Пробуждение

Кулик Елена Николаевна

Серия: Страж ночи [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пробуждение (Кулик Елена)

Пролог

Двухэтажный особняк был охвачен пламенем. Красно-желтые языки вырывались из открытых окон и дверей, поднимались высоко в ночное небо, скрывая дом от посторонних глаз и нежелательного вторжения. Огонь, послушный руке своего незримого хозяина, то стихал, отступая от стен, то наваливался с новой силой. Но, как ни странно, от тепла и жара этого пламени не обугливались стены и не трещали стекла. Огонь служил всего лишь своеобразным барьером, границей, которую невозможно было переступить или перелететь. И все, кто находился внутри дома, также не могли его покинуть.

Пламенем были охвачены все комнаты и коридоры; люди и вампиры метались между огненных стен, позабыв даже о собственной вражде. Вампиры, попадающие в это пламя, тут же превращались в жалкие кучки черного песка и пепла, которые развеивал ветер, влетающий в открытые окна. Людей же пламя щадило, оставляя на их телах лишь ожоги и неглубокие раны. Поначалу многие пытались спастись, выпрыгнув в окно, но тут же погибали, стоило им оказаться за стенами дома. Поэтому уже никто не стремился покинуть особняк, и тем более никто не спешил в него проникнуть.

С каждой минутой все меньше шума и криков раздавалось по коридорам — все меньше людей и вампиров оставалось в живых. Озверевшие и отчаявшиеся, они стали убивать друг друга, а огонь с радостью принимал в жаркие объятия своих новых жертв.

— Ксандр, посмотри, к чему привела твоя жажда мести… Остановись и уйми свое пламя, — прошептал мужчина, лежащий на полу маленькой комнаты на втором этаже. — Ксандр, когда ты стал таким жестоким и мстительным?

— Грегор, я всегда был таким. Неужели ты не знал этого? Мы столько лет с тобой знакомы, а ты так и не сумел понять меня, — вампир нагнулся над окровавленным человеком. — С твоей смертью я, наконец-то, обрету вечный покой, и вампиры смогут жить спокойно в этом жестоком мире.

— Жестоком мире? — мужчина засмеялся и его горлом пошла кровь. — Ксандр, тебе сколько лет?! Вампиры почти истребили всех жителей этого мира в своей слепой жажде крови и власти, пока на землю не пришел Страж. Теперь ты стремишься уничтожить единственную силу, способную сдержать кровожадность вампиров.

— Сейчас другое время. Многое изменилось. Мы изменились, и поверь, вампиры смогут решить свои проблемы сами, без вмешательства Стража.

— У вас был этот шанс, но что из этого получилось? — прохрипел мужчина, и на его губах появилась кривая язвительная улыбка.

— Страж, когда я убью тебя, у нас снова появится шанс, — яростно рявкнул вампир, но в его глазах была печаль. — Грегор, ты был мне другом не одну сотню лет, но долг сильнее дружбы и выше любви.

Мужчина, лежащий на полу, засмеялся на возвышенные слова вампира, но его смех больше походил на карканье старой вороны. Он положил ладонь на окровавленную грудь, стараясь сдержать хриплый стон.

— Не шути так, Ксандр, не то смех убьет меня раньше, чем это сделаешь ты. Вампир, говорящий о любви! Ты хоть знаешь, что это за чувство?

— Нет, — довольно усмехнулся Ксандр. — И безмерно этому рад.

— Когда-нибудь любовь придет к тебе и … жаль, что я не смогу увидеть, как она воспламенит твое сердце и сожжет тебя изнутри.

— Да, Грегор, в одном ты прав. Этого ты уже не увидишь. — Вампир наклонился к человеку, распростертому на полу. — Ты так много сил потратил, защищая людей и вампиров друг от друга. Сейчас твоя регенерация идет очень медленно. Мне можно не вмешиваться, ты и сам скоро умрешь.

— Папа, — вдруг раздался робкий девичий голосок.

— Что? — мужчина дернулся, но раны не позволили ему подняться.

— Страж, смотри-ка, кто тут у нас есть. — Вампир кинулся к шкафу и резко открыл дверцу. — Лизи, ты снова подсматриваешь.

Девочка с заплаканным лицом смогла только кивнуть. Ксандр помог ей выбраться из шкафа.

— Папа, — ребенок кинулся к лежащему на полу мужчине. — Папа… Папочка…

— Лизи, Лизи, и когда ты только будешь слушаться, — с сожалением в голосе сказал мужчина, окровавленной рукой гладя девочку по спутанным волосам.

— Папа, ты что умрешь? А как же я? Как Егор? — и слезы с новой силой потекли из ее глаз. — Ты уйдешь, как мама, да? И тоже больше к нам не вернешься? — Девочка упала на окровавленную грудь мужчины, рыдая еще сильнее. Грегор скривился от боли и едва сдержал слабый стон.

— Ксандр, ты помнишь ту ночь, когда я спас тебя? — прохрипел мужчина, придерживая девочку одной рукой, а другой вытирая кровавую пену со своих губ.

— Так и знал, что ты вспомнишь о моем долге. Чего ты от меня хочешь, Страж? Чтобы я спас тебя? — усмехнулся вампир.

— Нет, Ксандр, я прошу тебя только об одном: спаси мою дочь. Вынеси ее из этого дома и защищай, пока она сама тебе не скажет, что ты выполнил свой долг, — прошептал мужчина.

— Грегор, ты понимаешь, чего требуешь от меня, а что мог бы потребовать? — сквозь зубы процедил вампир.

— Понимаю, — спокойно ответил мужчина.

— Ни черта ты не понимаешь! — закричал вампир, отчего Лизи только крепче прижалась к отцу, причиняя ему еще большую боль. — Ты что, не понимаешь, что только благодаря этому долгу ты все еще жив, и я даю тебе время восстановиться? И только из-за этого я до сих пор не убил тебя!

— Я понимаю, но уже поздно. Мне не хватит сил.

— Так используй силу Стража, чего ты ждешь?

— Не могу. Эта сила не принадлежат мне. Я могу использовать ее только для помилования или наказания… но не для восстановления собственных сил.

— О чем ты говоришь? Это ведь полный бред, — вампир сплюнул на грязный пол. — Грегор, почему ты так поступаешь со мной?

— Ксандр, прошу, спаси мою дочь … и уходи. Я все равно умру. А ты…

— Это твое последнее слово, Страж? — спросил вампир, низко наклонившись к мужчине.

— Да, друг мой, прости. — Мужчина потрепал девочку по голове. — Лизи, солнышко, иди с Ксандром. Он спасет тебя, и всегда будет защищать. Иди с ним.

— Папа, нет, я не хочу, — девочка снова заплакала, крепче цепляясь за мужчину. — Папочка, не уходи на небо, как мама, прошу, не оставляй нас.

— Иди, Лизи, иди. Ксандр, поспеши, — простонал Грегор.

Вампир нагнулся над ребенком и заставил девочку посмотреть ему в глаза, приподнимая заплаканное личико за острый подбородок. В глазах девочки был панический страх.

— Идем со мной, и все будет хорошо, — он протянул к ней руку. — Пойдем, я спасу тебя. — Лизи смотрела на этого красивого мужчину перепуганными глазами, часто моргая мокрыми ресницами, затем осторожно потянула к нему маленькую окровавленную ладошку, не сводя золотистых глаз с лица этого неземного существа. Вампир тепло улыбался ребенку, а она переставала плакать и начинала улыбаться ему в ответ. Из ее глаз уходили боль и безнадежность. — Пойдем со мной, и все будет хорошо. Ты обо всем забудешь.

Вампир поднял девочку на руки, кутая в черный плащ, затем с печалью в глазах посмотрел на умирающего.

— Мы столько лет были друзьями, а ты лишь одним своим словом разбил нашу дружбу. Что ж, видимо, такова судьба. Я выполню свой долг, Страж, но и ты выполни свой — уходи.

— Я знаю. Прощай, Ксандр. — Мужчина усмехнулся, глядя, как крепко его дочь вцепилась в этого вампира. Девочка уже не плакала, а мирно спала в его теплых руках.

— Прощай, Грегор, — и вампир шагнул прямо в огонь, который тут же утих, как только могущественный хозяин коснулся его своей рукой.

Страж закрыл глаза. Он знал, что умирает, и теперь уже не сможет воспользоваться дарованной ему силой, но и передать ее было не кому. Неужели сила Стража вот так и исчезнет вместе с ним, и вампиры получат свою долгожданную свободу? И где только носит этого Хранителя? Почему, когда он так нужен, его никогда нет рядом!?

— Отец? — донесся до Грегора перепуганный голос мальчика.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.