Состязание в непристойностях

Жагель Иван

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Состязание в непристойностях (Жагель Иван)

Иван Жагель

Состязание в непристойностях

Глава 1

Склонившаяся над Петром Калачниковым молодая, симпатичная сучка в белом халате со шприцем в руке собиралась не просто его прикончить, но и сделать это в особо извращенной форме, доставив ему массу страданий. Петру было так плохо, что он бесхитростно озвучил свою мысль:

– Вы хотите моей смерти?

На нежном, пергаментном лбу докторши на мгновение обозначилась складка – ее явно озадачили. Однако она закончила делать укол и лишь затем переспросила:

– Я хочу вашей смерти?! Что за чушь?! Как раз наоборот, я пытаюсь вам помочь! По всем признакам, у вас серьезные проблемы с сердцем, а точнее, с сосудами. Чтоб вы знали, это называется ишемическая болезнь. Подозреваю, вы ведете не очень здоровый образ жизни, злоупотребляете спиртным, сигаретами, – не удержалась она от менторского замечания. – Еще лет тридцать назад вы были бы обречены – если не на смерть, то на малоподвижное существование. Но сегодня с подобными заболеваниями можно успешно бороться. Вам прочистят артерии от всяких склеротических образований, причем даже не делая полостную операцию, и через неделю вы будете здоровы как бык. Тогда опять сможете участвовать в этом дурацком шоу… как его… – еще раз наморщила она мраморный лоб, – ах да, «Танцуют звезды».

Докторша кивнула в сторону – туда, где через коридор находилась телевизионная студия. Двадцать минут назад Калачников покинул ее, едва не теряя сознание и чувствуя себя так, словно кто-то просунул руку в его грудную клетку и изо всех сил сжал там все, что поместилось в ладонь.

Боль появилась в самом конце быстрого танго, которое Калачников исполнял вместе со своей партнершей Вероникой – бывшей чемпионкой страны по латиноамериканским танцам. Одновременно с последними тактами зажигательной мелодии Вероника подпрыгнула, обхватила Петра своими длинными, мускулистыми ногами и откинулась назад, а он придержал ее за талию – наверняка в этот момент эротические фантазии многих сидевших в студии мужчин пополнились еще одной сексуальной позой. Эффектное па Петр и Вероника множество раз повторяли на репетициях без каких-либо последствий, но в этот раз ему пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы не выронить партнершу из внезапно ослабевших рук и не упасть самому.

Вероника сразу поняла, что с ним что-то не так, что он едва держится на ногах.

– Что случилось?! – негромко спросила она, кланяясь в ответ на бурные аплодисменты.

На съемках подобных телепрограмм приглашенная в студию публика всегда бывает очень благодарной. Ну а если ее энтузиазм угасает, если она начинает вести себя вяло, то ассистенты режиссера не особо церемонятся в выражениях и не обращают внимания на то, что в зале могут присутствовать дети.

– Выведи меня из студии, – сквозь зубы попросил Петр, тоже кое-как кланяясь.

По сценарию телешоу он и Вероника еще должны были подойти к ведущим программы и все вместе посмотреть и обсудить выставленные судьями оценки за танец. Поэтому, когда Калачников с партнершей направились к выходу, все немного растерялись, но быстро замяли неловкий момент, объявив очередную танцевальную пару.

Вслед за Петром и Вероникой в коридор поспешили несколько человек из съемочной группы. Узнав, что Калачникову плохо, его завели в одну из комнат напротив студии, где уложили на стоявший в углу диван и вызвали «скорую помощь». И вскоре появилась эта неприятная докторша в сопровождении фельдшера – флегматичного, наголо остриженного малого.

Врачиха «скорой помощи» показалась Калачникову неприятной вовсе не из-за того, что была уродиной. Как раз наоборот, у нее была очень броская, даже необычная внешность: смуглая, как у мулатки, кожа, антрацитовые, прямые волосы и бледно-голубые, дымчатые глаза, а из разреза белого халата заметно выпирали большие груди. Поработав на телевидении более двадцати лет ведущим многих популярных программ и снявшись не в одном десятке фильмов, Калачников был избалован вниманием поклонниц, обладал богатым сексуальным опытом и такие вот грудастые худышки нравились ему больше всего – как правило, они были неутомимы и даже яростны в постели. А неприязнь у Петра докторша вызвала потому, что во всех ее словах, жестах сквозила какая-то плохо скрытая снисходительность и даже брезгливость, словно он пострадал, занимаясь чем-то аморальным, постыдным, скажем, забрался на дерево, чтобы подглядывать за женщинами в бане, упал и сломал себе ногу. Калачников не привык, чтобы с ним так обращались, а тем более дамы.

– Сейчас мы поедем в больницу, – назидательным тоном продолжила докторша, укладывая свой чемоданчик, – там вы пройдете более детальное обследование и вам поставят окончательный диагноз. Хотя, думаю, я не ошиблась.

– Никуда я с вами не поеду! – твердо возразил Калачников. – Этот вопрос даже не обсуждается!

Его собеседница как раз скручивала прибор для измерения давления, да так и замерла, держа его на весу.

– Вы что, шутите?! – вырвался у нее нервный смешок.

У этой сучки действительно не было к Калачникову никакого почтения. В принципе Петр допускал, что кто-то может его не любить и в целом презирать весь шоу-бизнес, но как врач она все же должна была вести себя с больными помягче. Скорее всего ей не часто выпадал такой шанс самоутвердиться, покомандовать знаменитостью, оправдать свое серое существование, и она хотела выжать из него максимум. Можно было только догадываться, с каким сарказмом докторша будет потом рассказывать об этом случае своим товаркам в какой-нибудь подсобке «Скорой помощи», где они будут пить чай из казенных, разномастных, выщербленных чашек.

Калачников оглянулся на сидевшего у двери фельдшера. На его бледном, простоватом, веснушчатом лице не отражалось никакого интереса к их разговору, было похоже, что он дремлет с открытыми глазами, но Петру все же не хотелось откровенничать при посторонних.

– Пусть он выйдет, – кивнул Калачников в сторону дебильного фельдшера.

– С чего это?! – не поняла докторша.

– Я очень прошу, пусть он выйдет! – упрямо повторил Петр. – Неужели это так трудно сделать?!

Она пожала плечами и обронила:

– Сережа, пожалуйста…

Ни слова не говоря и не меняя выражения лица, фельдшер поднялся и вышел, аккуратно притворив за собой дверь. Было очевидно, что этот флегматик потом даже не поинтересуется, почему это больной пожелал от него избавиться, какие страшные тайны он хотел скрыть.

– Ну? – подогнала Калачникова докторша.

– Когда я говорил, что вы хотите меня убить, я имел в виду не физическую смерть. Человека творческого можно прикончить и иным способом, – туманно заговорил Петр. Ему самому стало это очевидно, и он рубанул: – В общем, мне нельзя сейчас покидать шоу «Танцуют звезды», ни в коем случае! А если вы повезете меня в больницу и все узнают, что у меня проблемы с сердцем, то я вылечу из программы автоматически! Понимаете?!

– Вам действительно так важно участвовать в этом балагане?! – изумилась она. – Даже рискуя жизнью?!

– Этот, как вы выразились, балаган имеет сейчас самые высокие рейтинги. Каждый субботний вечер программу смотрит полстраны. Любой человек из мира шоу-бизнеса многое отдал бы, чтобы оказаться на моем месте.

Калачников говорил вполне серьезно, но докторша опять презрительно хмыкнула. Она словно никак не могла поверить своим ушам.

– А вам что, это танцевальное шоу не нравится? – с адекватной неприязнью поинтересовался Петр.

– Нет.

– И почему же, если не секрет?

– Не люблю самодеятельность, – коротко пояснила она.

Это была чистой воды провокация. Примитивная женская уловка, нацеленная на то, чтобы втянуть Калачникова в спор, в котором у него не было ни малейшего шанса на победу. Ведь его заносчивая собеседница собиралась оперировать не профессиональными критериями, а скользкими аргументами из разряда «нравится – не нравится», «люблю – не люблю». Петр понял, что он должен немедленно остановиться первым, иначе его потери будут слишком большими – он так и не сможет завербовать докторшу в союзники.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.