Волчица и пряности

Хасэкура Исуна

Серия: Волчица и пряности [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Исуна Хасэкура

ВОЛЧИЦА И ПРЯНОСТИ. ТОМ 3

ГЛАВА 1

С тех пор, как они покинули церковный город Рубинхейген, минуло уже шесть дней. С каждым днем становилось все холоднее, небо уныло хмурилось; из-за этого даже легкий ветерок пробирал до дрожи.

Еще хуже стало, когда они выехали на дорогу, идущую вдоль реки: теперь ветер нес с собой холод речной воды; это добавило мучений.

Вода в реке, казавшаяся какой-то непонятной смесью жидкости и серых облаков, даже на вид была невероятно холодной.

Несмотря на несколько слоев поношенной зимней одежды, купленной в Рубинхейгене, холод пробирал до костей.

Вернувшись воспоминаниями к тем давно минувшим дням, когда из-за чрезмерной увлеченности покупкой товаров ему не хватило денег на зимнюю одежду, и к последовавшему затем очень морозному путешествию на север, он вымученно улыбнулся. Охватившее его чувство ностальгии заставило его даже забыть о холоде… в какой-то степени.

За прошедшие с тех пор семь лет тот неопытный торговец, похоже, заметно вырос и возмужал.

Кроме того, на этот раз, помимо теплой одежды, было еще кое-что, позволяющее не думать о холоде.

Бродячий торговец Лоуренс, вошедший в самостоятельную жизнь в юном возрасте восемнадцати лет и собирающийся вскоре встретить седьмую зиму своей торговой жизни, обернулся к человеку, что сидел на козлах рядом с ним.

Как правило, здесь, рядом с ним, не сидел никто, хоть влево посмотри, хоть вправо.

Даже в тех редких случаях, когда Лоуренс путешествовал не один, его спутник вряд ли мог рассчитывать на то, чтобы сидеть вместе с ним на козлах, и уж тем более – чтобы согревать колени под общим покрывалом.

- …Что? – поинтересовался спутник.

Спутник, изъясняющийся в немного архаичной манере.

Внешне этот спутник походил на девушку лет пятнадцати с ослепительно-белыми зубами, лучистыми глазами и длинными русыми волосами, которым могла бы позавидовать и аристократка. Лоуренс, однако, завидовал вовсе не ее волосам и даже не надетому на нее прекрасному плащу.

Зависть его вызывал пушистый хвост, который она разложила поверх покрывала и любовно расчесывала.

Хвост был бурого цвета, с белым кончиком; густой мех казался очень теплым. Если из этого хвоста сделать шарф, любая богачка его бы с руками оторвала. Какая жалость, что он не продавался.

- Скорее кончай чесать хвост и сунь его обратно под покрывало.

Едва ли погрешил бы против истины тот, кто сказал бы, что девушка в плаще, расчесывающая гребнем звериный хвост, походит на бедную монашку за работой.

Однако, едва услышав слова Лоуренса, девушка сузила свои янтарные с красноватым отливом глаза и, разлепив губы, которые совсем не страдали от холодного ветра, недовольным тоном произнесла:

- Не говори о моем хвосте как о какой-то грелке для коленей.

Хвост в ее руках слегка дернулся.

Разумеется, путешественники и бродячие торговцы, мимо которых они проезжали, думали, что это просто кусок меха; на самом же деле этот хвост до сих пор рос из своего владельца.

Хвост был частью тела той самой девушки, которая сейчас его аккуратно расчесывала. И девушка эта обладала не только хвостом: под капюшоном ее плаща пряталась пара нечеловеческих, звериных ушей. Разумеется, обладателя хвоста и звериных ушей едва ли можно было назвать обычным человеком.

О существовании людей, одержимых духами и демонами и отчасти потерявших человеческий облик, было хорошо известно; эта девушка, однако, к таким людям не относилась.

Истинным обличьем ее было обличье огромной богоподобной волчицы, которая обитала в пшенице, и звали ее Хоро, мудрая волчица из Йойтсу.

Для любого знающего служителя Церкви Хоро была языческим божеством, внушающим страх. Для Лоуренса же времена, когда он боялся Хоро, остались в прошлом.

Нынешний Лоуренс мог не только с легкостью смеяться над хвостом, которым Хоро так гордилась, но и зачастую пользоваться им как грелкой.

- Ведь мех на твоем хвосте такой густой и гладкий, от него одного под покрывалом теплее, чем от целой горы обычных шерстянок.

Как Лоуренс и рассчитывал, Хоро при этих словах гордо хмыкнула и убрала хвост обратно под покрывало; на лице ее было написано: «ну ладно, ладно, сдаюсь».

- А кстати, мы что, еще не приехали в город? Мы сегодня успеем приехать, нет?

- Просто поедем вдоль реки, и окажемся там совсем скоро, - Лоуренс указал на реку.

- Наконец-то можно будет поесть горячего. Надоела холодная тюря, да еще когда вокруг тоже холодно. Что бы там ни говорили, но это ужасно.

Даже Лоуренс, привычный к плохой пище куда больше, чем Хоро, не мог с ней не согласиться.

Трапеза была едва ли не единственным удовольствием, которому можно было предаться во время путешествия; однако зимой и она теряла большую часть своей прелести.

Все, что можно было делать в дороге в морозные зимние дни, – это жевать черствый и горький ржаной хлеб либо сперва размочить его в воде и получить тюрю; а дополнить трапезу могли лишь почти безвкусные кусочки сушеного мяса да хорошо хранящиеся овощи – лук и чеснок.

Хоро, будучи волчицей, не любила резкий вкус лука и чеснока, а горький ржаной хлеб и вовсе терпеть не могла; поэтому все, что ей оставалось, – это делать тюрю из хлеба и воды и глотать ее как можно быстрее.

Для обжоры и лакомки Хоро это наверняка было настоящей пыткой.

- О да, в том городе, куда мы направляемся, скоро будет большой праздник, так что поесть будет что. Начинай готовить свой живот.

- О… а ты уверен, что твой кошель это выдержит?

Всего неделю назад в церковном городе Рубинхейгене жадность завела Лоуренса в ловушку одной из торговых гильдий. Какое-то время он даже был уверен, что разорение неминуемо. В конце концов, после многих событий и приключений, разорения Лоуренс все-таки избежал; но и прибыли в итоге не получил, а, наоборот, понес убытки.

Что касается военного снаряжения, которое и послужило причиной всего этого, то, поскольку зимой везти его будет гораздо труднее, а цены на него на севере могут оказаться еще ниже, чем в Рубинхейгене, Лоуренс вынужден был продать его в Рубинхейгене за бесценок.

Хоро, хоть и постоянно теребила Лоуренса, прося купить ей то одно, то другое, все же тревожилась о состоянии его кошеля.

Конечно, она обладала весьма надменным характером и обожала доставлять людям неприятности, но в глубине души она все же была добрым созданием.

- Если речь всего лишь о том, чтобы купить тебе еды, я не разорюсь.

- Ммм… - несмотря на успокаивающие слова Лоуренса, в лице Хоро все же читалась озабоченность.

- И потом, ведь в Рубинхейгене я так и не купил тебе персиков в меду. Считай, что таким способом я это тебе возмещаю.

- Конечно… но…

- Что?

- Половина всех моих страхов – о твоем кошеле, но вторая половина – обо мне самой. Если я потрачу деньги на еду, значит, нам придется остановиться в постоялом дворе похуже?

«Теперь понимаю», - подумал Лоуренс и с улыбкой ответил:

- Ну, я собираюсь найти приличный постоялый двор. И не вздумай сказать, что если в комнате не будет очага, то она тебе не подойдет!

- Столь многого просить я не собиралась. Но мне не хотелось бы, чтобы ты воспользовался тем, что покупаешь еду для меня, как поводом…

- Поводом?

Обнаружив, что лошадь немного сбилась с направления, Лоуренс перевел взгляд вперед и шевельнул поводьями, чтобы ее чуть поправить. Хоро потянулась к самому его уху и прошептала:

- Мне не хотелось бы, чтобы ты воспользовался нехваткой денег как поводом выбрать комнату всего с одной кроватью. Я бы с удовольствием поспала одна хоть иногда.

Лоуренс невольно дернул поводья. Лошадь ответила недовольным ржанием.

Однако, будучи уже привычен к постоянному подтруниванию со стороны Хоро, он быстро пришел в себя. Изображая хладнокровие, он прохладным тоном ответил:

- Удивительно это слышать от особы, умеющей так беззаботно храпеть.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.