О «дедовщине»: взгляд социального психолога

Рощин Алексей

Жанр: Психология  Научно-образовательная    2008 год   Автор: Рощин Алексей   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
О «дедовщине»: взгляд социального психолога ( Рощин Алексей)

Вступление

Я все-таки решаюсь опубликовать давно задуманную серию статей на тему "дедовщины" в нашей армии. Тема очевидно набирает все большую актуальность, а у меня наработки пылятся без дела уже больше 10 лет! В конце концов, пора применить некогда приобретенные знания и навыки социального психолога…

* * *

Общественный интерес к проблеме «дедовщины» в армии то вспыхивает, то угасает. Предыдущий всплеск публикаций пришелся на конец 80-х годов прошлого века и удивительным образом совпал не столько с расцветом «эпохи гласности», когда освобожденные СМИ принялись яростно бичевать многоразличные пороки позднесоветского общества, сколько с тем периодом, когда в СССР действовал массовый призыв студентов на срочную военную службу.

После отмены студенческой воинской повинности решением Верховного Совета СССР в 1989 году волна публикаций быстро пошла на убыль, и в дальнейшем, на протяжении почти всех 90-х годов, да и вплоть до последнего времени, тема «дедовщины» пребывала на периферии общественного внимания. Периодически СМИ освещали какой-нибудь особо вопиющий случай убийств или самоубийств в солдатской среде — но в целом жизнь бесчисленных казарм на просторах все еще бескрайней России оставалась «вещью в себе» и интересовала разве что родителей призывников и активисток из числа «солдатских матерей».

Однако в этом году [1] , похоже, пошла новая волна, и армия с ее специфическими казарменными проблемами опять неуклонно выдвигается на авансцену. Причина странных приливов и отливов общественного интереса к данной теме в общем-то очевидна: они зависят от того, насколько велик риск «загреметь в армию» для детей нашего образованного сословия. Пока существует довольно простая и легальная возможность «уберечь» родимое дитя (посредством поступления в ВУЗ или покупки справки о каком-либо необременительном заболевании) — вникать в проблемы новобранцев из бедных и малообразованных семей никто не спешит, а для обсуждения в СМИ или же на кухнях находится множество значительно более актуальных тем.

Но увы! — шансы «отвертеться», похоже, тают на глазах. Российская армия вползает в очередную полосу «демографического провала»: граждан в призывной возраст вступает все меньше, призыв «обычными средствами» все чаще не выполняется, и вот уже в Думе вовсю готовится законопроект о возвращении призыва в армию студентов, министр Обороны делает грозные и недвусмысленные заявления, готовится также сокращение списка медицинских оснований для отказа от призыва. Военные потирают руки, предвкушая очередной «резкий подъем интеллектуального уровня призывников», как это было в еще памятные времена 1985–1989 гг.

А у «читающей общественности» растет тревога: казармы из далекой страшилки для «плохих ЧУЖИХ мальчиков» превращаются в пугающую своей реальностью перспективу для любимого чада, для детей родных и близких людей. Естественным образом возникает желание узнать — а что же там происходит НА САМОМ ДЕЛЕ? В глубине души, конечно же, теплится надежда: а может быть, «за отчетный период» в армии и впрямь случились какие-то резкие перемены к лучшему? Может быть, и страшная «дедовщина» как-то благополучно «рассосалась»?

Если верить последним победным реляциям российских военных, так оно и есть. В октябре, к примеру, Интерфакс передал такую оптимистическую реляцию: «По данным Минобороны, 90 % воинских коллективов последние годы живут без «дедовщины». Само Минобороны, похоже, решило впредь вовсе обходиться без неблагозвучного термина «дедовщина», заменив его на куда более «политкорректное» «казарменное хулиганство».

Ход, без сомнения, умный: название неясной угрозы, тревожащей как призывников, так и их родителей, лишается специфического и непонятного оттенка (какие «деды»? кто такие? Почему их надо бояться?) и приобретает вполне ясные и «бытовые» очертания. Ну, хулиганство, да, в казарме; почему в казарме? Да потому что армия! А что, на «гражданке» хулиганов не бывает?

Нынешний эвфемизм, созданный в недрах российского Минобороны, в пиар-смысле выгодно отличается от творения ГПУ МО СССР, которое в свое время билось над той же проблемой. «Замполиты, политруки» придумали тогда, в 80-х годах прошлого века, термин «неуставные отношения», который в силу своей расплывчатости и крайней двусмысленности тут же стал предметом различных анекдотов на «армейскую тематику».

Итак, выбор слов и словосочетаний широк: брутальная «дедовщина», загадочные «неуставные отношения», политкорректное «казарменное хулиганство». И со всем этим Минобороны вроде как успешно борется.

Так что же — бояться нечего?

От термина «казарменное хулиганство», тем не менее, за версту разит казенным лукавством. «Дедовщина» — это специфический тип групповой динамики внутри «воинского коллектива», и «хулиганство» всего лишь обозначает одно из возможных последствий данных отношений в юридическом смысле. Последствие далеко не единственно возможное. Строго говоря, если бы у военных «работников идеологического фронта» действительно было бы желание заменить «дедовщину» совокупностью юридических терминов, иллюстрирующих ее возможные последствия, они должны были бы параллельно ввести термины «казарменное изнасилование», «казарменное доведение до самоубийства», и «казарменное принуждение к дезертирству».

Основной вопрос, однако, заключается в следующем: что есть «дедовщина» — некая «болезнь» «воинского коллектива», которая поддается успешному излечению силами командиров и политработников? Или же «дедовщина» — специфическое СИСТЕМНОЕ явление, которое имманентно присуще воинскому подразделению советского типа комплектования? Последнее буквально означает, что «дедовщина» не может быть побеждена и изгнана без сущностного преобразования самого принципа комплектования Российской Армии.

Вывод, крайне неутешительный для Минобороны, но мы, тем не менее, постараемся его обосновать…

Глава 1. Договоримся о терминах

Прежде всего следует договориться о терминах. Именно непроясненность ситуации в научном плане дает почву для бесплодных дискуссий в духе «а вот еще был случай…» — «ерунда, это нетипично!» и т. д до бесконечности. В жонглировании примерами и цифрами понаторели за последние десятилетия обе стороны — и «солдатские матери», и Министерство обороны, при этом ни на йоту не приблизившись к существу проблемы.

Одна из наиболее распространенных ошибок — стремление рассматривать армейское подразделение как обычную группу, нечто вроде трудового коллектива, учебного класса или даже компании друзей на отдыхе. Мол, «армия — это срез общества», «какое общество — такая и армия» и так далее в том же духе. Обычные люди — солдаты; они так же, как и все прочие, хулиганят, иногда дерутся, а в общем — стараются заслужить похвалу начальства. В этой благостной «общечеловеческой» картинке проблема «дедовщины» просто растворяется без остатка, и говорить становится не о чем…

Но картинка неверна. Армия — не НИИ и не завод, и различие очевидно: в социальной психологии оно называется «характер членства в группе». Все дело в том, что солдат не вправе под угрозой уголовного преследования по собственной воле покинуть «родной армейский коллектив». Забавно, что в стандартных советских учебниках социальной психологии (по крайней мере, до начала 90-х) характер членства вообще не рассматривался как классифицирующий признак, и сам термин groups compulsory in membership я впервые обнаружил в американских пособиях.

«Группу принудительного членства» (далее ГПЧ) следует отличать от так называемой «закрытой группы» — то есть просто «группы, из которой нельзя выйти». Отличие тонко, но существенно: сам термин «закрытая группа» возник при изучении специфики самоощущения и групповых взаимодействий внутри экипажей затертых льдами полярников, космонавтов и прочих отрезанных на долгое время от мира сообществ. И наши, и западные исследователи обнаружили у членов таких групп нарастающую фрустрацию и депрессию, а также разработали множество методик, как с этими вредными явлениями бороться.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.