Митридат против Римских легионов. Это наша война!

Елисеев Михаил Борисович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Митридат против Римских легионов. Это наша война! (Елисеев Михаил)

Михаил Борисович Елисеев

Митридат против Римских легионов. Это наша война!

Митридат, царь Понта, человек, которого нельзя ни обойти молчанием, ни говорить о нем без внимания, в войне изощренный, славный доблестью, а подчас и воинским счастьем, всегда великий духом, вождь в замыслах, воин в бою, а в ненависти к римлянам — Ганнибал.

Гай Веллей Патеркул

Ведь для войны с Пирром было достаточно четырех лет, с Ганнибалом — тринадцати, Митридат же сопротивлялся сорок лет, пока не был сломлен в трех величайших войнах счастьем Суллы, храбростью Лукулла, величием Помпея.

Луций Анней Флор

Пролог

Митридат VI Евпатор, правитель Понта и создатель Черноморской державы, был последним великим царем эллинистического мира, который с оружием в руках встал на пути агрессивных устремлений Римской республики. С детства возненавидев это волчье племя, Митридат пронес ненависть к Риму через всю свою жизнь и до последнего дня мечтал о победе над лютым врагом. Три войны, которые он вел против этих захватчиков, полностью изменили мир, и после этого римская гегемония в ойкумене стала непререкаемой — до тех пор, пока римские легионеры не столкнулись на поле боя с парфянскими катафрактариями. Подобно Ганнибалу Митридат всю свою жизнь боролся с Римом и погиб в этой неравной борьбе, но деяния понтийского царя оставили в истории неизгладимый след. Создав Черноморскую державу, легендарный царь противопоставил ее Средиземноморской державе римлян, но судьба отвела ему очень мало времени, и он не успел скрепить ее изнутри — что в конечном итоге и явилось одной из причин его поражения. С детства привыкший к трудностям и лишениям, Митридат производил неизгладимое впечатление на современников как своей громадной физической силой, так и своим проницательным умом. Понтийский царь знал 22 языка и с любым из своих подданных мог изъясниться на его наречии, а о его доблести и выносливости при жизни ходили легенды. Талантливый полководец и грамотный администратор, он был великим политиком, прекрасно знавшим все сильные и слабые стороны своего врага. Вступая в тяжелую борьбу, при определенном раскладе Митридат имел некоторые шансы на успех, но этот успех не заключался бы в самом уничтожении республики, как того хотел Ганнибал, а лишь в том, чтобы остановить римский натиск на Восток. За смертельной битвой гигантов наблюдал весь мир, и когда победил Рим, а Митридат удалился из Азии, казалось — все кончено. Но не таков был царь, чтобы, сложив оружие, наблюдать за торжеством противника, и потому, укрепившись на Боспоре Киммерийском, он начал готовить новый поход против заклятого врага. Боспорское царство находилось на территории Керченского полуострова, и именно этот регион Митридат сделал своим оплотом в дальнейшей борьбе с Республикой. Его войско было воистину интернациональным, в нем служили представители многих народностей, в том числе и тех, которые сегодня проживают на территории нашей страны. Можно сказать и так, что пусть и косвенно, но свою лепту в борьбу с самой страшной напастью того времени, мы все же внесли. Планы царя были грандиозны, и их размах поражает воображение, но там, где бессильно железо, на первый план выступает предательство. Смерть своего самого страшного врага со времен Ганнибала в Риме восприняли с откровенной радостью и облегчением — вряд ли теперь кто с оружием в руках рискнет выступить против сыновей волчицы! Историк Юстин оставил очень яркую характеристику этого человека, которая, на мой взгляд, очень верно отображает положение вещей. «Этот последний (Митридат) впоследствии достиг такого величия, что превзошел своим могуществом всех царей не только своего времени, но и всех прежних времен: в течение сорока шести лет вел он с переменным счастьем войны против римлян. Хотя его побеждали величайшие полководцы Сулла, Лукулл и другие, наконец Гней Помпей, но он вновь подымался на бой, еще более могучий и славный, становясь после неудач еще более грозным. Он скончался, уже будучи стариком, не вражеской силой побежденный, а сам, наложив на себя руки, в дедовском своем царстве, оставив наследником сына».

* * *

В нашей стране отношение к этому историческому персонажу довольно своеобразное: с одной стороны, вроде бы на слуху — как же, царь Митридат! С другой — далеко не каждый скажет, чем знаменит и что сделал, а на ум в основном приходит гора с таким же названием в Керчи (древний Пантикапей). Известен же легендарный царь в основном благодаря замечательной дилогии Виталия Полупуднева о Северном Причерноморье «У Понта Эвксинского» и роману «Митридат» в частности. И как тут не вспомнить произведение Венедикта Ерофеева «Москва — Петушки», где главному герою, находившемуся в сильнейшем подпитии, в пьяных грезах является грозный понтийский царь с ножом в руках и начинает кромсать несчастного алкоголика. Вот как-то так в целом получается… Из серьезных научных работ хотелось бы отметить книги Е. А. Молева «Властитель Понта» и С. Ю. Сапрыкина «Понтийское царство», но, к сожалению, достать их теперь практически невозможно. В 2010 г. вышла работа Л. А. Наумова «Митридатовы войны», очень интересная и познавательная, где автор высказывает ряд оригинальных мыслей по поводу великого противостояния между Римской республикой и Митридатом VI Евпатором.

Если же подойти к деятельности понтийского царя с сегодняшними мерками, то можно обнаружить удивительную вещь — Митридат всю свою жизнь сражался и боролся против однополярной мировой системы, отстаивая право своего государства на самостоятельное развитие, без вмешательства извне. Он выступил против того, что и сегодня процветает в мировой политике — диктат сверхдержавы в международных отношениях, наглый грабеж, прикрытый красивыми лозунгами, свержение неугодных правителей и установление подконтрольных режимов, беззастенчивое навязывание своих ценностей народам, которые в этом абсолютно не нуждаются. Удивительно, но если его чуть-чуть подправить, то лозунг, выдвинутый Митридатом «против владычества римлян за всеобщую свободу», будет актуален и в наши дни. Впрочем, Евпатор был поборником справедливости только в той степени, в которой это касалось его лично, а также и государства, которым он правил. Всех своих соседей он железной рукой держал за горло, так же избавлялся от неугодных правителей, которые начинали представлять угрозу его интересам, и так же носился с мыслью о создании могущественной державы. Царю очень хотелось, чтобы Рим не лез в его дела, не мешал развитию и усилению Понтийской державы, ну и, конечно, Митридат спал и видел, как бы лишить Республику ее Азиатских владений, но здесь уже одно вытекало из другого. И не он один был таким на Востоке — тем же самым занимался и правитель Великой Армении Тигран II, и парфянские цари, но в том то и дело, что их интересы, так же как и интересы Евпатора, были сугубо региональные, и они явно не замахивались на мировое господство. А вот их западный сосед… И если планы Митридата никогда не простирались так далеко, чтобы его фаланги промаршировали по Лациуму, а понтийская армия разбила лагерь на берегах Тибра (за исключением последних двух лет жизни, когда война в Италии стала смыслом жизни царя), то римские сенаторы явно были не прочь увидеть легионы под стенами столицы Понта Синопы. Любое усиление независимого государства около их границ всегда вызывало в Риме сильнейшее раздражение и вело к ответным мерам, а потому столкновение между Понтом и Республикой было неизбежным. Обе стороны конфликта были хищниками, но все равно взгляд на мир у Митридата резко отличался от взгляда его римских оппонентов. Ведь если разобраться, то легендарный царь Понта нам гораздо ближе и понятнее, чем многие деятели западной истории, чьи многочисленные биографии уже навязли на зубах. Можно, конечно, умиляться и восхищаться тем, что Гай Юлий Цезарь делал несколько дел одновременно, но, на мой взгляд, уж очень он распиарен западными исследователями, возвышаясь неприступной горой над остальными деятелями эпохи. И вот в тени этой горы, а также горок поменьше, но тоже из римской истории, и оказался Митридат Евпатор, чья жизнь и борьба известны в нашей стране гораздо меньше, чем деяния римского авантюриста и иже с ним. А между тем, хоть царь и не делал нескольких дел одновременно, зато был натурой более цельной, яркой, производившей колоссальное впечатление на современников, и что самое главное, он до конца жизни придерживался определенных принципов, усвоенных в детстве, и даже в труднейшие минуты жизни им не изменял. Однако сразу оговорюсь, это мое личное мнение и навязывать его я никому не собираюсь: каждый видит ситуацию по-своему.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.