Virtual, или В раю никого не ждут

Краснянский Эдуард Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Virtual, или В раю никого не ждут (Краснянский Эдуард)

Если утверждают, что Интернет независим, значит, у него непременно есть хозяин.

Часть первая. Лекарство для Cатаны

Глава первая,

в которой бывший агент советской контрразведки, действующий под именем Интеграл, получил новое задание, но, не зная, как к нему подступиться, решил заняться своим здоровьем

Я лежу, не шевелясь, в узком пластиковом гробу, скрестив руки на груди. Если открыть глаза, то пластик кажется зелено-голубым, а если вновь закрыть, то черным.

Время от времени в мой гроб с музыкой бьют точечные очереди из различных видов легкого оружия. Вот эта – «та-та-та» и еще раз «та-та-та», скорее всего, скорострельный израильский автомат. А вот это «тух-тух-тух» и еще раз «тух-тух-тух» похоже на наш десятизарядный карабин. Еще одна очередная порция свинца будто крошит зубы, «трах-трах» и еще «трах-трах». Это уже противотанковое…

Я пытаюсь сосредоточиться и понимаю, что, оказывается, давно все это дико ненавижу. Особенно когда стреляют в меня. Что за чушь? Сразу несколько очередей подряд, и я еще жив?!

В голове все перемешалось. Как я оказался в этом пластиковом гробу? Откуда он взялся? И кто я такой, в конце концов?

Идиот! Быстренько жми на кнопку, которую держишь в руках! Тебя тут же вытащат, и кошмар закончится. Ты спокойно пойдешь домой, но тогда доктор не поставит столь нужную для твоих работодателей закорючку и не напишет магическое слово: «Здоров».

Точно! Я терплю все это ради того, чтобы дать врачам завершить финальное обследование.

«Не дышите… Дышите…» Это командует металлический мужской голос, записанный на магнитную ленту. Снова: «Не дышите». Боже, как долго я могу, оказывается, не дышать! А что, если пленка оборвется и голос не успеет подать мне очередную команду?

Вряд ли кто поверит, что я боюсь. А те, кто ожидает окончательного вердикта врачей, и подавно. Потому что считают меня чуть ли не совершенством для выполнения самых серьезных и деликатных поручений. Они убеждены, что во мне присутствует идеальная для секретного агента консолидация ума и рук, аналитики и действий.

Я бы еще добавил от себя: добра и зла. Потому как я знаю совершенно точно, что никогда не бываю абсолютно злым или добрым, тем более если это не связано с выполнением задания. По натуре я заурядный человек. Нормальный, каким может быть мужчина в тридцать девять лет.

Только прошу меня не путать с молодым сэром Джеймсом Бондом. Во-первых, я не так красив, как он, во-вторых, не шотландец. И в отличие от агента 007, у меня есть обычная жизнь, где я конечно же никакой не Интеграл, а Игорь Михайлович Свиридов, светловолосый мужчина, выше среднего роста. Размер обуви – сорок два. Пиджак – пятьдесят два. Брюки – пятьдесят.

Значит, сознание, слава богу, вернулось. Я даже восстановил свои основные параметры. И имя. Хотя у меня, кажется, много имен?!

Разумеется, в данный момент я готовлю свое тело и мозги к очередному заданию. Иначе зачем бы я стал впихивать себя в этот тесный гроб? Или в саркофаг? Или все же в гроб? Да какая разница! Что-то меня на нем слишком зациклило. О самом деле пока сказать не могу ничего. И вряд ли скажу, у нас не принято. К тому же, если быть предельно откровенным, я и сам толком не разобрался.

– Ваше обследование завершено, – слышится приятный женский голос.

Признаюсь, он особенно приятен после «металлических приказов оттуда».

Транспортер быстро выкатывает меня на свободу. Я могу наконец развести руками, вздохнуть полной грудью и, самое главное, привести в надлежащий порядок свои мысли.

– Вы свободны, – говорит молодящаяся дама в кокетливом халатике. – Не забудьте оплатить обследование, а заключение будет направлено непосредственно вашему лечащему врачу.

Вот так, сначала пожалуйте в кассу, а затем уже за результатом. Кстати, цена от результата совершенно не зависит, и легко можно подзалететь на кругленькую сумму. Между прочим, на диспансеризацию меня направило весьма секретное и солидное ведомство, но там сочли, что спецагента не следует «засвечивать» ни в одной из ведомственных поликлиник. Тем более, ни по каким спецслужбам я не прохожу. Я всего лишь наемник, вольный стрелок, причем без какого-либо письменного контракта. Так повелось давно, с той поры, когда развалился Союз. И меня это устраивает. В смысле не то, что развалился, а в смысле, что вольный…

По нынешней легенде, я специалист по компьютерным технологиям. Да, да! Причем, скорее, их продавец, нежели разработчик, хотя и последнее мне не чуждо. По документам я, кстати, числюсь сотрудником КБ и когда время от времени появляюсь в проходной, то предъявляю пропуск на имя Игоря Михайловича Свиридова. Впрочем, я уже говорил, как меня зовут.

Ничего страшного, можно и повторить, тем более что в моем личном сейфе хранится еще несколько паспортов на имя граждан разных стран. Если верить всем этим документам, я одновременно проживаю во многих местах, исправно выплачиваю налоги, арендую съемное жилье, делаю покупки по кредитным картам, посещаю местного дантиста и вообще веду себя как самый заурядный и прилежный бюргер.

Весь этот «бумажный» камуфляж необходим для той деликатной работы, которую мне время от времени поручает бывшее начальство. Хотя я совершенно не представляю, как все это поможет при выполнении нового задания. Прежде всего потому, что до конца не представляю, на кого буду работать. То, что в интересах моей страны, этот факт бесспорен. Но нутром чую, в очередной игре, где я по-прежнему наемник, появились необычные нюансы. Задание больно уж странное. Странное хотя бы тем, что задачу мне явился ставить сам полковник Мацкевич. Правда, отставной полковник, но все еще, как я теперь понимаю, при деле.

Кажется, сто лет прошло с последней нашей совместной работы, а тут как снег на голову. Явился не запылился. Само его явление из небытия мне, честно говоря, не особенно понравилось. Тем более, как я ни старался, так и не смог уловить, под какой «крышей» он теперь действует. Хотя раньше Мацкевич служил главным аналитиком в ФСБ, но по каким-то неведомым причинам ушел в отставку.

Ни с кем другим в подобной ситуации я и встречаться бы не стал, но с Мацкевичем мы осуществили не одну успешную операцию. И я ему полностью доверял. Почти как себе самому. Впрочем, профессиональный агент не должен слепо верить даже себе.

После дежурных прибауток, объятий, похлопываний по плечу полковник, как говорится, перешел к делу, предварительно смахнув с моего старого, в полкомнаты, стола буквально все. Только после этого он деловито развернул подробную карту двух полушарий. Она и сейчас дожидается меня дома, пока я обследуюсь. Сначала Леонид Сергеевич ткнул пальцем в Москву. Я, признаться, удивился и не удержался, чтобы не съязвить:

– Зачем разворачивать огромную карту полушарий, будто театр военных действий весь мир, а затем тыкать в нашу столицу?

– Это даже не Москва, сынок. Это рядом, – спокойно объяснил Мацкевич, заметив мое недоумение. – Это Дубна. Наукоград. Но ты, Игорь, прав. Твой театр военных действий – весь мир. Так что с картой я не ошибся. А Дубна – это самый близкий адрес. С одной стороны, простой, а с другой… как поглядеть. – Отставной полковник никогда не красовался, не пыжился, пытаясь произвести впечатление. – Вот еще один адрес. – Палец полковника легко пересек Соединенные Штаты с востока на запад и зафиксировался ниже Лос-Анджелеса, почти у мексиканской границы. – Где-то здесь Сан-Диего, а по соседству с ним ранчо. Его, разумеется, нет на карте. Как нет и Дубны. Это уже третий адрес твоего внимания. Сейчас покажу еще два.

Сказать пока было нечего. Да и глупо что-то говорить, когда ничего не понимаешь. Лучше уж многозначительно промолчать.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.