Курьер Джо

Штейман Борис Евгеньевич

Жанр: Современная проза  Проза    Автор: Штейман Борис Евгеньевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Борис ШТЕЙМАН

КУРЬЕР ДЖО

Иерархия… Вроде бы все понятно, но уточнить не помешает. Открываю энциклопедический словарь. Кстати, очень полезная вещь. Так, а вот и то, что нужно. От греческого иерос - священный, и архе - власть. Расположение частей или элементов целого в порядке от высшего к низшему. Умно, ничего не скажешь! Как говорится, не отнять и не прибавить!

Последнее время фишка упорно не идет. Похоже, началась черная полоса. А главное, эти проклятые анализы... Знающие люди советуют в таких ситуациях не суетиться, а затаиться и переждать. Так и делаю. Ложусь на диван. Отворачиваюсь к стене. Натягиваю одеяло и принимаю позу эмбриона. От коврика на стене пахнет пылью. Надо не забыть его, как следует, пропылесосить…

- А это что? – интересуется кассирша.

- Масло.

- Надо говорить!

- Чего говорить?! Это не в вашем куплено!
- заявляю категорично, но без нажима.

- Мария Петровна! Не хочет платить!
- неожиданно сильно начинает орать кассирша.

- Как не хочет?! – немедленно подплывает и угрожающе басит Мария Петровна.

- Говорит, не в нашем куплено!

Мария Петровна встряхивает бутылочку с подсолнечным маслом, мелкие пузырьки бегут со дна.

- Надо платить! – безапелляционно изрекает она.

- Вам же русским языком сказано! Не в вашем! Вы что, не понимаете?!
- кричу в бешенстве и жалею, что женщин в общественных местах бить не положено.

- Ах, так! Ну, погоди!
- угрожает Мария Петровна.
- Пошли!

Подходим к прилавку.

- Этот брал у тебя масло?
- спрашивает она раздатчицу.

- Не припомню...
- мнется маслораздатчица.

Торговые твари! Все заодно!

- Идите к администрации! Разбирайтесь! – после недолгих колебаний решает Мария Петровна.

- Ну, вы еще заплатите! За такое самоуправство! Премией заплатите!
- угрожаю напоследок.

- Напуга-а-ал! Сам заплатишь, еще, как заплатишь! Привыкли на дурака!
- кричит она вдогонку.

Иду внутрь, куда обычно нельзя. Контейнеры, мешки. Выхожу во внутренний двор, снуют грузчики, въезжают-выезжают грузовики с продовольствием. Ворота открыты. Солнце светит, небо голубое. Благодать! Выхожу на свободу. В результате - бесплатно вынес все, что набрал и за что хотел заплатить! Но сомнения, нет уверенности... Достаточно ли света было в торговом зале? Да и финальный проход, пожалуй, был неубедителен... Лучше было бы справа выходить. Точно, лучше. Да и зритель вряд ли прочувствовал до конца весь трагизм ситуации... Неясно. Да еще вдобавок: "Не верю!.."- несется эхо по двору. "Ну и на здоровье!
- кричу в ответ.
- Да, пошли вы все!.."

Весеннее солнышко пригревает. Гусеница, волнообразно изгибаясь, движется вверх по изогнутой спинке бульварной скамейки. Когда остается какой-то пустяк до вершины, она срывается вниз, но вскоре делает очередную попытку. Она ничуть не обескуражена падением. Видимо, у нее крепкие нервы и стальная воля. Или же она безмерно глупа.

- Чтобы продуктивно обслуживать какую-нибудь идею, всегда должен быть переизбыток желающих!
- многозначительно изрекает Малыш.
- В этом трагикомедия человеческой истории. Кстати, о птичках! Твои губы похожи на хорошо надутые велосипедные камеры!

- Не фига себе сравненьице! Такого мне еще никто не говорил. Это комплимент или как?

- Считай, что комплимент.

- Тогда, спасибо, - отзывается Семенова и прижимается своими тугими губами-камерами к его плотной гладкой щеке.
- У кого больше шансов, у демократов или республиканцев?

- Ты же знаешь, я не интересуюсь выборами... И те, и другие стремятся обслужить идею успеха и получить доступ к вожделенному телу власти.

- Пашке, конечно, далеко до тебя...
- вздыхает томно Семенова.
- Мы можем пойти к тебе. Твои старики деликатные, не станут рваться в комнату... На всякий случай можно накинуть крючок. У тебя на двери замечательный доисторический крючок. Пашкина мамаша как-то ворвалась со своими пирожками! Хотя бы постучала!

- Простой народ дурно воспитан...
- задумчиво отзывается Малыш, вынимает из кармана складную лупу, мгновенно хватает гусеницу и начинает ее рассматривать.
- Не исключено, что она нас подслушивает! Погляди!
- приглашает он Семенову.- Видишь, сразу спрятала свои антенны!
- Он осторожно возвращает гусеницу на гребень скамейки.

- А что обслуживаешь ты?
- интересуется Семенова.

- Как и все... Идею генерального кода...
- объясняет он.
- И это грустно...

- Ты такой умный, Малыш! С тобой интересно!

- Ладно, потопали ко мне! Я хочу не меньше твоего!

Они встают и, обнявшись, неуклюже пытаются идти в ногу. Уже почти у самого дома Малыш, споткнувшись, падает на газон. Семенова начинает громко хохотать.

- Перестань, Семен!
- сдержавшись, приказывает он.
- Ну, что тут смешного?! Человек упал. А ты ржешь! Не будь балдой!

Заснуть не удается. Так, какая-то полудрема. Вспоминается всякая ерунда. Решаю освободить мочевой пузырь. На всякий случай. А потом и вовсе выхожу из дома. Как обычно, побеждает дурная голова, которая ногам покоя не дает.

Неподалеку от дома в кустах лежит огромная породистая собака. Спит. По внешнему виду, бездомная. Грязная свалявшаяся шерсть. Впалые бока. Видимо, потерялась. Пытаюсь ее разбудить. Хорошо, к ошейнику, превосходный, кстати, ошейник, привязана бельевая веревка. Кто-то, видимо, уже хотел приватизировать собачку, но не проявил должной настойчивости. Пес подниматься не хочет. Смотрит мутными глазами. Тяну за веревку. С трудом встает и, шатаясь, бредет за мной. Щеки уныло висят. Печальные глаза в красных прожилках. Капает слюна. Дышит хрипло. Но все равно, видно, настоящий аристократ!

Сразу же, буквально, падает в прихожей. Даю ему вчерашние котлеты. Не ест. Дышит по-прежнему тяжело. Ставлю около него миску с водой и иду во двор покурить.

Только усаживаюсь на скамейку, как в окне на третьем этаже возникает Вася, будто только и ждал, когда я выйду. Приветственно машу ему рукой. Вскоре и сам появляется.

- Курим?
- интересуется он и крепко жмет мне руку.

Он бросает и поэтому все время стреляет у меня. Будто у меня они забесплатно появляются.

- Ладно, уж, дай сигаретку!
- говорит, будто делает мне величайшее одолжение, и добавляет: - Ты что, себе собаку завел?

- Куплю тебе в следующий раз пачку, чтоб не стрелял!
- Не люблю бесцеремонных людей с их вопросами. Все-то им надо знать! Захотел бы, уж, наверное, сам бы рассказал.

- Вот из-за таких, как ты, все и развалилось! Это я тебе целый блок куплю, совок несчастный! "Кент"! "Пел-мел" куплю! Тоже мне! Еще и попрекает! Совок несчастный!
- Вася обижается и гордо уходит.

Зачем я притащил домой эту больную псину? Не понимаю. Помню, в детстве хотел щенка. А кто в детстве не хочет собаку! Просто, какое-то помутнение рассудка! Лежал бы себе под, одеялом, и все было бы нормально. Так нет! Собака даже воду пить не стала. Придется везти ее в ветлечебницу. Хорошо, имеется поблизости.

Еле затаскиваю эту громадину в автобус. Пассажиры проявляют некоторое неудовольствие. Ну, да, наплевать. Мне с ними детей не крестить!

К ветеринару очередь огромная. Кошки, собаки, попугаи, хомяки и даже одна белая холеная коза, которую в результате не приняли. Для коз, оказывается, другое учреждение имеется. Наконец до нас черед дошел. Ветеринар, мужик довольно противный, смотрит на меня с любопытством.

- Вы зачем дохлую псину притащили? – интересуется он.

- Как дохлую?
- не понимаю я.

- А так... Вы что, сами не видите?

Смотрю, действительно не дышит. Хорошо, что не успел к ней по-настоящему привязаться.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.