Переломный момент

Брокман Сюзанна

Серия: Морские котики [11]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Переломный момент (Брокман Сюзанна)

Пролог

К СЕВЕРУ ОТ ВАШИНГТОНА, ОКРУГ КОЛУМБИЯ

СЕНТЯБРЬ 1986

ДЕВЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД

У Макса было всего пять минут.

Блеск.

Пять минут, прежде чем команда снайперов спецназа будет на месте.

Пять минут до того, как Леонард Д`Анжело станет всего лишь не самой приятной работой для бригады уборщиков с суперкрепким желудком, которые протрут выложенный мраморной плиткой пол банка.

Что ж, Ленни был виновен кое в чем более серьезном, чем неудачное решение. Он пришел в этот пригородный филиал Вестфилдского Национального банка с пистолетом в кармане.

И брать заложников было уж точно еще одной очень, очень плохой идеей.

Но, даже проведя последние пятнадцать минут в фургоне наблюдения, просматривая материал с камер безопасности банка и слушая через микрофон дальнего действия разворачивающуюся в банке драму, агент ФБР Макс Багат все еще не считал, что Ленни заслуживает смерти за свои ошибки.

Очевидно, Ленни вошел в банк с запиской, требуя, чтобы кассир снял сорок семь тысяч восемьсот семьдесят три доллара двенадцать центов с одного определенного счета.

Проблема была в том, что у него не было верного идентификационного номера, чтобы получить доступ к этим средствам, так что после короткого разговора, сопровождаемого активной жестикуляцией, кассир дал сигнал охраннику. И в этот момент Ленни достал свой маленький пистолетик.

И как только он вынул его из кармана, тут же проделал небольшое аккуратное отверстие в звуконепроницаемых плитах потолка у себя над головой.

Что заставило разрыдаться почти каждого в банке, включая грабителя Ленни, который продолжал всхлипывать.

Не сделав ни единой попытки выбить пистолет из рук Ленни, горе-охранник тут же отдал оружие и первым улегся на пол, заложив руки за голову. Остальные заложники, кроме женщины, съежившейся у стены с двумя очень маленькими детьми, последовали его примеру.

Главный кассир спешил с выдачей денег для Ленни, но к этому времени его сотрудничество более чем запоздало.

Потому что шум выстрела привлек сначала местного жителя, затем полицию штата, а после – потому что один из кассиров был в родстве с федеральным судьей – команду ФБР, в которой Макс был младшим по званию. И сейчас банк окружен множеством полицейских машин: сигнальные фонари вращаются, двери открыты, а офицеры, как в штатском, так и в форме, стоят на улице так, чтобы Ленни не мог достать их из своего пистолета.

Всей оперативной группе вскоре стало очевидно, что захватчик не имел никаких замыслов по поводу ВИП-кассира и что он, в сущности, полный дилетант. Это обстоятельство было и хорошей новостью, и плохой.

Хорошая новость состояла в том, что Ленни был так криминально неумел, что продолжал стоять прямо посередине банка. Он находился непосредственно перед большими витринными окнами – чистая, четкая мишень для снайперов команды спецназа. А плохой новостью было то, что пока команда добиралась до места, он являлся потенциальным источником повышенной опасности. Человеком, оказавшимся не способным построить хоть одно четкое предложение, с тех пор как Макс начал прослушку.

Он лишь продолжал плакать, издавая странные вопли, как животное, и неловко держа оба пистолета – свой и охранника.

– Позвольте мне пойти туда, сэр, – попросил Макс руководителя группы Рональда Шоу, который также отвечал за проведение операции. Но Шоу покачал головой, даже не тратя время на ответ младшему сотруднику. Макс работал с командой лишь несколько недель и был совершенно уверен, что Шоу даже не знает его имени.

И все же он упорствовал.

– С этим парнем что-то происходит. Я хотел бы попробовать поговорить с ним.

На Леонарда Д`Анджело не было данных, судимостей он не имел. В системе не встретилось даже упоминаний о штрафах за парковку.

Отчаянно нуждаясь в информации о захватчике, Макс позвонил приятелю из налоговой, который сказал ему, что Ленни Д. был трудолюбивым налогоплательщиком и строительным рабочим. А еще женатым отцом маленького сына. Он был среднестатистическим американцем, по крайней мере, до того, как что-то заставило его озвереть. Потеря работы, потеря дома, потеря жены и ребенка из-за развода?..

Это могло быть что угодно.

Макс попытался дозвониться жене Ленни по их домашнему номеру – лишь для того, чтобы его поприветствовало автоматизированное сообщение: «Номер отключен».

Недобрый знак.

Следуя процедуре, Макс попросил местную полицию посетить крошечную квартирку Д`Анджело – с болезненной мыслью, что Лен, возможно, прикончил всю свою семью, прежде чем пуститься в этот криминальный загул.

Но Макс не верил этому сценарию. Если бы парень был настолько смертоносен, то уже пустил бы в ход свое оружие. И как насчет его запроса столь точной суммы, вплоть до пенни – что там он просил?.. Двенадцать дурацких центов.

У Макса было не так много опыта, но это пахло преступлением в состоянии аффекта. Возможно, возмездие за растранжиренные деньги или неблагоразумные вложения? Наверняка что-то было.

Поэтому, ради всего святого, почему бы Ленни не взять трубку телефона в банке и не поговорить с ними?

Он должен знать, что они здесь. Четырнадцать полицейских автомобилей довольно трудно не заметить, если только ты не слеп.

И что ж, да, Макс мог полностью ошибаться. Может, Ленни убил всю свою семью. Но даже если и так, совершенно очевидно, что его гнев погас. Сейчас он не способен на большее, чем стоять посреди банка и плакать.

Макс готов был поставить свою жизнь на то, что мог пройти прямо в те двери, точно к Ленни, и просто забрать оружие из его мягких рук.

– Я хотел бы попробовать, – снова сказал Макс Шоу.

– Это слишком опасно, – ответил Шоу, пока они стояли у фургона и наблюдали на мониторе за плачущим посреди банка бандитом.

Камера, снимающая это, была с ультрасовременным объективом, способным менять фокусное расстояние. Залитое слезами лицо Ленни, даже пойманное через отражающее стекло окна, было запечатлено четко.

– Делай то, что должен, чтобы заставить его взять телефонную трубку.

Рональду Шоу до выхода на пенсию оставалась неделя. Возможно ли, что он в действительности боялся испортить отчет, позволив одному из новеньких, зеленому переговорщику, убить себя?

Даже если это означало застрелить Леонарда Д`Анджело без единого слова переговоров?

Будь оно проклято. Макс думал, что такой человек, как Рональд Шоу, будет выше этого.

– Сэр, мы звоним туда по всем телефонным линиям, – сообщил боссу Макс. – Он не отвечает.

– Продолжай пытаться, Мэтт, – кратко приказал Шоу, отходя от фургона.

– Я Макс, – выпалил он вслед Шоу. – И продолжать пытаться до каких пор? Пока снайперы команды спецназа не прострелят Ленни голову?

Но Шоу ушел.

На улице Смитти Даркин собирал портативный мегафон.

– Д`Анджело, вы должны немедленно подойти к телефону! Леонард Д`Анджело возьмите трубку!

Смит снял палец с кнопки мегафона, и тот издал ужасный визг.

Камера показала крупным планом на телевизионном мониторе лицо Леонарда Д`Анджело – тот даже не моргнул.

Конечно, он находился в банке, но звук был чертовски громким. До зубовного скрежета и дрожи громким.

И внезапно Макс понял.

Ладно, «понял», возможно, слишком сильное слово. Решительно заподозрил, если быть точным.

Леонард Д`Анджело не ответил по телефону, потому что не слышал звонка. Макс сильно подозревал, что Леонард Д’Анджело хоть и не слепой, но, по всей вероятности, глухой.

Боже, кроме желтого линованного маленького блокнота в портфеле Макса, писать было не на чем. Он был вдвое меньше, чем требовалось, но написать было необходимо.

К внутренней панели фургона на шнурке крепился маркер – один из этих несмываемых «Шарпи»[1] Макс схватил его и потянул.

Он писал на бегу, прокладывая путь сквозь офицеров в форме, оказавшись за пределами защитного круга на улице, прямо напротив стеклянной двери банка.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.