Череп на флаге

Губарев Виктор Кимович

Серия: Время героев [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Череп на флаге (Губарев Виктор)

Часть первая Игра без правил

Глава 1. Секретное письмо

Впередсмотрящий Джо Хьюз протер обрубком пальца глубоко посаженный слезящийся глаз, еще раз всмотрелся в линию горизонта и, растянув щербатый рот в ухмылке, издал пронзительный свист.

— Па-аррус! — закричал он хрипло, высовываясь из «вороньего гнезда». — Прямо по носу — парус!

Спустя несколько мгновений палуба восемнадцатипушечного фрегата «Королевский охотник» задрожала от топота ног. Свободные от вахты матросы, шумно сопя и переговариваясь, устремились на бак. Самые нетерпеливые из них по кошачьи быстро взобрались на ванты, с которых, щурясь от яркого света, пытались разглядеть незнакомое судно. Тщетно! Поверхность океана, гладкая и блестящая, была усыпана мириадами солнечных зайчиков; от их бликов резало глаза и кружило головы.

Из капитанской каюты, опираясь на увесистую бамбуковую трость, вышел Билли Брэдли. При виде этого коренастого голубоглазого геркулеса с резко очерченным орлиным носом и тяжелым подбородком, покрытым темно-русой щетиной, матросы притихли и почтительно расступились. Капитан подошел к борту, молча взял у штурмана подзорную трубу, навел ее на горизонт, затем обернулся и бросил недовольный взгляд на мачты. Паруса обвисли, как тряпки; раскаленный отвесными лучами солнца воздух был совершенно неподвижен.

Прошло более двух суток с тех пор, как фрегат попал в полосу мертвого штиля и теперь, находясь во власти Гвинейского течения, дрейфовал на зюйд-ост, к берегам Сьерра-Леоне.

— Если к вечеру погода не изменится, — сказал капитан, обращаясь к Питеру Хилтону, штурману, — я, пожалуй, поверю в дурное пророчество Ингленда, обещавшего нам дорогу в пекло. В этой липкой духоте скоро нечем будет дышать, а накаленные солнцем якоря и пушки, кажется, уже начали плавиться.

Штурман, почесывая узловатыми пальцами обнаженную грудь и слегка покачиваясь на кривых ногах, философски заметил:

— Главное свойство морского скитальца — терпение, капитан. Нельзя быть нетерпеливым в присутствии двух великих стихий — моря и неба.

Билли Брэдли пробормотал под нос что-то невнятное, снова навел подзорную трубу на горизонт и, без всякой связи со сказанным выше, воскликнул:

— Черт! Судя по оснастке, это шлюп. Лежит в дрейфе, как и мы… Эй, трубач!

— Да, сэр! — отозвался один из судовых музыкантов, коротышка Саймон Блейк.

— Ну-ка, труби в свою дудку! Может, так удастся разбудить уснувшего лентяя.

Он, конечно, имел в виду ветер.

Матросы, томимые жарой и бездельем, одобрительно загудели, и вскоре над безмятежной морской пустыней раздались пронзительные звуки трубы. Решив, что Блейку одному с поставленной задачей не справиться, к нему присоседились Том Фитцджеральд, игравший на шотландской волынке, и барабанщик Теодор Грин по прозвищу Хромой Тедди (он действительно хромал на правую ногу, случайно простреленную во время охоты на диких свиней в лесах Эспаньолы [1] ).

Как ни странно, примерно через четверть часа пропитанный влагой воздух пришел в движение, подул легкий ветерок, поверхность воды сморщилась от ряби, а затем по ней побежали небольшие барашки волн. Паруса забрали ветер, «Королевский охотник» вздрогнул, будто спросонья, заскрипел такелажем и, с мягким шелестом рассекая форштевнем волну, пошел левым галсом следом за обнаруженным на горизонте неизвестным судном.

— Так держать! — крикнул штурман рулевому.

Рулевой в ответ кивнул.

Вечером, сердито уставившись на феерическую панораму захода солнца в ореоле кучевых облаков, Хилтон сообщил капитану, что погода наверняка испортится. И действительно, когда солнце, не оставив времени для сумерек, свалилось с небосклона прямо в океан, ветер вдруг зашел и стал встречным. Он устойчиво свежел, так что к одиннадцати часам ночи пришлось уменьшить парусность и взять рифы. Судно стонало, сильно кренясь, и непрерывно сотрясалось при ударах вспененных волн, которые шли и шли зловещей чередой, поблескивая фосфоресцирующими гребнями.

Около полуночи, когда все пространство вокруг корабля наполнилось водяной пылью и, при перемене ветра, огромный вал с грохотом обрушился на корму, снеся галерею с левого борта, капитан решил, что мачты могут не выдержать. Последовала команда свернуть паруса. Боцман Бен Хэлси, круглолицый толстяк с двойным подбородком и черной повязкой на правом глазу, вцепившись одной рукой в битенг, а другой сжимая свисток, отправил людей на бак, чтобы убрать кливер. Балансируя на мокрой скользкой палубе, матросы вынуждены были ползти туда на четвереньках; но убрать парус так и не удалось — налетел шквал с дождем, и кливер порвался с треском, напоминающим пушечный выстрел. Через секунду от него осталось лишь несколько клочков оборванной парусины.

Только перед самым рассветом, когда промокшие и наполовину ослепшие от водяных брызг матросы стали терять бодрость духа, установилось относительное затишье. Задул ровный попутный ветер, обещавший судну хороший ход, и измученная команда, развесив на рангоуте мокрую одежду, смогла, наконец, забыться в глубоком сне.

Постепенно утро вступило в свои права, и солнце, словно гигантский апельсин, прорвалось сквозь рваные тучи, позолотив искрящуюся поверхность волн. В наветренной стороне, примерно в полутора-двух милях от фрегата, впередсмотрящий Том Бэрри, сменивший в «вороньем гнезде» Хьюза, обнаружил небольшой корабль — возможно, тот самый, который был замечен накануне. Он нес лишь один грот, плохо слушался руля и часто зарывался носом в волну.

Снова команда «Королевского охотника» была поднята на ноги. Несмотря на усталость, большинство согласилось с предложением капитана осмотреть трюмы незнакомца. Пиратский фрегат сделал поворот через фордевинд и, двигаясь в полветра, пошел на сближение с жертвой. На расстоянии кабельтова Брэдли приказал поднять на мачте «Веселого Роджера» — черный флаг с изображением черепа и скрещенных костей — и сделать предупредительный выстрел из четырехфунтовой погонной пушки.

Шторм, видимо, изрядно потрепал незнакомца, так как после короткой паузы, отказавшись от попытки оказать пиратам сопротивление, он покорно лег в дрейф и спустил флаг.

В соответствии с обычаем, капитан «Королевского охотника» передал под командование квартирмейстера Дика Тейлора дюжину громил, вооруженных абордажными саблями, палашами [2] и пистолетами, и велел спустить на воду баркас. Тейлор, рослый блондин с вытянутым лицом, тусклыми серыми глазами, перебитым носом, тонкими губами и шрамом на шее, занял место на корме баркаса; потом, махнув рукой гребцам, просипел:

— Вперед, ребята. Вас ждут бочонки с вином и мешки с дублонами [3] .

Весла разом ударили по сине-зеленой воде, и пираты, затянув шэнти [4] «Красотка Мэри что-то потеряла», направились в сторону перехваченного судна.

Настигнутый пиратами парусник оказался легким двенадцатипушечным фрегатом «Провиденс», принадлежавшим Королевской Африканской компании [5] . Во время ночного шторма волны сломали ограды на его палубе, разбили шлюпки и повредили руль. Кроме того, поскольку в пазах ватерлинии сгнила пенька, в трюм судна начала просачиваться вода. Лишившись главных своих козырей — быстроходности и маневренности, — «Провиденс» вынужден был сдаться без боя.

Капитан приза, некто Джонатан Мерш, сухопарый валлиец [6] средних лет, встретил пиратов в темном строгом одеянии, которое оживляли только белый отложной воротник и манжеты. Сухо представившись, он с плохо скрываемой гримасой отвращения передал квартирмейстеру свою шпагу и судовой журнал, после чего Тейлор, кланяясь с подчеркнутой вежливостью, язвительно промолвил:

— Пардон за беспокойство, сэр. Мы только позволим себе осмотреть нутро вашего ковчега да заглянуть в вашу каюту, а затем, ежели, конечно, вы соблаговолите не отказать нам в любезности и принять приглашение нашего капитана, мы всей компашкой прогуляемся на борт «Королевского охотника».

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.