Еврейское остроумие. Земля обетованная

Белочкина Юлия Вадимовна

Жанр: Анекдоты  Юмор    2010 год   Автор: Белочкина Юлия Вадимовна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Еврейское остроумие. Земля обетованная (Белочкина Юлия) Они везде! Вот упал метеорит, А под ним еврей лежит. Что же это за напасть, Камню некуда упасть!

* * *

Я не люблю евреев: они работают упорнее; они разумнее; они ведут себя открыто; наконец, они — повсюду.

Джон Голсуорси

* * *

— Сколько у нас всего евреев? — спрашивает Брежнев Косыгина.

— Миллиона три — четыре.

— А если мы всем им разрешим уехать, многие захотят?

— Миллионов десять — пятнадцать.

Моя фамилия Иванов!

О, благословенная возможность сменить фамилию! Если б не это, возможно, были бы места, где нас таки бы не было!

Я рассматриваю старые фотографии.

— Дядя Миша, а зачем вы сменили фамилию Розенберг на Романчук?

— Когда я учился в шестом классе — победил на районной олимпиаде по химии, потом победил на областной олимпиаде. А вот на республиканской не победил, комиссия решила, что это не дело — чтоб на всесоюзной олимпиаде Украину представлял Розенберг. Тогда моя мама развелась с отцом, фиктивно, конечно!

— А у нее девичья фамилия Романчук?

— Да откуда же? Она Зильберман. Романчук — это фамилия наших бывших соседей по коммуналке.

— Она что, за соседа замуж вышла?

— Фиктивно!

— А ему это зачем?

— Очень просто, мы уже полгода как эту квартиру получили, а ему очередь подходила! Лишний человек — лишний метраж! Теперь у них трехкомнатная

— а я Романчук!

(из историй о моих знакомых евреях)

* * *

Один чистокровный русич и москвич в энном поколении с печалью говорил, что евреи просто дискредитировали фамилию Иванов. Теперь он представляется Иванов, делает ударение на втором слоге. Да, тяжелая ситуация! Что бы сделал еврей в таком случае?

Кацман заявляет, что хочет сменить фамилию. У него интересуются, какую фамилию он хочет носить? Он заявляет: Иванов. Буквально через неделю он снова приходит и просит поменять ему фамилию на Петров. Получает он новый паспорт, а в паспортном столе уже все извелись от любопытства. Наконец делопроизводитель не выдерживает:

— Нет, ну скажите нам, зачем менять фамилию Иванов на Петров?

— О, это очень просто! Завтра я пойду устраиваться на работу в КБ. В отделе кадров на меня посмотрят и спросят: «Как ваша фамилия?», а я: «Петров». Они: «Фамилию меняли?», я: «менял». Они: «А какая раньше была?», я: «Иванов».

* * *

Когда началась волна эмиграции, мы с удивлением обнаружили, в скольких Ивановых таились Рабиновичи!

У евреев издавна были проблемы с фамилиями. Например, когда в Австро-Венгрии евреев вносили в городской реестр, им давали смешные, а подчас и очень обидного содержания фамилии, откровенно вымогая на лапу. С тех времен сохранилось немало анекдотов о еврейских фамилиях.

Янкель приходит домой из ведомства, выдающего паспорта.

— Как нас теперь зовут? — интересуется жена.

— Швейслох.

— Ой, вей! Ты не мог что-нибудь сделать, чтоб нас звали как-нибудь поприличнее?

— Что я мог сделать?! Моих пятидесяти гульденов хватило только на то, чтобы добавить в нее букву «в».

(Schiessloch по-немецки «задний проход»).

* * *

Барон (ударение ставится в этом слове на первый слог) — распространенная еврейская фамилия. Такая фамилия была у директора берлинского сада. Однажды его знакомый, банкир Эрлих, решил пошутить:

— Кстати, вы в самом деле барон или только так называетесь?

Барон с улыбкой ответил:

— Я такой же барон, как вы — честный (Ehrlich по-немецки «честный»),

* * *

Яков Бардак недоволен своей фамилией и несколько раз подавал прошение об ее изменении, но получал отказ. И тут он узнал, что в Италии такие просьбы за определенную плату удовлетворяют запросто. Так, например, еврейский композитор Рубен Левенпферд изменил свое имя на Руджеро Леонкавалло. Яков едет в Италию, подает прошение, платит оговоренную сумму и через две недели получает ответ: ему разрешается изменить имя Яков Бардак на Джакомо Борделло.

* * *

К Конриду, директору нью-йоркской «Метрополитен-опера», пришел известный певец Розен. Конрид решил немного пошутить:

— Где вы потеряли окончание «фельд» от вашей фамилии?

— Там же, откуда вы взяли свой «рид»! — иронически ответил Розен.

* * *

В купе едут двое мужчин. Один явно еврейской наружности, хоть он и гладко выбрит, а другой типичный бюргер.

— Разрешите представиться — Крон.

— Очень приятно. Аш. А скажите, герр Крон, вы еврей?

— С чего вы взяли? Я католик.

— А вот скажите, герр Крон, откуда взялось это «р» в вашей фамилии? — не отстает сосед.

— Я догадался, господин Аш: из вашей фамилии (по-немецки «Арш» — задница).

* * *

В купе поезда едут два пассажира. Наконец один нарушает молчание:

— Позвольте представиться: я Иванов. А вы?

— А я — нет.

* * *

Да что там фамилия?! Почесав в затылке, Рабинович идет до конца — он меняет веру своих отцов на более социально адаптированную, и, что характерно, отцы это решение только приветствуют!

Адвокат Хаймович, с тех пор как крестился, носит на цепочке очень тяжелый золотой крест, чтоб все могли его видеть. Однажды, сидя в трамвае, он хочет гордо прикоснуться рукой к кресту — а его нет!

— Шма, Исроэл! («Слушай, Израиль!» — начальные слова молитвы) — вопит он на весь вагон. — Где мое распятие?

* * *

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.