Коммуналка

Крюкова Елена Николаевна

Жанр: Поэзия  Поэзия  Современная проза  Проза    Автор: Крюкова Елена Николаевна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Коммуналка ( Крюкова Елена Николаевна)ThankYou.ru: Елена Крюкова «Коммуналка»

Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou.ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо», тем больше прекрасных произведений появляется на свет!

КОММУНАЛКА

Часть первая

ОБИТАТЕЛИ

Л. К. — отныне и навсегда

— …А я ей и говорю: ну, дура ты, дура, зачем такую шубу продала, это же царские хоромы, а не шуба… Ведь китайская земляная выдра!.. Господь с тобой, говорю, дура!.. А она мне зубасто так, да с присвистом злым, с шипеньем, аж у нее, матушки, скулы от злобы заострились топориками: а что ж ты мне да Петьке малому прикажешь кусать целый месяц до зарплаты, а?.. Что, говорит, я масло ему из сметаны буду сбивать, что ли?.. И вдруг — ох я и испугалась! — как завыла, прости Господи, как леший на болоте!.. И об спинку кровати головой — бряк, бряк…

— Ты бы ей капелек дала каких сердешных, Зина…

— …а кровать-то старая — того гляди развалится на палки да скалки. И как она взовьется да заорет пуще прежнего: жизнь клятая!.. Никуда не уйти, никого не привести!.. Куда — на эту кровать ночлежную?! Да в ночлежках у америкашек побогаче обстановочка будет… А от вас что, ширмой в цветочках загородиться?!.. Орет — ну иерихонская труба, прости Господи!.. Ты слыхала?.. Я уж ей так и сяк, валидол сую — она мою руку чуть не сломала, оттолкнула, вопит: жри сама свои таблетки!..

— Зинка, а может… это… ей полечиться лечь?..

— Панечка!.. Панечка!.. Разве нашу жизнь вылечишь!..

…Я выплыла в людское море Из этой гавани табачной, Где керосином пахнет горе И в праздники — целуют смачно. Я вышла — кочегар метели — Из этой человечьей топки, Из этой раскладной постели, Где двое спят валетом знобким. Я вылетела — в дикий Космос — Из ледяного умыванья Под рукомойником раскосым, Из скипидаром — растиранья При зимней огненной простуде, Из общих коридоров жалких, Смеясь и плача, вышла в люди Из той людской, где все — вповалку.

— Игнатьевна!.. Ты че там скрючилась в три погибели?.. У тебя керогаз, што ль, не зажигатся?.. Дай помогу…

— Ну, помоги… Че двигашь меня локтем-от: локоть твой больно острый. Костыль прямо…

— Да потому што отойди. Чай, свет заслоняшь.

— Чай, весь не заслоню.

— Ну вот и все. Зажгла я тебе твою бандуру. Че варить-то собралась?

— Не суй нос… Чай, все то же: макароны.

— Растолстеешь, Киселева!..

— Може, в гробу и поправлюся… Мясца хочу… Зубов нету — не угрызу уже… А молодые зубки были — ох, жилы перегрызала!..

— Ну, ну, Киселева. Че реветь-то. Вари свое спагетти.

— Да уж сварю как-нито… А керогаз-то как пылат! Как сдурел… Огонь, огонь-то какой… Огонь-то… какой…

КИСЕЛИХА СТАВИТ СВЕЧУ ПЕРЕД ИКОНОЙ

Огонь! Из лодкою сложенных рук — Огонь к закопченной иконе Так рвется!.. — проросший и бешеный лук Из тьмы черноземных ладоней… Забыла совсем я, сколь, старой, мне лет Пробило вчерась, намедни… Сварила, сварила свой поздний обед, Сходила к ранней обедне. Вчерась раздеваюсь — да што ж это, ба!.. — Гляжу — в гимнастерке… в лампасах… — Как муж мой покойник!.. Во фрунт — голытьба Вокруг офицерского баса… Замучили Федю, два дула — к виску, А я, молодая жененка, Я всех революций срамную тоску Кляла одичало и звонко! Орала по улицам и площадям, Какие вы есть, комиссары!.. Работа — рабочим, овес — лошадям, А “бывшим” — сосновые нары… Я двадцать пять лет оттрубила как штык! При шмонах — смеялася лихо… Твой рот к непотребной молитве привык, Подстилка, раба, Киселиха… Ну, выпустили — как линя — в водоем! Лицо — что печеная свекла… И в разуме штой-то подвиглось моем — Как будто под ливнем промокла И все не согреюсь, с тех пор и дрожу, И греюсь — вот свечечку ставлю Казанской иконке! В ладонях держу Горячую желтую каплю… Огонь-то, огонь!.. Ох, безумная я, Зачем все так помню упорно — В снегу талом стирку плохого белья И струпьев подсохшие зерна… Зачем, Матерь Божия, выжить пришлось?.. Слаба водовозная кляча. А с пенсии — гребень для сивых волос, “Подушечек” сладких впридачу… “Подушечки” я растолку молотком — Повыбиты зубы кобыльи!.. Огонь ты, огонь, полижи языком Ты чернь моих щек замогильных… Все верю, все чую — с ума я сойду! Казанская, матушка, сделай Ты так, чтобы в этом, о, в этом году Душонка покинула тело!.. А сколь мне там стукнуло?.. Кто его знат!.. Быть может, и все девяносто… А завтра в экране покажут парад И эти… кремлевские — звезды…

— Тамарка!.. Че ты — ночь-полночь — стучишь?.. Че набатывашь, как в набат?.. Младенец твой орет как резаный по ночам, да ты ишшо моду взяла не спать?.. Какая тебя муха укусила в голу задницу?.. Самая сласть сна, а ты…

— Тетя Паня, горелым пахнет. Проводка горит. Из вентиляционных ходов — дым!..

— Окстися. Какой дым. Под носом у тя дым…

— Галка!.. Че путаешься под ногами, дура девчонка, иди спать ложись, не мети рубахой половицы…

— Мамка, я ноль-один вызвала.

— Ты че!.. Правда, што ль!..

— Сказали — сейчас приедут.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.