Суюнчи

Мухамеджанов Рахсивой

Жанр: Киносценарии  Драматургия    1981 год   Автор: Мухамеджанов Рахсивой   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

РИХСИВОЙ МУХАМЕДЖАНОВ (родился в 1940 году) окончил Ташкентский Государственный университет, а в 1972 году — Высшие сценарные курсы при Госкино СССР. По литературным сценариям Р. Мухамеджанова поставлены телевизионный фильм «Баллада о белогривой» и художественный кинофильм «Дуэль под чинарой».

Фильм по литературному сценарию Рихсивоя Мухамеджанова «Суюнчи» готовится к постановке на киностудии «Узбекфильм».

Безмолвные снежные просторы высоких гор напоминали суровых стариков в белых чалмах. Словно размотанная чалма, тянулась вниз река, которая начинала свой стремительный бег по ущелью, разделяя маленькое селение на две части.

Стоя на противоположных берегах, двое мужчин пытались переговариваться: один кричал, другой не слышал, шум реки уносил голос.

Мальчик лет тринадцати доил корову. Рядом терпеливо ждали двое маленьких братьев, каждый с пиалой наготове.

С небольшого холма по тропинке спускался костлявый старик лет семидесяти с палкой в руке.

Из-за гор появился вертолет. Дети приветствовали его появление радостным криком. Вертолет кружил над холмом, видимо, искал место для посадки. Когда он с гулом пролетел над головой старика, тот сердито погрозил ему палкой, но, увидев, что вертолет начал поворачивать обратно, несколько испугался:

— Э-э! Ты что, шуток не понимаешь?

Вертолет перестал кружиться над холмом и завис в воздухе. Дверца открылась, и по болтающейся лестнице кто-то стал спускаться па землю.

Старик па всякий случай спрятал палку за спину и стал пристально всматриваться.

Человеком, спускающимся с вертолета, оказалась старуха. Она ступила иа землю, поправила платье и, уперев руки в бока, крикнула вдруг властным, раскатистым голосом:

— Эй, Халмат! Чего стоишь, бездельник?

— Анзират?! — опешил Халмат. — Астафулла! Это ты прилетела?

— Да, это я прилетела! — сказала Анзират. — В городе была.

— Вах! — удивился Халмат. — Надо же! А зачем ты ездила туда?

— На свадьбу. Моя племянница сына своего женила.

— Ну и как, свадьба интересно прошла?

— Да где там, — махнула рукой Анзират. — Один встает — хвалит невесту, другой встает — хвалит жениха. Не свадьба, а прямо собрание. Представляешь, за целый вечер ни одной драки не было!

— Неужели? — удивился Халмат. — Свадьба без драки, разве это свадьба? Такая свадьба и не запомнится. Помнишь, на моей свадьбе какая драка была. Бедный Хайрулла до сих пор хромает! Как увижу Хайруллу хромого, вспоминаю свою молодость. Так приятно делается! Да, в наше время свадьбы были куда интереснее.

— Ничего, я скоро такой праздник устрою! — размечталась Анзират. — Все будут помнить!

— Какой праздник?

— Увидишь.

— Меня пригласишь?

— Обязательно! — обещала Анзират.

— Ты пригласи меня, я такую устрою драку! — засверкал глазами Халмат.

Анзират внимательно посмотрела на него.

— Что, не веришь? — сказал Халмат. — Я никого не боюсь!

— Ладно, пошли!

— А куда?

— Не задавай много вопросов! — строго сказала Анзират. — Дело есть.

— Хорошо, — согласился Халмат. — Помнишь, как я в молодости дрался?

Анзират не ответила. Халмат перехватил у нее сумку, и они двинулись по дороге.

— Анзират, смотри, твоя адъютантша идет! — хихикнул Халмат, но заметил неодобрительный взгляд Анзират и тут же замолчал.

Навстречу шла маленькая бойкая старуха Мастан.

— Это правда, Анзират, что ты на вертолете прилетала? — спросила она, поровнявшись с ними.

— А ты откуда узнала?

— Все говорят.

— Что за народ! Ничего от них невозможно скрыть, тут же узнают! — разыгрывая недовольство, сказала Анзират. — Ты лучше расскажи, что происходило тут без меня.

— Да вот… Нет, ничего не происходило! — помявшись, сказала Мастан.

— Ну… — требовательно сказала Анзират.

— Что ну?

— Давай, давай, не бойся, говори, — поддержал Халмат.

— Парпи-тракторист в чайхане сказал, что он не знает, кого слушаться — председателя или тебя. Потому что, оказывается, ты больше командуешь, чем председатель… Это мне так передали, я сама не слышала.

Анзират ухмыльнулась, но ничего не сказала.

— А ты сама как считаешь? Кого надо слушаться? — обратился к Мастан хитрый Халмат.

— Ну… И Анзират, и председателя! — ответила та.

— Что?! — возмутился Халмат.

— Ведь председатель тоже ответственный человек… — проговорила Мастан нерешительно.

— Иди тогда к своему председателю! — Халмат был явно на стороне Анзират. — Зачем с нами идешь?

— Но он за план отвечает, — как бы оправдывалась Мастан. — А так на что он мне? Молокосос какой-то!

— То-то! — произнес Халмат довольно. — А то чуть что — председатель, председатель!

— Хватит спорить! — оборвала их Анзират. — Не бояться надо председателя, а уважать.

Молча продолжали они путь дальше.

Остановились у резных деревянных ворот. Мастан и Халмат ждали, как поступит дальше Анзират. Она присела в тени чинары на краешек суфы, вытерла краем платка лицо. Потом велела Халмату:

— Давай, веди!

— Всех? — оживился Халмат.

— Нет, только сына Хаджимурада, — сказала Анзират, — остальных не трогай!

— Есть!

Сын Хаджимурада — Дилмурад, сорокалетий лысеющий мужчина, — сидел по ту сторону ворот за дастарханом и с аппетитом ел машхурду. Жена его, упитанная женщина в атласном платье, плавно передвигалась по двору.

Халмат со спины подошел к Дилмураду и ткнул его палкой в бок.

— Ой, щекотно! — хохотнул Дилмурад, решив, что это с ним подшучивает жена. — Ой, Салима, не надо!

И вдруг Дилмурад увидел выходящую из кухни жену, перестал смеяться и недоуменно оглянулся.

— Ой! Я и не узнал вас! Проходите, проходите, дедушка Халмат!

— А ну-ка, пошли! — суровым голосом приказал Халмат, подталкивая его палкой.

— Эй, эй! Вы что? — Дилмурад не знал, то ли смеяться, то ли злиться. — Куда вы меня ведете?

— Давай, давай! Там узнаешь!

Держа палку наперевес, как ружье, Халмат вывел Дилмурада, словно арестанта, за ворота и скомандовал:

— Стой!

Дилмурад, увидев двух старух, важно сидевших на суфе, еще больше удивился. Он оглянулся назад. Дед Халмат и не думал убирать нацеленное на него «ружье».

— Бабушки милые! — засмеялся Дилмурад. — Может, объясните наконец, что происходит?

Но старухи не соизволили ответить на его вопрос.

— Халмат! — заговорила наконец Анзират. — А ну-ка, стукни его разок.

— Слушаюсь! — ответил Халмат и, не дав опомниться Дилмураду, ударил его по шее.

— Ты что?! — взвыл Дилмурад. — Да я тебя!

— Попробуй, подойти только! — вызывающе замахнулся Халмат.

— Анзират, стукнуть еще раз?

— Нет, пока хватит! — сказала Анзират.

— За что вы его бьете? — стала кричать выскочившая вслед за мужем Салима. — Какое имеете право?

— Потерпи, до тебя тоже очередь дойдет! — сказал Халмат.

— Но за что, за что?! — надрывался Дилмурад.

— За то, что ты уже три месяца не навещаешь больного отца! — произнесла Анзират.

Дилмурад осекся, опустил голову.

— Что вы к нему пристали? Навещал он! — защищая мужа, затараторила Салима. — Говори, ездил же ты к нему!

— Ты не встревай, тебя не спрашивают! — одернула ее Мастан.

— Да, я однажды был у него… Помню, даже курагу ему отвез, — сказал Дилмурад.

— Однажды! — усмехнулась Анзират. — А он уже три месяца в постели лежит. Если хочешь знать, он к твоей кураге даже не притронулся, целыми днями лежит и в окно смотрит. А ты хоть раз подумал, почему он до сих пор не выздоравливает?

— Да откуда он может знать? — опять затараторила Салима. — Врач он, что ли? Курагу не трогал, в окно смотрит… Все смотрят в окно, когда дома сидят.

— Долго она еще будет говорить? — обратилась Анзират к Дилмураду.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.