Черный парус, адские берега

Горьковский Павел

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Черный парус, адские берега (Горьковский Павел)

Вступление

Много ли стоит «морской джентльмен» – пират – на берегу?

Зато в море леди Удача никогда не изменяет настоящему джентльмену, если он соблюдает суровые законы пиратского братства. Всего три вещи способны заставить пирата забыть о долге – прекрасная незнакомка, быстроходный бриг и таинственный остров, которого еще нет на картах! Знайте, лихое пиратское счастье вмиг отвернется от капитана-отступника. На его пути возникнут черные альбатросы и дождь из ядовитых пауков, невиданные морские змеи и ожившие татуировки, галеры работорговцев и корабли-призраки, гаитянские колдуньи и племена кровожадных карликов, фальшивые морские карты и вполне реальные представители Ост-Индской компании, вооруженные долговыми расписками, что разят страшнее абордажных сабель…

Значит, пришло время сняться с якоря и спешить в погоню за ЧУЖОЙ УДАЧЕЙ!

ГЛАВА 1

Плимут – дрянной городишко, ничем не лучше любого другого морского порта. Сыро, ветрено, даже туман пропах рыбой и ворванью, редкие фонари едва теплятся, улочки кривые, а мостовая покрыта вязким слоем помоев и грязи. Сколько раз джентльмену надо поскользнуться, чтобы добраться до места?

Джерри наконец-то отыскал нужную дверь, стукнул тяжелым медным кольцом, отпихнул тощего слугу и устремился к кабинету нотариуса.

Он успел! Сейчас он станет состоятельным – даже очень состоятельным – молодым джентльменом. Легко быть респектабельным, когда в кармане звенят монеты. Джерри блаженно улыбнулся, предвкушая триумфальное возвращение в Лондон.

Но местный крючкотвор не торопился огласить дядюшкино завещание. Отложил свою лупу и перевел взгляд с документов на запыхавшегося молодого человека: башмак с оторванной пряжкой, одежда перепачкана пылью и грязью, свежая ссадина на щеке, рыжие волосы в полном беспорядке, ни парика, ни шляпы!

– Утверждаете, что вы – Джеремая Абрахам Честней Иглет? – устало уточнил он.

Джерри набрал в грудь побольше воздуха, чтобы ответ прозвучал убедительно, только не успел даже рта раскрыть.

– Это он! Разумеется, сэр, это мастер Джеремая, я помню его с раннего детства, совсем крошкой… – Из темного закутка конторы возник высокий сухощавый джентльмен в неброском, но добротном платье, с приличествующим случаю траурным кольцом на руке, извлек из кармана одежную щетку и принялся отряхивать рукав Джерри. – Поверьте, достопочтенный сэр, я сотню раз повторял его дядюшке – упокой господь душу старого мистера О’Нилла, – молодому джентльмену из почтенной семьи никак нельзя обходиться без камердинера! Кто-то должен заботиться о его гардеробе… – Неожиданный заступник прошелся той же одежной щеткой по волосам юноши с усердием совершенно излишним. – Ходить для него в цирюльню и в лавку. Вот видите, с него сорвало ветром лучшую шляпу… – Тут незнакомец довольно сильно пихнул Джерри локтем и сурово прошипел: – Ну? Ветрено или нет?

– Угу… Сильный ветер… Шляпу жалко, – растерянно кивнул Джерри. Он первый и единственный раз видел дядюшку три года назад, когда поступал в колледж, и понятия не имел, что старый скряга держит прислугу помимо неопрятной кухарки.

Зато нотариус благостно скривил выцветшие губы и заметно успокоился.

– Стало быть, вы – мистер Годфри, камердинер покойного? Упомянуть верного слугу в завещании истинно христианский поступок. Прошу наследников в мой кабинет – я оглашу документ со всеми надлежащими формальностями…

Пока судья бомбардировал ушные раковины присутствующих витиеватыми формулировками, Джерри мысленно дал зарок: он больше никогда не будет шулером, вообще не возьмет в руки ни карты, ни кости. Заплатит все судебные штрафы – и за дурацкую дуэль с лордом Тилбитом, и за дебош в театре Друри-Лейн, и за побег из-под стражи. Судебным исполнителям, которых он оттузил между делом, принесет извинения – в конце концов, слово джентльмена тоже чего-то стоит! Он продолжит учебу в колледже, женится на добродетельной молодой леди, со временем будет избран в парламенте, но главное – он больше никогда не сделает ни-че-го та-ко-го, о чем нельзя написать в письме любящей матушке. Конечно, если получит деньги.

Нотариус продолжал монотонно бубнить:

– … моему преданному слуге, мистеру Сиднею Годфри, – присутствующему здесь, –  отказываю свой морской рундук со всей одеждой, поваренную книгу, а также 5 гиней. Мистер Годфри – вы можете получить свое имуществ прямо здесь, мною удержано полторы гинеи за доставку рундука и хранение в нашей конторе…

Джерри изнывал от нетерпения – если дядя проявил такую завидную щедрость к прислуге, чего стоит жать ему – единственному законному наследнику? Наконец, после титулов отца и матушки и прочей пустопорожней болтовни прозвучало заветное:

– …означенному выше Джеремаю Абрахаму Честнею Иглету, отказываю китайскую шкатулку со всем содержимым – надлежащим образом опечатанную и пребывающую на хранении у моего поверенного со дня составления настоящего завещания… – Нотариус чинно передал Джерри затейливую лаковую коробочку, увешанную сургучными печатями, затем продолжил: –  А также ценные бумаги Компании «Южных Морей» [1] , номинальной стоимостью в двадцать одну тысячу фунтов, в коих помещено все мое наличное состояние…

Если бы недобрая рука пристукнула дядюшку года два назад, его наследник действительно стал бы весьма состоятельным молодым человеком. Но сегодня! Здесь и сейчас акции «Компании Южных Морей» стоили меньше, чем бумага, на которой они напечатаны! Джерри облизнул губы и виновато уточнил:

– И все? Больше никаких « а так же полтора десятка гиней»?

– Увы. – Нотариус сделал сочувствующий жест. – Счастье, мистер Иглет, что ваш родственник не оставил долгов, как произошло со многими другими вкладчиками. Его наличности оказалось достаточно для выплат кредиторам, расходов на похороны и траурную мессу и чтобы внести причитающиеся налоги…

Молодой человек провел ладонью по лаковой поверхности шкатулки.

– Признателен за ваши хлопоты, мистер поверенный! Раз все дела покойного дядюшки улажены, я пойду. Счастливо оставаться.

Джерри поплелся вниз по неудобной лестничке, потом по улице, свернул в ближайший переулок, – размышляя, куда податься дальше, – утопиться в ближайшей сточной канаве ему представлялось недостойным потомственного джентльмена, и тут обнаружил, что следом за ним увязался мистер Годфри.

– Эй… Молодой человек! Сэр, постойте! – Годфри обогнал его и плюхнул тяжеленный рундук в лужу, перегородив проход, Джерри вынужден был остановиться.

– Прошу простить, но мне не требуется камердинер и вообще никакая прислуга. Я некоторым образом стеснен в средствах…

– Тогда я смогу вам помочь. Заплачу несколько шиллингов, если дотащите этот рундук до гостиницы, – хохотнул Годфри.

От такого издевательского предложения Джерри залился краской и хотел отвесить мистеру шутнику достойную плюху, но обнаружилось, что руки у него заняты. Он все еще сжимал лаковую шкатулочку – жалкое наследство.

Годфри заметил его замешательство.

– Почему бы вам, юноша, не познакомиться с семейным артефактом?

Джерри почувствовал себя болваном, наскоро ободрал бечевки и печати, только коварный ларчик и не думал открываться, зато внутри что-то заманчиво шуршало! Шкатулка-головоломка – такие штучки были в большой моде лет десять назад. Для решения задачки требовалось несколько минут покоя, хотя бы в гостиничной комнатушке. Ради этого Джерри пришлось тащить рундук и терпеть унижения – в одной гостинице блеклая, как сушеная рыба, хозяйка увидала мистера Годфри и завопила, что не сдает комнат каторжникам. Годфри же обругал тетку кретинкой – потому что обзывать джентльмена «каторжником» из-за долга в полгинеи никому не позволено!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.