Цыпленок на полотенце

Вишневская Диана

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Цыпленок на полотенце (Вишневская Диана)

Пролог

Время действия в прологе — четыре года назад.

Бывает, всё вокруг кажется прекрасным.

Прекрасны пробуждения по утрам, несмотря на то, что не выспалась. (В ответ звенящему будильнику: «Сейчас встану и растопчу тебя вдребезги!». А потом открываешь глаза, и ка-а-ак накатит счастье: «Какое хорошее утро, как весело светится окно, какое радостное сегодня солнце! Ура, ура, начался новый день! Ур-ра!»).

Прекрасна работа: вот бывает же такое — занимаешься любимой математикой, а тебе за это еще и кучу денег платят!

Конечно, остаться в лаборатории, пойти в науку, было бы еще интереснее. Но быть старшим аналитиком в банке тоже хорошо. В конце концов, Аня работает почти по специальности. А в науку, она, возможно, еще вернется — когда после защиты кандидатской Аня уходила в банк, завлаб сказал, что возьмет ее обратно в любой момент.

Прекрасны вечера. Зайти одной в кафе после работы, выпить кофе или немного легкого вина, выкурить сигарету, рассеянно поразмышлять о чем-нибудь…

Это ли не счастье?

Период, когда всё в жизни кажется прекрасным, начался у Ани в 18 и продолжается уже почти семь лет.

Раз в месяц он прерывается на один день.

Это день, когда Аня звонит родителям. День, когда мама ругает ее по телефону — и ей снова, как в детстве, становится страшно и тоскливо.

Но уже назавтра Аня опять счастлива. Повинность исполнена, теперь целый месяц можно ни о чем не тревожиться и радоваться всему подряд.

Сейчас Аня сидит за столиком в кафе, помешивает ложечкой кофе и думает о любимом мужчине. Об очередном любимом мужчине (она не помнит, о каком по счету), с которым решила расстаться.

Думы, конечно, не из самых безмятежных, но Ане всё равно хорошо. Уже семь лет ей хорошо почти всегда. Один день в месяц не считается.

А еще она думает о родителях, от которых когда-то сбежала. «Может быть, я их ненавижу?» — предполагает Аня.

И ужасно пугается своих мыслей: «Нет, нет, не надо об этом думать! Поразмышляю-ка я лучше о Володе».

* * *

Аня уверена, что надо быть одной, что ни к чему и ни к кому нельзя привязываться. Она знает, что связи надо рвать. Она убеждена, что ее главное достижение в жизни вовсе не кандидатская и не нынешняя работа в банке, а «побег» от родителей.

Еще она считает, что если любовник надоел, его нужно бросать и заводить другого. Четыре дня назад она решила расстаться с последним… — Володей.

Аня сидит в кафе и думает о том, как ей сообщить Володе о своем решении. Наверное, лучше всего сделать это по телефону, когда он в следующий раз позвонит и пригласит ее на свидание. То есть, дней через десять.

Володя всё время говорит о том, что любит Аню, скучает по ней и хотел бы видеться чаще. Но каждый день после работы у него очень важные встречи, которые он никак не может отменить или перенести. Потому он и встречается с Аней примерно раз в десять дней. Чаще — никак. К его огромному сожалению.

Нет, Володя ни в чем не виноват, Аня знает, ему просто некогда.

Например, три недели назад ему нужно было забрать из салона отпечатанные фотографии — Володя пообещал приятелю, поэтому не мог задержаться и посидеть с Аней в кафе лишний час. Он ведь обещал человеку, а обещания надо выполнять.

В следующий раз ему было необходимо встретиться со знакомым и взять у него книжки. Встречу с Аней Володя назначил на 18.00, со знакомым — на 19.30. А потом три дня разговаривал с Аней по телефону грустным голосом и рассказывал, как он расстроен, что у них с Аней был всего-то час и ему пришлось так быстро уйти.

Да, Володино расписание всегда было таким, Аня верит. Он занят сотнями разных дел, и все очень важны. С тех пор, как Аня начала с ним общаться, его график нисколько не изменился.

В том-то всё и дело. Аня появилась — и ничего в Володиной жизни не изменилось. Ничего.

Неделю назад Аня купила новую игрушку — мобильник. До этого отказывалась иметь сотовый телефон из принципиальных соображений, а тут вдруг очень захотелось, чтоб он был. Купила, сразу дала Володе номер. Наверное, это было судорожное движение — попытка удержать то, что невозможно удержать.

На следующий день у нее с Володей была назначена встреча, Аня позвонила ему, как договаривались. Выяснилось, что он опять занят. Аня ответила: «Понимаю». И отправила ему с мобильника штук пять СМС-ок. Часть с ласковыми словами, часть просто с картинками — с улыбкой, например. Два дня смотрела на маленький телефончик и ждала, что он зазвонит и оповестит о приходе ответной СМС-ки. Так и не дождалась.

Сейчас, в кафе, Аня достает из кармана свою новую игрушку — маленький хорошенький мобильник. Зачем она его купила? Для чего?

Впрочем, не проблема. Через неделю день рождения у подружки, а вещица совсем новая, ее не стыдно подарить. Подружка, наверное, обрадуется.

Да, хорошее решение. Это будет отличный подарок.

Аня сидит в кафе и думает о том, что ей нужно быть независимой, это самое главное. Нужно уметь не привязываться к людям. И еще она думает о том, почему у нее уже четвертый день почти непрерывно болит сердце.

Перед глазами встает картинка, как они бегут с Володей под дождем. Ливень начался неожиданно и сразу очень сильный, зонтик один на двоих — Анин. Они бегут и смеются. Володя держит зонтик над Аниной головой и пригибается, ведь он ее гораздо выше, а Аня прижимается к нему, чтоб он тоже уместился под зонтиком. А то ведь вымокнет. Впрочем, они все равно вымокли, оба.

Лицо Володи, забрызганное свежим прохладным дождем, порозовело. На улице пустынно — ливень, все попрятались. Аня и Володя смеются и целуются — прямо на ходу, только немного задерживая шаг.

Об этих поцелуях под дождем Аня мечтала все полтора месяца, с тех пор, как начала встречаться с Володей. Она так этого хотела, что даже купила новый зонтик. Ярко-синий, как небо — невыносимо синее небо в жаркий солнечный день. Только представить себе — на улице ливень, а у нее с Володей маленький кусочек ясного неба, один на двоих…

Ане так и не удалось пробежаться с Володей под дождем. Как-то не вышло.

Зонтик оказался лишним. Так же, как теперь лишним оказался мобильник.

Аня сидит в кафе за столиком и курит. Она знает, что больше не хочет видеть Володю. Осталось решить, как ему об этом сказать.

Почему так болит сердце? Надо зайти в аптеку и купить валерьянки…

Сердце болит четвертый день. Из него хотят что-то вырвать, и оно отчаянно сопротивляется. «Моё, — жалуется сердце, — Володя — моя игрушка! Не отбирайте!» «Я спрячусь с Володей от взрослых в темной кладовке, — планирует трехлетняя девочка внутри Ани. — Я маленькая, и вы меня там не найдете, я хорошо спрячусь».

Трехлетняя Анечка сидит в кладовке, прижав к себе что-то большое и пушистое, наверное, игрушечного зайца или щенка, в темноте не разобрать. Это что-то совершенно огромное, величиной почти с девочку. Анечка прижимает к себе мягкую игрушку и плачет. «Не отдам, — приговаривает она. — Не отдам. Я жадная!»

Аня гасит в пепельнице сигарету, тут же достает другую и поворачивается к проходящей мимо официантке:

— «Каберне», пожалуйста.

Аня как-то прочитала в журнале «Деньги» рассказ очевидца о том, что происходило в Киеве сразу после Чернобыльской аварии. В первые сутки населению ничего не сообщили, и дети продолжали играть в песочницах. Там же, в песке, лежали их любимые игрушки и впитывали радиацию.

Потом населению всё сообщили. И на прилавках магазинов появилось невероятное количество «Каберне». Поливальные машины с утра до вечера мыли улицы, а жители пили сухое красное вино, которое имеет свойство выводить из организма радиацию.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.