История государства Российского в частушках. Учебник для всех классов, включая правящий

Сатин Сергей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
История государства Российского в частушках. Учебник для всех классов, включая правящий (Сатин Сергей)

Предисловие или то, что вместо него

Какие поэтические формы традиционно считались наиболее подходящими для описания исторического события? Сага? Баллада? Ода? Так обстояло дело до середины XIX в., пока эту традицию решительно не порушил Алексей Константинович Толстой. Для своей знаменитой «Истории государства Российского от Гостомысла до Тимашева» он выбрал иронические четверостишия. Проходящий через все повествование фирменный толстовский рефрен: «Земля у нас богата, порядка в ней лишь нет» с тех пор стал универсальным ключом к пониманию прошлого, настоящего, да, пожалуй что, и будущего нашего любезного Отечества. Спустя полторы сотни лет наш современник Сергей Сатин дерзнул освежить творческое наследие славного предшественника.

«Ходить бывает склизко / По камешкам иным, / Итак, о том, что близко, / Мы лучше умолчим», — так закончил свою «Историю» классик. Сатин бесстрашно ступил на эти камешки, дабы озвучить события также и последних двух веков. А они, надо сказать, по накалу высокой трагедии и не менее высокого идиотизма вполне сопоставимы с теми, на которые направил свой бритвенно-острый взор блестящий насмешник Алексей Константинович.

Единицей измерения исторического потока Сатин избрал частушку. Это, надо заметить, абсолютно уникальная поэтическая форма, по плотности сравнимая с концентрированным соляным раствором, а по едкости — с нашатырным спиртом. Ничего духоподъемнее похабной русской частушки я лично не знаю. К сожалению, в данном формате мы не можем подкрепить это смелое утверждение сочными примерами.

Отметим, что и наш летописец в основном не преступал границ нормативной лексики, хотя исторический материал сплошь и рядом недвусмысленно провоцировал его на это. Возможно, упомянутое обстоятельство порой сказывалось на живости повествования, но никоим образом не отразилось на его высокой научной ценности.

Игорь ИРТЕНЬЕВ

…Избегая нескромных аналогий с Буниным, восхитившимся «Василием Теркиным» за чистоту исполнения, тем не менее констатирую: в своей книге Сергей Сатин практически ни разу не дал петуха. Это пир, если не духа, то языка, что тоже далеко не бездуховно. Сам себе умиляюсь, как неподдельно радуюсь удаче своего уважаемого собрата, чья книга вполне достойна оказаться главной Книгой поэта. Это не просто работа, это работа Левши. Подкованными окажутся и читатели, к числу которых активно принадлежу и я. И я смакую, и цокаю языком, испытывая почти физическое — не путать с известными! — удовольствие, и возвращаюсь то и дело в понятном стремлении запомнить все-все, чтобы цитировать, цитировать, производя хорошее впечатление. Так что это чтение медленное, но — верное. Одним словом, точнее, стишием: «…БЕРУТ — МЕСТАМИ — СВЕТЛЫЕ ЗАВИДКИ!..»

Владимир Вишневский

У Сергея Сатина нет ничего святого, кроме рифмы. Читаешь его «Историю государства Российского» и думаешь: «Какая гадость!»

И читаешь дальше.

Потому что очень смешные частушки. Особенно вот эта, про Орду. И про Малюту. И вот эта еще, про графа Орлова с мороженым! А потом еще две — ну, это вообще уписаться можно.

Но в политическом плане все это, конечно, мерзость и клевета на великий народ.

Виктор Шендерович

Листая старые страницы (Резонанс и отклики на 1-е издание)

Корреспондент: Над чем вы сейчас работаете, извините за банальный вопрос?

Сатин: Над собой. А если конкретно, есть у меня глобальная такая мечта: написать свой вариант всемирной истории.

Из интервью, опубликованного в «Московской развлекательной газете» в № 3/95.

Сергей Сатин — лауреат премии «Золотой теленок», победитель… телевизионной передачи «Стихоборье». Недавно вышла его новая книга…

«Труд», 06.02.98.

Со времен «Истории государства Российского» Н. Карамзина многие авторы пытались проникнуть в толщу веков… Но, пожалуй, наиболее дерзкую попытку предпринял московский поэт Сергей Сатин.

«Век», № 8/98.

Оригинальность же сего труда состоит в том, что история преподана… в частушках.

«Литературная газета», 28.01.98.

На объективность в оценке им исторических событий Сергей не претендует. Он вообще мало на что претендует. Потому что скромный. «Когда-нибудь в каждой российской семье будет моя книжка, — скромно говорит он, — но я до этого времени, конечно же, не доживу…»

«Московский комсомолец», 10.08.96.

Издание строго научное, в нем десять глав, каждая из которых посвящена вполне конкретному периоду истории страны… Весь объем объективных глав заполнен субъективными, а главное — смешными частушками.

«Вечерняя Москва», 05.02.98.

Неудивительно поэтому, что Российская академия наук на заседании президиума отклонила просьбу г-на Сатина о приеме. Российская же академия юмора, напротив, единогласно избрала автора в свой состав и, более того, выдвинула его в число кандидатов на получение премии «Золотой Остап».

«Магазин Жванецкого», выпуск 32,1998 г.

Прочитали мы частушки всем журналом «Магазин». Нет, Серега, ты не Пушкин, Ты, Серега, Карамзин. Там же.

Автор нашел и нащупал что-то такое, что никто до него не находил и не нащупывал. И не следует выпускать это из рук… Можно изложить в частушках теорию Дарвина, квантовую механику, сопромат…

«Вести» (СПб), 24.01.98.

Цитировать «Историю…» Сергея Сатина можно бесконечно… Не верите — почитайте…

«Независимая газета», 04.06.98.

Корреспондент: И все же — не боязно, замахнулись на святое, великой державы историю?..

Сатин: Думаю, народ меня поймет.

Из интервью, опубликованного в «Комсомольской Правде» в июне 1996 г.

Раздел 1

СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ У ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН КИЕВСКАЯ РУСЬ В ПЕРИОД СВОЕГО РАСЦВЕТА ФЕОДАЛЬНАЯ РАЗДРОБЛЕННОСТЬ И КНЯЖЕСКИЕ МЕЖДОУСОБИЦЫ

Раньше все было лучше. Даже прошлое.

Евгений Тарасов

Отличайте инородцев: суздальцев от новгородцев.

Виктор Коваль

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.