Личная жизнь Александра I

Соротокина Нина Матвеевна

Серия: Тайны Российской империи [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Личная жизнь Александра I (Соротокина Нина)

Вместо предисловия

Взяться описывать характер и нрав одного из самых загадочных русских государей — задача мало того что трудная, она еще граничит с дерзостью, а попросту говоря, с наглостью. И вообще, что мы о них знаем? Моим родителям рекомендовали изучать русскую историю по учебнику Покровского. Тоненькая книженция на плохой бумаге. В ней все наши правители представлены палачами, садистами, развратниками, сифилитиками (кроме, разумеется, советских) и прочая, прочая… Моему поколению надо было открывать для себя наших государей, из монстров они постепенно превращались в людей.

Пушкин, который «наше все», написал про Александра I: «Правитель слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда, нечаянно пригретый славой, над нами царствовал тогда…» Фраза эта приклеилась к Александру I намертво. А почему, собственно, «враг труда»? И почему слава пригрела его «случайно»? Вот уж воистину ради красного словца… Будем считать, что в данном случае Пушкин был необъективен ровно настолько, насколько он был необъективен по отношению к Сальери.

Куда более скромный автор — швейцарский писатель и дипломат Анри Валлотон — в своей книге удивляется: про Наполеона написаны тысячи книг, все они полны восхищения великим полководцем и правителем, и забывают восхититься человеком, который его переиграл и разгромил, — Александром I.

В традиции русской интеллигенции не любить правящую верхушку: это было раньше, это есть и сейчас. Справедливая и принципиальная русская интеллигенция не может простить Александру I, во-первых, что он был царь, во-вторых, Аустерлиц, в-третьих, военные поселения, в-четвертых, Рунича и Магницкого… список можно длить долго. Хрущев дал возможность нам проговорить, прокричать несколько свободных слов, и ему с легкостью простили расстрельные списки тысяч людей, а Александру I не могут простить Аракчеева, и баста!

История жизни наших самодержцев состоит из мифов, ведь сколько людей, столько мнений. Появился новый миф, понравился, все его стали пересказывать как истину. Так, известно, что матушку Александра I Марию Федоровну Екатерина II называла «воском», стало быть, умная была невестка, а сын Николай, будущий император, говорил про мать — «чугун». Видно, и то и другое — правда. Павла многие хотели видеть «сумасшедшим». Другие авторы с яростью это отвергают и пишут — «романтик, рыцарь». Александра I называли сфинксом. Кстати сказать, именно об Александре больше всего сочинено «таинственных» мифов.

Документы, мемуары, обмолвки современников, легенды, анекдоты и множество книг самых уважаемых авторов — и все про Александра I. Читай, думай, особое внимание обрати на взаимоисключающие суждения. Работа с документами — это тоже выбор. Надо помнить, что отношение к тому или иному политическому деятелю очень зависит от того, какое время на дворе. Даже Дон Кихот, о котором мы «все знаем», в одну эпоху считался сумасшедшим, и общество с этим согласно, а в другую — он святой, который, несмотря ни на что, борется за справедливость. А где истина? Где «как там было на самом деле»? Поэтому неправомочно говорить, что эта книга — об императоре Александре I. Это только то, что я знаю и думаю об Александре I. Читатель может со мной не соглашаться. Имеет право…

* * *

В 20-х годах, а если точнее — в 1819 году, государь Александр Павлович решил посетить Валаам. Игумена Иннокентия предупредили загодя — встретить государя «с подобающей честью», всей братией, облаченной празднично, с крестами и иконами.

Сортавала, а оттуда предстояло плыть на остров двадцать миль с гаком, встретил высоких путешественников непогодой. Ладожское озеро в бурю страшнее моря-океана. Весь день ждали погоды, к вечеру решили отложить плавание, но государь заупрямился — вперед, Господь поможет! И поплыли — малой свитой в одной лодке.

В монастыре тоже весь день были неспокойны. Празднично облаченные монахи выходили под дождь, смотрели вдаль — не плывет ли царская флотилия, а под вечер и успокоились — кто же в такую непогодь решится сунуться в озеро — и легли спать.

В три часа ночи промокший до нитки и до дрожи замерзший государь высадился на валаамский берег. Никого, темень и дождь. Свитские побежали искать настоятеля. Бедный игумен Иннокентий! Он тут же распорядился поднимать монахов, сам бросился в ризницу, дабы облачать всех празднично, разбудили звонаря — беги на колокольню! А император стоял на пристани и ждал.

Наконец торжественная встреча состоялась. Куда изволите, государь? А государь изволил единственно — согреться. У него от холода буквально зуб на зуб не попадал. Александра Павловича отвели в Преображенскую церковь и начали службу. Преображенская церковь всегда топилась. Там за печкой был теплый закуток — любимое место больных и хворых монахов. На этот раз в теплом кармане отогревался слепой монах Симон. Государь сел рядом. Симон ощупал его мокрую одежду и спросил шепотом:

— Кто здесь со мной?

И Александр тоже шепотом ответил:

— Путник.

(Местное Валаамское предание).

Родители

Отец — Павел Петрович Романов, наследник русского трона, с ноября 1796 года император Всероссийский. Родился 20 сентября 1754 года в Санкт-Петербурге.

Мать — Софья Доротея Августа Луиза принцесса Вюртембергская. Родилась 15 октября 1759 года в Штутгарте. Сразу сообщим, что у этой пары было десятеро детей:

Александр I (1777–1825), российский император.

Константин Павлович (1779–1831).

Александра Павловна (1783–1801).

Елена Павловна (1784–1803).

Мария Павловна (1786–1859).

Екатерина Павловна (1788–1819).

Ольга Павловна (1792–1795).

Анна Павловна (1795–1865).

Николай I (1796–1855), российский император.

Михаил Павлович (1798–1849).

Это был второй брак Павла Петровича. Первой его женой была принцесса Гессенская Вильгельмина, получившая при крещении имя Наталья Федоровна. Она умерла родами. Двадцать два года — и уже вдовец. Павел очень тяжело переживал смерть жены, и мать постаралась как можно быстрее найти покойной замену. О новой невесте наследника похлопотал сам Фридрих Великий. Софья Доротея была его племянницей, и он надеялся, что этот брак упрочит связи России с Пруссией. Королю было шестьдесят четыре года — по меркам того времени уже старик, но политические интересы по-прежнему стояли на первом месте. Сама Екатерина II считала главной своей союзницей никак не Пруссию, а Австрию, но родство с Фридрихом Великим ее не смутило, главное, надо было действовать быстро.

В Петербург был прислан миниатюрный портрет Софьи Доротеи, Павел пришел от него в восторг и пожелал сам поехать в Берлин на встречу с суженой. Встреча состоялась. «Я нашел невесту такой, какой только желать мысленно себе мог, — пишет Павел матери, — не дурна собой, велика, стройна, не застенчива, отвечает умно и расторопно, и уже известен я, что если ли сделала действо в сердце моем, то не без чувства и она со своей стороны осталась. Столь счастлив я, всемилостивейшая государыня, если, Вами будучи руководим, заслужу выбором своим еще более милость Вашу».

Юная Софья действительно была умницей. Деликатно и ненавязчиво она просила советов Павла — как себя вести в Петербурге, интересовалась, что такое русский двор, каковы особенности его этикета, как понравиться императрице и заслужить ее любовь и т. д. Кроме того, она начала изучать русский язык и уже освоила алфавит. Павел уехал на родину, оставив невесте письменное руководство — наставление из четырнадцати пунктов. Другая бы обиделась, но Софья Доротея — нет, она была благодарна.

31 августа 1776 года принцесса со свитой прибыла в Царское Село. Далее все сладили очень быстро. 14 сентября принцесса Вюртембергская приняла православие, получив имя Мария Федоровна. На следующий день молодые были обручены, а 26-го состоялось венчание. «Наставления» Павла дали свои плоды. Новая супруга наследника понравилась при дворе, императрица тоже отзывалась о ней в самых лестных выражениях. В письме Гримму в Париж Екатерина пишет: «Она стройна, как нимфа, цвет лица — смесь лилии и розы, прелестнейшая кожа в свете; высокий рост с соразмерной полнотой и легкая поступь. Кротость, доброта сердца и искренность выражаются у нее на лице. Все от нее в восторге, и тот, кто не полюбит ее, будет не прав, так она создана для этого и делает все, чтобы быть любимой». Очень романтический образ!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.