Этот Вильям!

Кромптон Ричмал

Жанр: Детская проза  Детские    2007 год   Автор: Кромптон Ричмал   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Этот Вильям! ( Кромптон Ричмал)

От переводчика

Как-то в компании «высоколобых» англичан я заметила, что один из них взял с полки книжку в красной обложке и уселся с нею в сторонке; через некоторое время он начал улыбаться, а потом и вовсе хохотать. К нему присоединились и остальные с возгласами: «А помнишь, как Вильям…», «А помните, как он…» В конце концов мне поведали, что это сборник рассказов о Вильяме Брауне и что в Англии этого литературного героя знает и стар и млад. Потом книжку подарили мне. Это был один из тридцати восьми сборников саги о Вильяме. Вскоре я купила еще несколько книжек. Чтение их доставляло истинное удовольствие, и я не могла не приняться за перевод. Удалось побывать в Бромли, я побродила около дома, где долгое время жила Ричмал Кромптон, просмотрела стопку книг о ней в местной библиотеке, а перед самым отъездом зашла выпить чашечку кофе в клуб, расположенный напротив железнодорожной станции; на внушительных размеров здании крупными неоновыми буквами написано название клуба: РИЧМАЛ КРОМПТОН.

Первые истории о Вильяме появились в начале двадцатых годов прошлого столетия в журнале «Хоум Мэгэзин», затем в журнале для семейного чтения «Хэппи Мэгэзин» и потом на протяжении четырех десятилетий публиковались отдельными сборниками. Это, что называется, литература двойного кодирования, то есть рассчитанная и на взрослых, и на детей; здесь немало аллюзий, а полной мере понятных лишь взрослым читателям. Для перевода мною отобраны рассказы из каждого десятилетия. Вильяму всегда одиннадцать лет. Меняются реалии жизни (скажем, от синематографа до полетов в космос), но Вильям, его друзья, состав его семьи неизменны. Рассказы писались Ричмал Кромптон не только для того, чтобы развлечь и рассмешить читателей. Она хотела также помочь взрослым лучше понять внутренний мир ребенка, мотивацию его поступков. В первом же рассказе миссис Браун говорит мужу: «Конечно, все это выглядит очень странно, дорогой. Но всему может быть объяснение, о котором мы и не подозреваем».

Рассказы о Вильяме — это россыпи и забавных и трогательных ситуаций. За их экстраординарностью всегда ощущается правда характеров. Романист Джон Бонвил в газете «Таймс» называет Вильяма Дон-Кихотом и Санчо Пансо в одном лице; в рассказах нет нарочитого разделения на добро и зло, все очень жизненно, обаяние героя несомненно.

С середины шестидесятых годов стал проводиться День Вильяма. Были сняты фильмы о нем. На Би-би-си рассказы блистательно читает Мартин Джарвис, выпущены аудиокассеты. И наконец, Вильяма можно увидеть в Музее восковых фигур мадам Тюссо.

«Вильям» переведен на семнадцать языков. Теперь и у русскоязычных читателей появилась возможность с ним познакомиться.

Ричмал Кромптон (1890–1969) родилась в семье викария, в графстве Ланкашир. Ее отец совмещал деятельность священника с преподаванием латинского, математики и французского в средней школе. В начале прошлого века борьба за эмансипацию женщин и серьезное образование для девочек стала приносить свои плоды; Ричмал получила хорошее образование сначала в пансионе, а потом в колледже Лондонского университета. Она прекрасно училась, занималась спортом — теннис, хоккей, велосипед — и была весьма привлекательна.

Окончив университет, Ричмал преподает классические языки и литературу в пансионе, где прежде училась, а в 1917 году начинает работать в женской гимназии в Бромли, зеленом предместье Лондона. Педагогическая деятельность ее увлекает. Но манит также и литературное поприще. Она пишет рассказы и начинает публиковаться в журналах. В 1922 году выходят в свет первые два сборника рассказов о Вильяме Брауне; годом позже опубликован ее первый роман «Потайная комната». В 1923 году она перенесла тяжелую болезнь — полиомиелит, последствием которого явилась хромота; пришлось отказаться от работы в гимназии. Все последующие годы она писала романы и параллельно рассказы о Вильяме. Романы «Энне Моррисон». «Дом», «Холодное утро», «Голубое пламя» и другие пользовались успехом, но со временем вышли из моды. Неторопливые семейные истории с налетом викторианской эпохи, описания деревенской жизни — это была уже уходящая натура. А вот Вильям… Рассказы, которые она поначалу считала чем-то второстепенным в своем творчестве, стали классикой.

Как пишет Мэри Кэдоган в биографической книге о Ричмал Кромптон, «эта сага оказалась неподвластной времени; будучи в высшей степени английской, она в то же время общечеловечна».

Маргарита Арсеньева

Синематограф

Все началось с того, что тетя, у которой утром было хорошее настроение, дала Вильяму шиллинг за то, что он отнес на почту письмо и принес ей продукты от бакалейщика.

— Купи себе сладостей или сходи в кино, — сказала она.

Вильям медленно шел по дороге и разглядывал монету. После глубоких размышлений, основанных на том, что шиллинг равен двум шестипенсовикам., он пришел к выводу, что может позволить себе оба удовольствия.

В отношении сладостей Вильям откровенно отдавал предпочтение количеству, а не качеству. К тому же он знал все кондитерские в радиусе двух миль от его дома, где хозяин добавлял еще одну конфету сверх положенного веса. Вильям только там и покупал. Сосредоточенно и с нетерпением во взоре он следил за процедурой взвешивания. «Прижимистые» магазины он не признавал.

Сейчас он направился к своему любимому кондитеру и минут пять простоял перед витриной, колеблясь между равно притягательными шариками «Крыжовник» и подушечками «Мраморные». И те и другие стоили два пенни за четыре унции. Вильям никогда не покупал ничего дороже. Наконец он принял решение и вошел в магазин.

— На шесть пенсов «Крыжовника», — сказал он слегка застенчиво. Прежде стоимость его покупок редко превышала один пенни.

— Ого! — удивился продавец.

— Разжился деньгами сегодня утром, — с видом Ротшильда небрежно произнес Вильям.

Молча, скрывая напряжение, он следил за взвешиванием изумрудно-зеленых шариков; удовлетворенно отметил, что сверх положенного веса добавлена еще конфетка; получил свой драгоценный бумажный пакетик, сразу положил два шарика в рот и вышел из магазина.

Посасывая конфетки, он направился в кинотеатр. Вильям не был там завсегдатаем. До этого ему довелось побывать в кино всего один раз.

Программа была потрясающая. В первом фильме рассказывалось об отъявленных мошенниках, которые, выходя на улицу, осторожно, нарочито пригнувшись, оглядывались и шли крадучись, несомненно привлекая своим видом внимание окружающих и возбуждая подозрение. Сюжет был лихо закручен. За ними гналась полиция, они вскочили на мчащийся поезд, а потом по непонятной причине перепрыгнули на стремительно мчащуюся машину, а с нее прыгнули в стремительную реку. Это было захватывающе, и Вильям был захвачен. Он сидел не шевелясь; он смотрел, широко раскрыв глаза, зачарованный; только челюсти не переставали двигаться, и время от времени он машинально запускал руку в пакет и отправлял конфеты в рот.

В следующем фильме рассказывалось о простой деревенской любви. За простой деревенской девушкой ухаживал сквайр, по его усам сразу было видно, что он злодей.

После всяких событий и переживаний простая деревенская девушка отдала свое сердце простому, живописно одетому крестьянскому парню. Свои чувства он выражал жестами, требующими немалой гимнастической ловкости. В конце показали злодея, тоскующего в тюремной камере, но, как и прежде, надменного.

Потом показали еще одну любовную историю — на этот раз благородную пару, охваченную взаимной страстью, но разлученную в результате недоразумений, возможных только в кино. К тому же гордость и сдержанность и героини и героя побуждают их скрывать свой пыл за внешней холодностью и надменностью. Брат героини выступает в роли доброй феи; он нежный защитник своей сестры-сироты и в конце концов сообщает каждому из них о сжигающей страсти другого.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.