах.
- Я - Марта, дежурная медсестра.

Я опять попытался спросить ее, что со мной случилось и где я нахожусь, но опять у меня ничего не получилось.

- Лежите спокойно. Сейчас закончатся капельницы, я их отсоединю и все Вам расскажу.

Я опять закрыл и открыл глаза.

Пока она занималась капельницами, я оглядел свое тело: мне показалось, что я сильно похудел.

Отсоединив капельницы, Марта накрыла меня простыней.

- Не хотите в туалет? Не стесняйтесь, здесь нет мужчин и женщин, тут только больные и медперсонал.

Наконец у меня прорезался голос. Я прохрипел:

- Не хочу. Что со мной? Где я?

- Вы находитесь в кардиологической клинике доктора Лемке в Киле. Десять дней назад у Вас произошел инфаркт. К сожалению, в гостинице, где Вы находились в тот момент, не смогли сразу оказать медицинскую помощь: наша карета скорой помощи прибыла в гостиницу через два часа после инфаркта. Вас немедленно повезли сюда. По дороге пришлось делать непрямой массаж сердца и дважды применять "утюги" (кардиологический дефибриллятор): у Вас была остановка сердца. Но мы успели довезти Вас до клиники вовремя и начать проводить реанимационные мероприятия. В итоге Вы имеете обширный инфаркт миокарда, но все самое страшное - позади. Если все будет развиваться по плану, то через десять дней мы отправим Вас в реабилитационный санаторий в Любеке, специально предназначенный для восстановления людей с поражениями сердца.

- Я могу позвонить?

- Не волнуйтесь, мы уже сообщили на Вашу фирму о несчастье с Вами и получили подтверждение Вашей кредитоспособности.

- Я должен переговорить с моим партнером. Всего два слова!

Марта достала мобильник и сказала:

- Диктуйте номер!

Набрав его, поднесла телефон к моей голове. После нескольких гудков, трубку взяли, и голос Вульфа произнес:

- Вас слушают!

- Это Катэр. Звоню из кардиологической больницы в Киле. Проверь поступление денег на счет 1487.

- Обязательно! Тебе что-нибудь нужно?

- Нет. До встречи!

Число 1487 означало состояние повышенной опасности. Я находился в беспамятстве несколько дней. Что я мог наговорить в бреду, и на каком языке - неизвестно. Информация немедленно будет сообщена в Центр, и там примут необходимые меры.

Я немного успокоился.

- Господин Катэр, сейчас Вам нужен покой. Попробуйте заснуть. Лежите спокойно. Не пробуйте поворачиваться на бок. Вас будет кормить сиделка каждые четыре часа, пока с ложечки. Когда окрепнете - будете есть сами. Пока Вы были в беспамятстве, Вам проводили искусственное кормление через катетер.

Видите на стене около руки красную кнопку? Она для срочного вызова медперсонала. Засыпайте.

Марта ушла. Я закрыл глаза.

"Приходил ли связник? Когда мне стало плохо, до встречи оставалось три часа. Перед приходом он должен был позвонить. Где мой мобильник? Хотя в нем нет ничего, что бы могло меня скомпрометировать. Мой звонок Вульфу был на СИМку, используемую для экстренной связи. Он уже ее ликвидировал и немедленно убрался с места разговора".

Закружилась голова. Темнота.

Через двенадцать дней на спецмашине меня перевезли в Любек в кардиологический санаторий. Я уже мог самостоятельно передвигаться, только медленно и останавливаясь через каждые десять метров на отдых. Пройдя в санатории тридцатидневный курс реабилитации, я почувствовал себя значительно лучше. Получил предложение опять вернуться в клинику доктора Лемке, где мне могли сделать операцию аортокоронарного шунтирования (АКШ). Подумав, я отказался. После того, что я пережил за последние два месяца, опять ложиться в больницу и делать операцию на сердце - было свыше моих сил. Как оказалось впоследствии - отказался зря. Операция могла бы значительно улучшить мое состояние: повысить качество и продолжительность жизни.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.