Клык-н-ролл (без цензуры)

Лазурин Вячеслав

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Клыки белые-белые, почти блестящие. Длинные, острые. Они придавали улыбке официантки что-то… что-то… Марк настолько удивился, что не мог подобрать слово.

- Что будете заказывать?

Он не услышал вопроса. Мужчина с удивлением начал оглядываться на мир вокруг. Мир изменился. Оскалился тонкими иглами имплантированных зубов. Все, абсолютно все посетители ресторана улыбались друг другу, обнажая хищные звериные острия. Вот одна дама пригубила вино, и Марку показалось, что он слышит звон, с которым ее клыки ударились о хрусталь бокала.

- Вы определились с заказом, или нет?

- Простите…

Марк поднялся из-за стола и поторопился к выходу. Голова кружилась, в горле пересохло. Как так может быть? Как?! Когда мир успел сойти с ума? Да, Марк почти две недели провалялся в эскапическом центре, куда доброе начальство отправило его в отпуск. Вырвавшись, наконец, из сладкой паутины проводов, он первым делом устремился в любимый ресторан, чтобы перебить вкус опостылевших сонных препаратов чем-то более приятным. Марк приехал сюда на беспилотном такси. Все еще опьяненный от продолжительных гипнотических грез, он не замечал людей вокруг, пока не сел за столик и не закинул ногу на ногу.

И тут…

Марк миновал оркестр музыкальных роботов, бесцеремонно прошел сквозь голограмму популярной певицы. Голограмма возмущенно зашипела пиксельными зернами. Выскочив на улицу, Марк оторопел. И здесь люди были похожи на вампиров. Черт, эти прохожие… Мужчины и женщины, дети и взрослые, даже пожилые. Все такие зубастые!

- Мам, глянь! У того дяди зубы обычные!

- Не смотри, сынок. Ешь мороженое.

И сынок тут же с вожделением погрузил в шоколадную глазурь маленькие и остроконечные, как у летучей мыши, зубки. Марк злобно отвернулся и уставился на анимированный плакат, украшающий дом напротив. Яркие кадры афиш сменяли друг друга с трехсекундным интервалом. Афиши пылали цифровым огнем.

Премьера нового фильма – «Дракула против терминатора!» Не пропустите!

Сегодня в театре «Глобус» - рок-опера «Кибервампириада».

Долгожданный эротический мюзикл «Укуси меня».

Марк сплюнул. Искусство подобного рода он не любил. И ситуацию вокруг не понимал. Что за безумие? Неужели сценаристы, рекламные агенты и дантисты теперь заодно? Эдакая триада, задумавшая превратить всех людей в упырей. Но лишь затем, чтобы из них же и выкачивать кровь, что пропитывает хрустящие купюры. Новая мода на коммерческой основе.

Мда…

Путь домой прошел, будто в беспамятстве. Тело двигалось само, а разум отчаянно пытался не видеть, не слышать того, что происходит вокруг. Дважды Марка чуть не сбила машина, и оба раза водители цедили сквозь клыки крупнокалиберные матюги. Три, четыре, пять стаканов воды опрокинул в себя несчастный, ворвавшись, наконец, в свое холостяцкое логово. Шокированный мозг требовал забытья. И Марк провалился в сон глубокий и тревожный. Ему снились хохочущие пасти, полные острейших клыков…

***

Дойти до работы, не осматриваясь вокруг – дело непростое. Для Марка же оно оказалось просто нереальным. Он постепенно убедился в этом, когда споткнулся о бордюр, не вписался в поворот за угол, врезался в робота-дворника. Какой-то мужик громко захохотал, стуча непропорционально длинными клыками. До этого Марк не испытывал желания избить кого-то. Но теперь вдруг жутко захотелось заехать в эту звериную челюсть. Да так, чтобы кровь и куски эмали брызнули на асфальт, создали на тротуаре причудливый узор красного и белого, по которому можно с хрустом пройтись. Хорошо хоть робот-дворник без клыков. У него просто нет рта, лишь круглый маленький динамик.

Господи, ну зачем ты дал людям рты? Лучше бы наделил вот такими динамиками. В них не вставишь это безобразие…

До работы Марк все-таки дошел. Просто пялился себе под ноги, прижав подбородок к груди и боясь поднять взгляд хоть на градус. Хоть идти пришлось и недалеко, но шея успело порядочно заныть. Офис встретил Марка прохладой кондиционера, дружным гулом компьютеров. И радостными, счастливыми улыбками, доброжелательность которых лишь подчеркивала белизна изящных клыков.

- Привет, Марк! Как жизнь, как отпуск? – зазвучало со всех сторон.

Он машинально заслонил рот ладонью, чтобы скрыть свои самые обычные зубы. Почему-то вдруг за них стало очень стыдно. Одно дело наблюдать хищный оскал у посторонних людей, приходя в ужас от их безумия. И совершенно другое – видеть клыки у близких друзей и коллег, приходя в ужас от собственной нормальности. Чувство неполноценности ударило Марка под дых. Сильно и внезапно. Он пробормотал что-то неразборчивое удивленным сотрудникам и поторопился скрыться в своем кабинете.

Скрыться не удалось. Разве что сесть за стол.

Ее звали Анна. Она умела не войти, а впорхнуть в кабинет к Марку, каждый раз заставляя его краснеть. Вот и сейчас он зашелся румянцем, еще больше стыдясь своих мелких тупоконечных зубов. Он нервно провел языком по их внутренней стороне. И почувствовал себя ничтожеством, глядя на то, как в нижнюю, блестящую алой помадой, губу Анны упираются два восхитительных клыка. Безупречно белых, с жемчужным блеском. То, чем обычные прохожие вызывали у Марка сочетание ярости и шока, теперь казалось наилучшей деталью человеческого облика.

Почему?

Марк не понимал.

- Здравствуй, Анна, - прогундел он сквозь ладонь, прижатую к губам.

- Аха-ха, Марки! Привет! Как отдохнул? Надеюсь, я снилась тебе в эскапическом центре…

Да, ментальные машины умеют моментально вычислить самые заветные мечты клиента. Все две недели, проведенные в камере грез, Марк видел Анну. Грустную и веселую, в разных платьях. С разными прическами и в разных позах… Но вот с такими клыками – ни разу. И снова он подумал о том, что не воспринимает их у нее, как нечто ужасное. И это пугало его еще больше. С одной стороны Анна так сильно нравилась молодому человеку, и никакие изменения ее внешности не могли моментально охладить его чувства. С другой – апгрейд ее челюстей все же создавал резкий контраст с образом той милой и хорошей девочки, знакомой так давно. Марк почувствовал, что именно сейчас он просто обязан разобраться в ситуации.

Он глубоко вдохнул (сквозь пальцы ладони, по-прежнему прижатой ко рту) и нерешительно начал:

- А… Анночка, скажи мне…

- Да-да, мой хороший.

Она нагнулась к нему через стол и весело улыбнулась, так что ее клыки отразились в широко распахнутых глазах Марка.

- Почему… То есть, зачем… Как же так… - Наконец он собрался и постарался выпалить предельно сурово:

- Что ты с собой сделала?!

Сурово не получилось. Скорее – обиженно и возмущенно.

- Тебе не нравится? – трудно сказать, чего в ее голосе было больше, обиды или удивления.

- Тебе не нравится… - уже утверждающе повторила она и печально опустила взгляд.

- Нет, что ты… Тебе очень идет! Просто я не понимаю. Умоляю, объясни что происходит! Почему все вокруг нацепили… это!

«Это» прозвучало с таким нажимом, что Анна вздрогнула и отшагнула назад. Марк не заметил, как убрал руку ото рта, рассекретив свои обычные ничем не примечательные зубы. Блеклые и даже немного кривые. Девушка сокрушенно покачала головой:

- Все ясно. Ты же только вернулся в нормальную жизнь. Ты еще просто… не успел.

- Что не успел? Скажи мне – что?!

- Сейчас-сейчас! – внезапно улыбнулась она и быстро застучала каблуками к выходу. – Я принесу тебе каталоги, и мы вместе выберем тебе подходящую модель.

- Стой, не надо!

Поздно, Анна уже выпорхнула, прикрыв дверь.

Марк просто взбесился. Он выскочил в коридор, чуть не сбив коллегу и приятеля по имени Корп. Приятеля Марк не заметил. Зато заметил его клыки, необычные даже для царящего вокруг помешательства. Стальные, граненые, до середины подбородка.

- Что это такое?! – закричал Марк. – Где ты их взял?!

- Эй, Марки, расслабься. Я дам тебе номер знакомого дантиста – он сделает тебе такие же. Со скидкой…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.