Лэрд, который меня любил

Хокинс Карен

Жанр: Исторические любовные романы  Любовные романы    Автор: Хокинс Карен   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Лэрд, который меня любил ( Хокинс Карен)

Пролог

Если и нуждался когда — либо мужчина в возлюбленной, которая бы показала ему, каков мир на самом деле, то это был Александр, Помещик из рода МакЛинов.

Из рассказов старой женщины Норы из Лоч Ломонда холодным вечером трём своим маленьким внучкам

— Ну, вот и всё, — сказал он глубоким голосом, полным удовлетворения. — Кейтлин Хёрст наконец-то заплатит за зло, которое она принесла мне и моей семье.

Сильное, чувственное лицо мужчины не скрывало довольного выражения, и Джорджиана, герцогиня Роксбургская, порадовалась, что не она являлась объектом этой мести.

— Было непросто доставить её сюда, особенно в той компании, с которой мне приходилось общаться, — она скривила губу, ведя по своим длинным рыжим локонам щёткой с серебряной ручкой. — Мне не нравится вращаться среди торговцев.

— Правда? — Жёсткие губы сложились в подобие улыбки. — Даже, несмотря на приятную возможность встретить родственника?..

Щётка задержалась на мгновение в воздухе, прежде чем Джорджиана огрызнулась:

— Я не знаю, о чём ты говоришь!

Его брови поднялись, его взгляд был насмешлив.

Она заставила себя продолжить расчёсывать волосы длинными ровными взмахами, хотя изнутри её сотрясали злость и страх. Она знала, что удивляться было нечему; Александр, Помещик из рода МакЛинов, славился своей способностью докапываться до правды; она должна была бы знать, что он в конце концов разузнает и о ней. Это сейчас она герцогиня, а когда — то …

Ощущая спазмы в животе, Джорджиана посмотрела из — под ресниц. Он отвернулся к окну, тусклый послеполуденный свет озарял его лицо, освещая его зелёные глаза и очерчивая чёткую линию носа и чувственный изгиб рта. Она слегка вздрогнула, посмотрев на его губы, и вспомнила…

— Итак, игра начинается, — он повернулся к ней. — Как тебе удалось убедить Миссис Хёрст принять твоё приглашение для её дочери?

Немного успокоенная его заботливостью Джорджиана надула свои пухлые губы:

— У меня ушло две недели, чтобы заставить эту женщину хотя бы выслушать меня, ну а потом мне пришлось пообещать ей, что я буду приглядывать за её драгоценной дочерью, как если бы она была моей собственной.

— Она держала Кейтлин под замком последние три месяца. Я не мог близко подобраться к этой чертовой женщине. — Александр послал ей взгляд, в котором было немного тепла, и её сердце затрепетало. — Спасибо тебе за помощь, Джорджиана. Я с тобой расплачусь.

Она сдвинулась так, чтобы её наряд распахнулся, открыв новое неглиже во французском стиле, сделанное из такого тонкого батиста, что проступали соски её полной груди. У любого другого мужчины перехватило бы дыхание при взгляде на неё, но не у МакЛина.

Он продолжал сидеть, развалясь на стуле, в другом конце комнаты, вытянув перед собой мускулистые ноги; его решительное красивое лицо пребывало в глубокой задумчивости. Его взгляд уставился на какой — то невидимый далёкий объект, задумчивая улыбка растягивала точёные жёсткие губы.

Ей понадобилось почти два года осторожных бесхитростных приставаний, чтобы затащить его в свою постель; а ему — меньше трёх месяцев, чтобы оттуда выбраться. Эта мысль обожгла её щёки, и она стиснула серебряную ручку щётки так, что пальцы свело судорогой:

— Какие у тебя планы в отношении дочки Хёрст? Ты никогда, по правде, об этом не говорил.

Его глаза закрылись:

— Кейтлин Хёрст мне серьёзно задолжала. Она выставила меня на посмешище.

Не без удовлетворения, наблюдая, как вытянулись в нитку губы МакЛина, Джорджиана произнесла милым тоном, который скрыл её триумф:

— Все обсуждали, как крошка Хёрст объявила, что так или иначе, но она выйдет за тебя замуж. В свете только о вас двоих и говорили.

Его лицо напряглось:

— И теперь я потребую причитающееся мне по праву от её мягкой, изнеженной натуры. Когда она прибывает?

— На этой неделе. Я пошлю за ней мою карету.

— Прекрасно. — Он прислонился головой к высокой спинке стула и пожал своими широкими плечами, скрестив ноги в блестящих начищенных черных сапогах. — Кейтлин Хёрст на редкость импульсивна. Всё, что мне остаётся сделать, это вовлечь её в какую — нибудь непристойность, и её репутация разлетится в клочья. Только на этот раз рядом не окажется ни её сестры, ни моего брата, чтобы её спасти.

— Только будь осторожен, не попадись в ловушку священника, как Хьюг. — Джорджиана была с Александром в ту ночь, когда он обнаружил, что Кейтлин разработала целый план, чтобы вынудить его просить её руки. Её непродуманные действия заставили брата Александра и сестру Кейтлин пожениться, когда они пытались остановить её неосмотрительный разрушительный порыв.

Ярость — это слабое слово для того, чтобы описать реакцию Александра, когда он узнал об этом. Он мерил шагами свою библиотеку с побелевшим от злости лицом, и некогда чистое ночное небо забурлило смесью диких опасных бурь. Даже сейчас, вспоминая это месяц спустя, Джорджиана испытывала дрожь. До неё доходили слухи о проклятиях МакЛина, но до этого момента она им не верила.

Его губа искривилась:

— Я скорее женюсь на посудомойке, чем на этой женщине.

— Ты слишком умён, чтобы она могла застать тебя врасплох, — промурлыкала Джорджиана. — Надеюсь, моё положение не окажется слишком неловким, когда приедет эта девица. Другие гости выразят удивление, зачем я пригласила такую деревенщину.

— Можешь не волноваться; Кейтлин сама себя опозорила по первому разряду на сезоне в Лондоне. Даже Браммел это отметил.

Джорджиана скрыла промелькнувшее беспокойство:

— Сколько Кейтлин лет? Двадцать, правильно?

— Двадцать три.

— Как забавно. У вас с ней разница в возрасте такая же, как у Гумбольта с его молодой женой, — произнесла лениво Джорджиана, бросив на МакЛина взгляд из — под густых ресниц.

МакЛин напрягся ещё больше, и Джорджиана украдкой улыбнулась. Виконт Гумбольт был лучшим другом МакЛина. К всеобщему удивлению в 42 года он дико влюбился и женился на женщине почти на 20 лет его моложе. Его мать, которая уже не верила в то, что он когда — нибудь женится, пребывала в блаженстве, но у Александра были некоторые сомнения по поводу такой неравной пары. Однако Гумбольт не был расположен выслушивать негативное мнение о своей невесте.

Новообретённое счастье виконта было коротким. Новая виконтесса оказалась женщиной ненасытной, которая за семь последующих лет протащила своего мужа через бесчисленное множество публичных скандалов и унижений, и, в конечном итоге, совершенно его разорила.

В один прекрасный день поверенный в делах Гумбольта нашёл его мёртвым с дымящимся пистолетом в руке; на столе под пресс — папье лежало письмо. Письмо это обвиняло его жену, но принесло мало утешения тем, кто его по — настоящему любил.

МакЛин был раздавлен смертью своего друга. Даже теперь, 4 года спустя, простое упоминание о тех временах заставляло его глаза темнеть, а губы белеть.

— Я не испытываю интереса к Кейтлин Хёрст, если ты это имеешь в виду, — рявкнул он.

— Уверена, что нет, — примирительно заметила Джорджиана. — Ты слишком утончён для дочери приходского священника. Я всегда считала, что Кларисса была слишком молода и слишком красива для Гумбольта; он должен был догадаться, чем это всё закончится. Ей нужны были его деньги, и когда она их получила… Она глумилась над ним с самого начала.

Александр сохранил контроль над выражением своего лица, хотя глаза его сверкнули гневом:

— Возможно.

Она успокоилась, когда он не стал спорить. Он никогда не ухаживал за совсем молодыми женщинами, хотя её и беспокоило то, что, возможно, с Кейтлин Хёрст всё было по — другому. Но что бы он ни испытывал когда — то к этой девушке, он вряд ли будет испытывать это теперь. Ведь её поведение сделало его предметом разговоров в Лондоне.

Он поднялся с жестом нетерпения:

— Я уже должен быть в пути. Мы с герцогом Линвилльским едем опробовать его новую бухту.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.