Стервятники

Петров Олег Георгиевич

Серия: Сибириада [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Стервятники (Петров Олег)

От автора

Цитируемые в тексте документы - подлинны, известные исторические личности слишком значительны, чтобы придумывать им новую биографию или новые поступки. Автор позволил себе лишь логически перекинуть мостки между историческими фактами и событиями, позволившие связать дела давно минувших дней с реалиями, в которых мы жили еще вчера и живем сегодня.

ПАРАЛЛЕЛИ ЭПОХ

Роман Олега Петрова «Стервятники» охватывает, по сути, без малого, два столетия. В основе сюжета тайна старинного чертежа. В нём указано место, где в горах Саян находится богатая золотая жила. Место это названо «Золотой чашей».

Сам сюжет, вроде бы, и незамысловат. Но история эта не о тривиальном поиске богатства. Пройдя через столетия, она словно впитывает в себя людские судьбы. Здесь и несчастный рок, преследующий беглого каторжника Дмитрия Дёмина и его сыновей. Здесь и «ясновидящий» Григорий Распутин и будущий маршал СССР Константин Рокоссовский. Здесь десятки характеров. Путешествия от Германии до маленького сибирского таёжного посёлка.

Роман интересен и тем, что вобрал себя события, происходившие на самом деле, в нём слышишь трагический голос времени. Роман в лучшем смысле «авантюрен», как авантюрны захватывающие произведения Александра Дюма, Валентина Пикуля, Юлиана Семёнова. Вся история плана, нарисованного с особым секретом на лоскутке кожи, подтверждают старую истину: «Люди гибнут за металл». Как и в «Золоте Маккенны», и в клондайкских рассказах Джека Лондона. То есть, ещё раз подтверждает старую истину, что там, где начинается «золотая лихорадка» - там «бал правит сатана».

К счастью, роман О. Петрова - не банальный детектив, где «страсти, стрельба, кровь и смерть». За внешне детективной историей - история Отечества. Это история нашей страны до 17-го года. Той страны, которую мы потеряли. И той, которую обрели.

К «Золотой чаше», которую таит саянский каньон Шумаха, неистребимо влечёт сонм желающих урвать свой куш в этой жизни. Преследующие и преследуемые - они были готовы на всё.

А на фоне всех этих локальных событий - страна, судьбы, характеры, трагедии. Атаман Семёнов и недавний «афганец», бандит, журналист, делец, работники милиции и прокуратуры, таинственный Хранитель, золотопромышленник. Поиски знаменитого чертежа, который, как страшная «чёрная метка», переходит из рук в руки на погибель своим обладателям. Тех, кто пытается его заполучить, ждёт трагический конец. Эта вечная, но так и не воспринятая людьми идея, пронизывает книгу.

Надо сказать, что жанр исторического детектива для Олега Петрова - не первый опыт. Несколько лет тому назад в свет вышел его первый детектив, написанный в соавторстве с известным забайкальским краеведом Артёмом Власовым. Повесть «Свинцовая точка» рассказывала о том, как во времена ДВР забайкальская милиция и Госполитохрана разоблачили не один год орудовавшую в Чите бандитскую шайку Константина Ленкова. Бывший красный партизан, человек умный, хваткий и тщеславный, он сумел создать большую организованную банду, у которой везде были «свои уши». Банки, кооперативы, заёмныё кассы, просто обеспеченные люди и в том числе иностранцы - были объектом преступных посягательств банды Ленкова. И хотя «Свинцовая точка» стала первой серьёзной пробой пера, книга нашла своего читателя и получила одобрение в прессе.

Роман «Стервятники» - плод многолетнего труда и изысканий. Эта работа в архивах, поиск интересных свидетельств и свидетелей. Это помощь наших энтузиастов-краеведов Артёма Власова и Алексея Соловьёва. Да и сам автор романа, не одно десятилетие, по роду службы изучая преступный мир Сибири и Забайкалья, собрал солидный творческий багаж. И вот пришло время художественного осмысливания событий и времени.

Автор внимательно прослеживает, как «чёрная метка», переходя из рук в руки и из 19 столетия в 21 век, сеет смерть. Олег Петров, проведя захватывающую интригу через всё повествование, с завидным умением сводит ручейки отдельных сюжетных линий в одну большую реку романа, и ведёт нас по дороге, окончание которой вряд ли сможет предсказать самый проницательный читатель. Потому поначалу может показаться, что вся история банально «закрутится» вокруг отчаянного каторжника Данилы Дёмина и его беспутных сыновей. Она и самом деле интересна, эта история. Но это уже другое. И, честно, говоря, такой вариант в русской сибирской литературе - «отработанная порода». Но автор, заинтересовывая читателя, раскрывает страница за страницей диапазон своего видения. Появляются новые лица. Новые характеры. Разве не интересен «ласковый хищник» золотопромышленник Кузнецов и его «хитроумный» управляющий Бертеньев? А потом атаман Семёнов и Захар Гордеев? А потом молодой командир полка Рокоссовский, преследующий перешедшие границу банды? История опера Димы Писаренко, которого укатали «крутые горки». История «афганца» Олега Мельникова, не простившего себе собственного бесчестья. И крупный делец с криминальным душком Евгений Рунге. И жестокий ротмистр Люташин, и несостоявшийся революционер Либерман. Или наш брат, журналист Вовчик Николаев, считающий себя «королём» криминального жанра. Профессионально хваткий, но готовый продать всех и вся. Их всех видишь, они выписаны зримо и точно. И порой, автор, может быть, и сам не подозревая того, проводит параллели между людьми из разных эпох - хитромудрый золотопромышленник Кузнецов из сентября 1899 года и наш современник беспринципный делец Рунге. Двадцать с лишним сюжетных линий романа, повторюсь, не разбежались у автора в разные стороны. Он крепко держит их в руках.

В романе удалось представить характеры, что называется, языково. Хотя не все скалы и рифы удалось обойти, у автора есть чувство слова и вкус. Он это доказал. Роман интересен решением сюжетных линий, стремлением осмыслить жажду наживы и бескорыстие, трагический излом эпохи и судеб.

Он будет востребован.                                                        _________________

| Эрнст ХАВКИН

16 марта 2008 года г. Чита

О, стервятники! Редкие птицы. Их призванье во все времена жертву выследить и насладиться трупным ядом, причем, допьяна.

Михаил ВИШНЯКОВ

ЦЕПЬ (вместо пролога)

I

ДМИТРИЙ, кряхтя, стащил латаные-перелатанные ичиги и опустил гудящие ноги в воду. Тысячи иголочек ударили в загрубелую кожу. Благолепие небесное! Изгибаясь всем телом, осторожно потянул с плеч лохмотья меховой кацавейки, потом сопревшую, затрещавшую от ветхости рубаху. Двигаться не хотелось. С утра, поди, верст с десяток намахал по кручам и осыпям.

Блаженствуя, откинулся на спину. Вверху, далеко, голубел кусочек неба, отсекаемый по дуге неровным краем отвесной, поросшей мхом и лишайниками скалы, и, казалось, прямо в лицо, обрушивается рокочущий поток воды. На самом верху сверкающая лавина, чудилось, замирала, а потом медленно, с суровой непреклонной силой, устремлялась вниз, в круглую чашу, саженей десяти в поперечнике. Подивился лениво: с такой высотищи ухает водяной столб толщиной в добрый десяток мачтовых сосен, а, вот, поди ж ты, не разметывает здесь, у подошвы, озерцо-блюдце в кучу брызг. У закраины, где ледяные иголочки сейчас выгоняют ломоту из натрудившихся за день ног, вода спокойная - неторопливо струится, извивается прозрачной змейкой и убегает меж каменных лепешек в густые черемуховые кусты.

Только сейчас Дмитрий ощутил тянущее внутренности чувство голода. Сел, порылся в замусоленной котомке, достал пучок черемши, оторвал крепкими желтыми зубами от тугих сочных стеблей на добрый укус. Серела в котомке и удачно подбитая стрелой утка, так что пора и жарехой заняться, с утра маковой росинки во рту не было. Бросил увесистую птицу на плоский камень, из деревянных ножен вынул сточившийся и почерневший нож. Костерок можно вон там, на песке разложить, кишки и прочее - долой, да так и запечь в перьях, погуще обмазав глиной. Проглотил тягучий комок слюны, предвкушая пиршество. А оно предстояло богатое, потому как удалось на солончаке наскрести главного сокровища - сольцы.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.