Штрафбат. Закарпатский гамбит

Гайдук Юрий

Серия: Библиотека Победы [0]
Жанр: Военная проза  Проза    2011 год   Автор: Гайдук Юрий   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Штрафбат. Закарпатский гамбит (Гайдук Юрий)

Юрий Гайдук

Штрафбат. Закарпатский гамбит

Книга основана на реальных событиях, произошедших в 1945-м году…

...

Шифротелеграмма

«Срочно!

Начальнику Главного управления контрразведки

«Смерш»

2.04.45 г.

Сообщаю, что сегодня, 2 апреля, зафиксирован вторичный выход в эфир рации, запеленгованной в Ужгороде по тому же адресу, что и первый выход. Время выхода в эфир – 21.07.

Записанный перехват – радиограмма, шифрованная уже известными нам группами пятизначных цифр. Первый выход рации в эфир был зафиксирован 21 марта с/г. В результате проверенных оперативно-розыскных мероприятий удалось выявить и установить личность радиста – Стефан Богданович Драга, 1916 года рождения, г. Ужгород.

Расшифровка радиоперехвата подтвердила агентурные сведения о подготовке завершающей стадии американской разведки по вербовке националистически настроенных лиц и уголовников в западных областях Украины – переход Вербовщиком государственной границы СССР со списками лиц, готовых работать на американскую разведку. Точная дата перехода еще не определена, но судя по тексту это середина – конец апреля.

Некоему «Михаю», судя по всему мукачевскому резиденту Вербовщика, приказано выйти на связь с группой Венгра для обеспечения безопасности продвижения Вербовщика до конечного пункта назначения в Европе. После анализа радиограмм от 21.03 и 2.04 можно с уверенностью предположить, что группа Венгра и «лесные люди» – это группа прикрытия, которая дислоцируется сейчас в лесах близ Мукачево.

Жду Ваших указаний.

Карпухин».

...

Шифротелеграмма

«Срочно!

Карпухину.

Содержание перехваченной 2.04.45 г. шифрограммы соответствует информации, полученной из источников, близких к упомянутым Вашей разведкой, что, естественно, возводит этот факт до уровня государственной важности с последствиями, которые могут быть весьма чреваты для будущего нашей страны.

Исходя из вышесказанного, все дальнейшие действия по обезвреживанию Вербовщика и его группы будут находиться под особым контролем. Дальнейшую разработку оперативно-розыскных мероприятий согласовывать лично со мной.

Никаких самостоятельных действий в отношении радиста не принимать, но при этом необходимо использовать его (втемную) для выявления «Михая».

Персональная ответственность по захвату Вербовщика и его груза ложится лично на Вас.

В случае необходимости Вам будет оказана любая помощь, но это только в случае самой крайней необходимости, так как этой акции уже определен статус особой секретности.

Абакумов».

Глава 1

Начальник войск по охране тыла фронта генерал-майор Карпухин не мог не догадываться, что основная часть оперативной разработки «Михая», который должен был обеспечить Вербовщику сравнительно безопасный переход через границу, линию фронта и прочая, прочая ляжет на его плечи, но чтобы так вот жестко: «…вся ответственность по задержанию Вербовщика и его груза ложится лично на вас…» Шифрограмма была подписана начальником Главного управления контрразведки «Смерш» Абакумовым, который подчинялся непосредственно Верховному главнокомандующему, и можно было не сомневаться, что затеваемая радиоигра, точнее говоря, использование ужгородского радиста втемную, уже известна Сталину, и это не могло сулить ничего хорошего. Естественно, в случае провала операции по задержанию Вербовщика. А его надо было не только вычислить, но и взять живым с бесценным для американской разведки «грузом», который он намеревался вынести с территории уже освобожденной Украины, тогда как о нем неизвестно практически ничего…

«Вся ответственность по задержанию Вербовщика и его груза ложится лично на Вас…»

М-да, подобного доверия со стороны Абакумова можно было пожелать только злейшему врагу. Однако как бы там ни было, надо было выполнять приказ Москвы, тем более что кое-какие оперативные наработки уже были. Еще во время первого выхода радиста в эфир было установлено не только местонахождение рации, но также и личность самого радиста, за которым велось негласное наблюдение. Которое, правда, ничего толкового пока что не принесло. Все эти дни Стефан Драга из дома практически не отлучался, и можно было только догадываться, что он, передав радиограмму своему резиденту, судя по всему упомянутому «Михаю», залег на дно и не предпринимает никаких самостоятельных действий в ожидании следующего послания от Вербовщика.

К великому сожалению, первый контакт радиста с «Михаем» зафиксировать не удалось, и теперь весь оперативный состав, который находился в подчинении начальника войск по охране тыла фронта, надо было бросить на разработку цепочки Радист – «Михай» – группа «Венгра», которая должна была обеспечить полную безопасность дальнейшего продвижения американского резидента. Однако в силу сложившихся обстоятельств практически весь оперативный состав был задействован на других участках: обстановка в тылу фронта была более чем сложная, так что в реальности оставалось всего лишь трое более-менее опытных оперуполномоченных «Смерша», которые могли бы принести сейчас реальную пользу при разработке того же Драги, «Михая» и группы «Венгра», окопавшейся в закарпатских лесных схронах.

Двое оперуполномоченных, один из которых лейтенант Новиков, еще не обстрелянный по-настоящему новичок. Самый опытный из этих троих капитан Царьков отзывается на другой участок работы.

Двое… И архисложная оперативная разработка, за которую всю ответственность несет лично он, генерал-майор Карпухин.

Вот и верь после этого общепринятому в обществе мнению, что «погоны не давят».

Давят! Да еще как давят! Так давят, что порой в землю на два метра вбивают. Причем без почетного салюта. Вчера был генералом, а сегодня – покойник, враг Родины.

Карпухин вызвал помощника и, едва тот переступил порог, охрипшим от чрезмерного курева голосом приказал:

– Найдите Царькова и срочно ко мне!

– Так он, товарищ генерал, уже минут пятнадцать как в штабе топчется. Просил доложить, чтобы…

– Так чего же ты!.. – не дал договорить майору Карпухин и тут же приказал: – Зови его!

Оперуполномоченный «Смерша» капитан Царьков был старшим группы по разработке ужгородского радиста, включая его связи в городе, однако Драга вел себя настолько незаметно, тихо и спокойно, что Царьков даже выдвинул предположение о том, что на связь с Михаем выходит не он лично, а кто-то из его родни, проживавшей в том же доме на окраине Ужгорода. В чем Карпухин не мог не сомневаться. Уж слишком значимой была возложенная на Стефана Драгу ответственность, чтобы перекладывать ее на плечи своих сестер.

Скрипнула дверь, и выросший на пороге плечистый капитан вскинул руку к виску:

– Товарищ генерал-майор, капитан…

– Всё, приехали, – остановил Царькова Карпухин, не очень-то любивший принятый в генеральской среде излишний официоз и чинопочитание. – Давай-ка ближе к делу.

Он прошел к окну, прикрыл на всякий случай распахнутую настежь форточку, через которую врывалась напоенная апрельским ароматом весна.

– Что у тебя?

Царьков невольно закашлялся. То ли из-за папиросного дыма, который не мог разогнать даже гулявший по комнате весенний ветерок, то ли из-за ощущения ответственности момента, которое повисло в воздухе.

– Товарищ генерал, наш подопечный вроде бы как зашевелился.

Этого следовало ожидать, причем еще вчера вечером, когда Драга принял радиограмму, в которой ставилась задача «подготовить и обеспечить безопасность выхода Вербовщика на лесных людей», и все-таки Карпухин не смог сдержать своих чувств:

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.