Суть Времени 2013 № 22 (3 апреля 2013)

Кургинян Сергей Ервандович

Жанр: Политика  Научно-образовательная    2013 год   Автор: Кургинян Сергей Ервандович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Суть Времени 2013 № 22 (3 апреля 2013) ( Кургинян Сергей Ервандович)

Колонка главного редактора

Опасность № 1

Наши враги, закатывая истерики против нас, и бегут от реальности, и воюют с нею

Сергей Кургинян

9 февраля 2013 года на наш съезд в Колонном зале пришел Президент России. И началось! Враги закатили истерику, причем неслыханную. Налицо согласованное участие в истерике зюгановцев и либералов. А также многих других. Налицо и другое — новый подход врага к организации истерик по нашему поводу. Этот подход основан на игнорировании реальности.

Эрих Фромм говорил о бегстве от свободы (Escape from Freedom). Наши враги, закатывая истерики против нас, и бегут от реальности (escape from reality), и воюют с нею (war with reality).

Причем если до 9 февраля 2013 года враг пытался хоть как-то привязать свои мифы к реальности, то после 9 февраля никакие привязки мифов к реальности не осуществляются.

Мы очевидным и суперреспектабельным образом заплатили небольшие деньги за аренду Колонного зала Дома Союзов. Зацепок нет. Деньги и впрямь небольшие, и они пришли со счета моего Фонда — на счет Дома Союзов. Вопить при этом, что деньги заплатил Путин, что это огромные деньги… Выть, что только Кремль может разрешить аренду Колонного зала — притом, что недавно в этом зале проходило мероприятие Зюганова, — это значит бежать от реальности или воевать с нею.

А что такое вопить, что участники нашего съезда, приехавшие из других городов, проживали в высококлассной гостинице — притом, что сами участники съезда знают, что спали в спальниках на полу в квартирах москвичей, входящих в нашу организацию? Это значит соответствующим образом воодушевлять участников нашего начинания: «Так вот вы как врете, гады! Мы-то знаем, что мы не ночевали в гостиницах!» Опять же, мы имеем дело с бегством от реальности или войной с реальностью. Зачем это нужно?

Да, что-то сходное происходило и до 9 февраля. Зачем, к примеру, нужно было Гельману говорить, что «сутевцам» очень много платят, и потому они очень шустро противостоят ему в Краснодаре? «Сутевцы» ведь знают, что им не платят. И воодушевляются: «Так вот как ты врешь, гад! И все вы так врете!» Зачем же Гельману воодушевлять сутевцев? Притом, что он считает себя мастером пиара.

Но когда такие номера закатывает только Гельман — это одно. А когда вся тусовка дружно вляпывается, причем с огромным энтузиазмом, — это, согласитесь, другое. Зачем было говорить, что мы будем главными на марше 2 марта 2013 года, если мы твердо заявили, что не будем в этом марше участвовать? Ведь последнему глупцу было понятно, что если мы об этом заявили, то мы и не будем в этом участвовать. А если бы мы хотели в этом участвовать (по глупости, корысти или подчинившись чьему-то приказу), то мы бы восхваляли марш, а не говорили, что не будем в нем принимать участия.

Между тем, враг закатил невероятную по глупости и накалу истерику, воюя с неумолимой реальностью нашего неприхода на шествие 2 марта. А потом представители телеканала «Дождь», придя на марш 2 марта, восклицали: «Боже мой, мы не видим ни Кургиняна, ни кургиняновцев… Что же это такое?»

А зачем была нужна эта истерика по поводу Международного общественного фонда «ЭТЦ» (Центра Кургиняна), якобы зарегистрированного на Кипре? Ведь всем ясно, что Фонд зарегистрирован в Москве! Да, пиаровский смысл захода понятен: «Кургинян такой же, как все, он создает себе аэродромы в Европе, является чуть ли не олигархом, зависим от европейских элит, занят коммерцией и так далее». Но нельзя же было так подставляться, игнорируя неумолимые и слишком легко доказываемые обстоятельства! То есть все ту же реальность.

Фонд зарегистрирован в Москве. В качестве международной структуры он не может не иметь представительства за рубежом. Представительство нужно для международного статуса. Международный статус — для влияния на мировые процессы, а не для коммерции. Представительство финансовой деятельности не ведет и вести не может, если нет счета. А его нет. Минимальные — смехотворные — финансовые вложения московский Фонд осуществил для того, чтобы зарегистрировать представительство на Кипре. На фоне всеобщей оргии коммерциализации вопить о нашей коммерциализации в условиях несомненного ее отсутствия — отсутствия фантастического для современной России — это бежать от реальности. И воевать с нею.

Ну, можно было получить маленький пиаровский навар с этого, используя принцип множества мелких интернет-насекомых. Каждое насекомое зудит что-то и кого-то в чем-то убеждает. Насекомых много. Они мелкие (тут очень важно, чтобы они были мелкими, а лучше мельчайшими). Сумма этих мельчайших укусов, то бишь клеветнических заявлений, может что-то дать. Немного, но что-то.

Но зачем было вылезать Немцову и другим, превращая сетевую ложь, которой труднее противостоять, в ложь сконцентрированную, то есть элементарно разоблачаемую? С мелкими насекомыми воевать не будешь. А с Немцовым — так за милую душу!

Но главное — 9 февраля хоть Путин на съезд пришел. Был формальный повод для истерики. Да, формальный. Потому что Путин как пришел, так и ушел. Путин не идет на полный разрыв с сотворенной им элитной средой, объявившей теперь войну Путину (война творения с творцом — сюжет, согласитесь, метафизический). А среда, сотворенная Путиным, и «Суть времени» — две вещи несовместные. И тут, как говорится, поживем — увидим. Полный разрыв Путина со своей средой может быть лишь в условиях сугубо катастрофических. Пока что этого разрыва нет. Что произойдет в случае разрыва, пока обсуждать бессмысленно. А без этого разрыва приход к нам Путина — это событие тактического значения. Президент откликнулся на собранные нами подписи под письмом протеста, и это очень хорошо. Но и не более того.

Но, повторяю, в случае прихода Путина был хотя бы формальный повод для закатывания истерики: «А ну как Кургинян соединится с Путиным, и наступят последние времена!»

А 2 марта даже формального повода не было. А истерика была преогромная.

И в 20-х числах марта, когда начались вопли по поводу фонда, якобы зарегистрированного на Кипре, тоже не было даже формального повода. Ну, был бы зарегистрирован фонд — и что? Реальный политический вопрос — финансируется ли фонд, находящийся в Москве, из-за границы? Если финансируется — то ты лоббист, а не политик. А если не финансируется? Притом, что шило этого финансирования в мешке не утаишь. Фонды — это не оффшорные предприятия, они структуры сугубо прозрачные.

Итак, не было даже формального повода для этой истерики. Но истерика была — и, опять-таки, преогромная. А значит, кто-то объявил нас опасностью № 1. Почему?

Обсуждать это я буду в следующих номерах газеты. Пока же просто фиксирую это весьма немаловажное обстоятельство.

До встречи в СССР!

Политическая война

От Поклонной до Колонного. Роль нашего движения в той политической войне, которая определяет облик современной России (продолжение — 6)

Наша политическая победа не может быть победой только политической. Только став духовной и метафизической, она обретет заодно и политический лик. Вы видели этот лик в конце съезда в Колонном зале? Вы видели его на Поклонной горе? Если хоть сполохи чего-то подобного вы видели, значит, мы уже побеждаем. Любой другой подход к невероятно трудному году, который мы прожили, — принципиально неверен

Сергей Кургинян

В предыдущем номере я познакомил читателя с аналитическим эссе, берущим за отправную точку мистерию жевательной резинки. Автор эссе, М. Ю. Александрова, построила свои размышления на тему «Что с нами происходит?», взяв за отправную точку книгу воспоминаний Максима Леонидова, лидера когда-то популярной петербургской группы «Секрет». Максим Леонидов сотоварищи, называя иностранных туристов, бродивших по Дворцовой площади, «людьми» (все остальные явно были не люди — то есть нелюди, анчоусы и так далее), отковыривали придавленную многими ногами жевательную резинку, выплюнутую «людьми» на мостовую Дворцовой площади, мыли эту резинку и жевали ее по нескольку дней.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.