Ночной хищник

Макаров Артур Сергеевич

Жанр: Киносценарии  Драматургия  Триллеры  Детективы    1983 год   Автор: Макаров Артур Сергеевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Катер, возвращавшийся с морской прогулки, вошел в воды залива, и пассажиров сразу перестало качать. На спокойной воде колыхались чайки, поднявшись, кружили над катером, выпрашивая подачки.

— Господи, до чего красиво! — вздохнула Русанова, глядя на город, обнимавший залив.

— Старый город всегда хорош, — снисходительно одобрил ее эмоции Барков. — И новое они пристраивали со вкусом, не тяп-ляп… Нейтралы убежденные! У них было время изыском заниматься.

— Жаль, что ничего не захватила для птиц… Смотрите, как они трогательно выпрашивают.

— Ну, по-моему, просто нахальство, — возразил Барков. — Жадные, прожорливые и крикливые. Зато изящны, и этим создают впечатление. Как в жизни часто бывает.

Обернувшись, он кивком указал на чаек стоявшему неподалеку молодому матросу, и тот вскоре принес два аккуратных пакета.

— Пожалуйста, все предусмотрено. — Барков заплатил за корм, и матрос, улыбаясь, поблагодарил его. — Только бросайте подальше, их сейчас столько над головами завертится…

Множество птиц действительно затолклось в воздухе с пронзительным гамом, Русанова, смеясь, бросала им корм, и пакеты быстро пустели.

Вроде бы неторопливо стуча мотором, катер тем не менее быстро приближался к причалам, где его поджидали двое одинаково высоких и представительных мужчин.

— Все, птички, больше нету. — Русанова отбила ладонь о ладонь, стряхивая крошки. — Теперь рыбу ловите.

— Ну, эти явно предпочитают жить подаянием, — усмехнулся Барков. Повернувшись, увидел близившийся причал, двух мужчин на нем и озабоченно взглянул на часы. — О, нас встречают, а мы, и верно, запаздываем… На десять минут! Шеф наверняка волнуется.

Пассажиров на катере было немного, русские вскоре поднялись на причал, и младший из встречавших улыбнулся Русановой.

— Как вам понравилась прогулка? — спросил по-английски.

— Благодарю вас, господин Лундквист, было чудесно! И почти совсем не качало.

— Вот именно, что «почти», — уточнил Барков с протокольной улыбкой, сопутствовавшей любому его разговору с иностранцами. — Просто Елена Андреевна прирожденный морской волк, чего совсем не скажу о себе… Мы едем, да? Катер опоздал на десять минут.

— Столько же у нас в запасе, и мы успеем, — заверил тот из шведов, что был постарше. — Прошу вас.

Машина стояла неподалеку, перед гостями предупредительно распахнули дверцы, и вскоре поток разнообразных лимузинов на магистрали принял еще один.

В просторном вестибюле офиса, при виде входящих, поднялся из кресла дородный мужчина:

— Ну знаете, точность просто отменная: минута в минуту… Но ведь у нас и отбытие сегодня, а дела еще есть. Вы, Елена Андреевна, займитесь образцами, а мы отправимся к коммерческому директору фирмы. Вы с нами, господин Эдстрём?

— О, разумеется, мистер Харлампиев, — улыбнулся старший из шведов. — Я провожу вас. А мой коллега — моложе, и ему я предоставляю удовольствие сопровождать госпожу Русанову.

И, разделившись, они разошлись в разные стороны.

В полутемном зале была высвечена лишь круглая площадка, окруженная уходящими вверх рядами кресел. Манекенщицы с деланно-утомленными лицами манерно, расхлябанно похаживали в освещенном кругу, демонстрируя шубы, палантины и меховые жакеты поверх вечерних туалетов.

— Нет-нет! — Русанова Что-то отметила в блокноте, оставила кресло и вышла к просмотровой площадке. — Н-нет… С песцами, по-моему, все хорошо, а куница — мех строгий при всей его импозантности… Его лучше подавать с менее броскими туалетами.

— Хорошо, я вас понял, — кивнул Лундквист. — Магда! Попробуем третью модель… Переоденьтесь. Очень жаль, что вы нас оставляете, — снова обратился он к Русановой. — С вами я бы чувствовал себя уверенней, демонстрируя образцы заинтересованным лицам.

— Не скромничайте, вы отлично знаете Дело, А меха того качества, которое гарантирует успех. — Она еще сделала пометку в блокноте и убрала его в сумочку. — Возвращаться надо: наш аукцион через три недели и предстоит уйма работы. Вы будете, конечно?

— Нет, — с сожалением покачал головой Лундквист. — Я всегда с удовольствием навещаю Ленинград, но на этот раз опять поедет господин Эдстрём… Магда, вы готовы? Прошу.

Девушка выплыла на площадку уже в другом туалете, прошествовала мимо них, томно опустив ресницы…

Наблюдавший за всем этим из верхнего, не видного с площадки ряда, седоголовый человек, услышав, как кто-то появился позади него, не обернулся, бросил коротко:

— Ну?

— Они готовы продать лишь несколько видов клеточных мехов, — сказал Эдстрём, склоняясь к нему. — Что до остального, то ссылаются на незыблемые принципы аукционных торгов: всем равные возможности.

— Так. Садитесь. Ваше доверенное лицо в Ленинграде действительно заслуживает доверия?

— Оно готово на все, если мы выполним поставленные условия.

— Мы их выполним, — кивнул человек. — Внесите требуемую сумму на банковский счет, по прибытии в Ленинград покажете чек. А вручите, когда станете принимать товар. О путях вывоза я позабочусь сам, понятно? Эта партия куницы должна быть нашей, я так хочу! Торговля предусматривает риск, и мы рискуем… Но свести этот риск к минимуму — ваша задача. Надеюсь, вы все уяснили?

— Да, конечно.

Внизу появились Харлампиев и Барков, сели в кресла рядом с Русановой.

— Они научились торговать, ничего не скажешь, — откинулся на спинку седоголовый. — Но и мы не потеряли хватки… Проводите русских с возможной любезностью и готовьтесь к поездке. Для напутственной беседы я вас вызову.

Он встал, едва возвышаясь над спинками кресел, пошел вдоль рядов.

Оставшись один, Эдстрем задумчиво смотрел вниз, на освещенное пятно с медленно двигающимися фигурами манекенщиц.

На тумбочке у кровати заверещал будильник, и его сразу привычно прихлопнула рука.

Мужчина средних лет, стараясь не потревожить жену, вылез из постели, постоял, сонно покачиваясь, и вышел в коридор. Вскоре в туалете шумно сработал сливной бачок, мужчина вернулся в комнату, вышел на балкон. Поеживаясь от утреннего холодка, проснулся окончательно, обозрел знакомый пейзаж. И уже хотел покинуть балкон, но еще раз вгляделся вниз и нахмурился недоуменно…

— Нина! — позвал он, войдя в комнату. — Нина, ты спишь?

Не дождавшись ответа, посмотрел на часы: было десять минут шестого.

В прихожей у телефона еще пораздумал, снял трубку и дважды крутанул диск.

— Алё, милиция? Тут такое дело… Это просто один гражданин говорит. Я, понимаете, встал, а напротив нас склад открыт… Нет, не видел… Но он всегда закрыт, а сейчас двери настежь! Вы извините, конечно, но странно все-таки… Что? Михайлов моя фамилия.

Мчавшаяся по улице «Волга», выполнив рискованный вираж, въехала во двор, остановилась, завизжав тормозами.

— Ты что, иностранных фильмов с автогонками насмотрелся? — ворчливо спросил Таболов водителя.

К машине спешил капитан Шорохов.

— Товарищ подполковник! При осмотре места происшествия обнаружено…

— Стоп. Пройдем-ка на место, и доложишь. Оно нагляднее будет, — остановил подчиненного Таболов. — Эксперты работают?

— Заканчивают. Но уже определили кое-что, — шагая рядом, пояснил Шорохов.

— Вот и прекрасно. — Таболов подошел к входу в склад, обернувшись, осмотрел двор и шагнул внутрь.

В складском помещении работали сотрудники. Эксперты возились у дверей боксов, Таганцев осматривал короткий коридор, ведущий в остальные службы склада, а напротив боксов, на бетонном полу, мелом было нанесено очертание человеческого тела, и рядом застыл сержант.

— Сигнализация была отключена, сторож исчез, а вот здесь лежал труп неизвестного… Документов при нем не обнаружено, убит ударом тяжелого предмета в область затылка, — негромко давал пояснения Шорохов.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.