Отголоски других миров

Нилин Аристарх

Серия: Отголоски других миров [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Отголоски других миров (Нилин Аристарх)

Любимой дочери посвящается.

Часть 1

Начало конца.

Глава 1

Туман, лежащий над озером, почти рассеялся. Утренняя прохлада давала о себе знать, и Михаил приподнял воротник куртки и до упора застегнул молнию. Солнце еще не встало из-за горизонта, но небо уже начало светлеть и порой казалось, что первые лучи украдкой пытаются пробиться сквозь ветки высоких елей, которые стеной подступали к противоположному берегу. Над озером стояла оглушительная тишина и казалось, что весь мир спал, в ожидании, когда протрубят трубы и оповестят, что новый день начался и пора вставать.

В этой тишине, всплеск на воде, показался непривычно громким. Подкормленная загодя рыба, видимо вернулась к месту, где накануне вдоволь было еды и Михаил затаился, в ожидании клева. Рука невольно потянулась к удилищу, но поплавок по-прежнему как вкопанный стоял на месте и не шевелился. В томительном ожидании, прошло несколько секунд и вдруг, он качнулся, и круги вокруг него разошлись по воде. Михаил замер, чувствуя, что приманка сделала свое дело. Он весь напрягся и в тот момент, когда поплавок снова дернулся, а потом целиком скрылся под водой, дернул удилище, подсекая добычу, и тут же принялся наматывать леску на барабан. Та натянулась, и Михаил понял, что на крючке что-то есть. Осторожно, чтобы добыча не сорвалась, он продолжал крутить барабан, осторожно водя удилищем. Наконец, когда рыбина оказалась у самого берега, он поднял удилище и увидел, как на конце трепещется, сидящий на крючке окунь. На вид не меньше килограмма. Подцепив сачком, он отправил её в садок, где уже плескалась один, меньший по размеру.

— Что же, клев удался, даже если сегодня больше и не удастся ничего поймать, — подумал он, и, насадив новую наживку, запустил её в озеро. Приспособив удилище, он откинулся и устремил свой взор на небо. Редкие облака, быстро плывущие с севера на юг, не могли однозначно сказать, какая будет погода, но удачное начало рыбалки, окончательно настроили Михаила на благодушный лад и хорошее настроение.

Прошло минут двадцать. Михаил кемарил, предаваясь мечтам по поводу столь быстро пролетевшей недели. Глушь, в которую он забрался из-за прихоти своего старого институтского приятеля, неожиданно обернулась отлично проведенным отдыхом, и он был рад, что ввязался в эту, казавшуюся еще неделю назад авантюрную затею.

А началось всё с того, что две недели назад он сидел после работы дома, тупо нажимая кнопки на пульте телевизора в поисках интересного. Как назло реклама шла одновременно по нескольким каналам, а там где её не было, шла сплошная тягомотина. Особенно его раздражали программы, которые каждый вечер рекламировали товар, явно сомнительного качества, но что самое интересное, он с маниакальным упорством демонстрировался в эфире ежедневно в течение нескольких недель. Новости на трех каналах одновременно почти слово в слово повторяли одно и то же, футбол по шестому каналу его тоже мало интересовал, а Окна на ТНТ порядком утомили. В отчаянии он выключил телевизор и в этот момент раздался звонок телефона.

— Алло!

— Узнал? — раздался в трубке хриплый, но весьма узнаваемый голос Аркадия.

— Привет! Какими судьбами?

— Здорово. Дай, думаю, старому институтскому другану позвоню.

— Правильно сделал, — обрадовано произнес Михаил. Последний раз он видел Аркадия случайно в центре в каком-то магазине, и они обменялись телефонами. Это было полгода или чуть больше назад и только сейчас тот неожиданно позвонил.

— Слушай, я тут неподалеку от тебя, не возражаешь, если завалюсь в гости или у тебя планы на вечер?

— Давай, конечно, о чем речь, сижу как медведь в берлоге, не знаю чем заняться. В пору на ленинградку смотаться за девочкой, — и он весело рассмеялся в трубку.

— Добро, тогда буду у тебя минут через пятнадцать. У тебя к пиву что-нибудь найдется или мне взять?

— Найдем, только хлеб купи, у меня дома ни крошки.

— Ну все, до встречи.

— Да, ты номер квартиры-то помнишь?

— А то, 64. У меня все записано.

— Давай, жду, — Михаил положил трубку и, осмотревшись по сторонам, решил, что в принципе в квартире достаточно чисто, чтобы принять гостя, и потому отправился на кухню, чтобы проверить, что есть из закуски к пиву.

Аркадий заявился, как и обещал, минут через пятнадцать. Они дружески обнялись, и Михаил радушно пригласил гостя в комнату.

— А может, на кухне расположимся? — и Аркадий осторожно приподнял пакет, в котором звякнули бутылки с пивом.

— Да ты хоть пройди, посмотришь, как я живу.

— Лады, — и осторожно поставив пакет на пол, он привычно скинул обувь.

— Да так проходи, — но Аркадий уже примерял стоящие в углу шлепанцы.

— Так, ну показывай свои хоромы.

— Да какие там хоромы. Все как у всех.

Аркадий осмотрелся. И действительно, однокомнатная квартира, в которой жил Михаил, мало чем отличалась от большинства холостяцких берлог, в которых ему приходилось бывать, как впрочем, и от его собственной квартиры, в которой он жил с матерью, после того как развелся и уехал от жены. Стандартная стенка времен эпохи социализма, купленная по блату или талону, полученному на работе от профкома, софа, тех же времен с разве что новыми подушками, приобретенными по рекламе в Экстра-М или Центр Плюс. Единственно, что было новым, так это компьютер, сиротливо стоящий в углу рядом с фикусом, который как бы символизировал связь прошлого и настоящего и большой телевизор с китайским дивидишным плеером и колонками, разбросанными в разных углах комнаты и массой проводов, выглядывающих из-под ковра.

— Не богато, прямо сказать, не богато.

— А ты чего ожидал, что я новый русский, на мерине езжу и в монолите живу, метров на 150?

— Ну… — последовало невразумительное мычание, после чего Аркадий рассмеялся и, хлопнув Михаила по плечу, сказал:

— Да ничего я не ожидал. Сам так живу, как и ты и все мы, кто вертится день и ночь, а все равно живет, как и прежде, от зарплаты до зарплаты. Ну, может чуть лучше, чем другие, но в принципе так же.

— Кстати, а ты сейчас на каком фронте трудишься? — спросил Михаил.

— На мясокомбинате. Между прочим бригадиром недавно назначили.

— Ну, растешь. Из начальников отдела в бригадиры, это круто, — и оба рассмеялись.

— Так ведь и ты нынче с кандидатской, небось, не в институте сидишь?

— Менеджер, батенька мой. Страховками занимаюсь. Сейчас это модно.

— Сказал тоже. Ты со мной на эту тему даже не заикайся.

— Что, никак не получишь по страховому?

— У вашего брата быстро только платить получается, а как получать, так столько набегаешься, что рад, что хоть что-то получил. Ладно, замнем. Каждый свой хлеб зарабатывает, как может, а то, что сами себя дурачим, так в том не наша вина, а тех, кто над нами. Мы, должен тебе сказать, в колбасу и прочие копчености, такого добавляем, — при этом Аркадий скорчил мину и добавил, — что сроду жрать не будешь.

— Да?…

— Об этом я тебе потом расскажу, а сейчас, пойдем-ка пивка попьем, за жизнь погуторим.

Они прошли на кухню, где уже во всю кипела вода в кастрюле, а на столе рядом лежали креветки.

— Вот это я понимаю закус, — сказал Аркадий, выставляя на стол бутылки пива, по которым стекали капли воды, что свидетельствовало, что они только что из холодильника. Михаил повернулся, выкладывая из холодильника брынзу и банку зеленого горошка.

— Отварим или так съедим?

— Слушай, давай отварим. Помнишь как раньше, отваривали брынзу и с горошком подавали в пивбаре?

— Кто же этого не помнит. А еще сардельки.

— Точно, и шпроты с яйцом и обязательно под майонезом.

— Ладно ностальгировать, — сказал Михаил, выкладывая из кипящей воды креветки на большую тарелку, — открывай бутылки и разливай.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.