Еврейское остроумие. Десять заповедей

Белочкина Юлия Вадимовна

Жанр: Прочий юмор  Юмор    2010 год   Автор: Белочкина Юлия Вадимовна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Еврейское остроумие. Десять заповедей (Белочкина Юлия) Десять заповедей

И явился Господь финикийцу.

И предложил ему Тору.

— Почем? — спросил финикиец.

— Бесплатно! — ответил Бог.

— Не нужно! Зачем мне товар, который ничего не стоит?

И явился Господь египтянину.

И предложил ему Тору. Бесплатно.

— Не возьму. За бесплатные вещи обычно приходится очень дорого платить, ответил египтянин.

И явился Господь Моисею.

— Значит, правильно ли я Тебя понял, — переспросил Моисей, — эта Тора достанется нам абсолютно бесплатно?

— Да!

— Тогда — две! — потер руки Моисей.

Апокрифические сказания

Бог диктует Моисею Тору:

— Не вари козленка в молоке матери его…

— Подожди-ка… А, я понял! Это значит: «Не ешь мясное вместе с молочным?»

— Да ты питии, что я тебе говорю: «Не вари козленка в молоке…»

— Ага, теперь я догадался! Надо иметь отдельную посуду для мяса и молока.

— Послушай, что ты несешь? Я же тебе ясно сказал: «Не вари козленка…»

— Все, ну теперь я наконец все понял! После мясного, прежде чем есть молочное, надо подождать шесть часов…

— Ладно, делайте, что хотите!

* * *

Спускается Моисей после своего бдения на горе Синай. Евреи сгрудились у подножия и молча ждут. Наконец Аарон не выдерживает.

— Ну, как?!

— Две новости: одна хорошая, одна плохая.

— Давай хорошую!

— Я торговался, сколько мог, и теперь у нас всего десять обязательных заповедей!

— О, ты молодец, Мойша! А какая же плохая новость?

— Прелюбодеяние вошло.

* * *

— Одни говорят, Моисей перед смертью сам запретил обозначить место, где будет лежать его прах: он опасался, что люди будут обожествлять его личность наподобие язычников. Другие утверждают, что могилы Моисея нет и вообще быть не может, потому что Моисея, когда он умер, ангелы тут же вознесли на небо…

Но настоящая причина известна мне одному. Моисей просто хотел избавить себя и своих единоверцев от позора: он-то знал, что ему по сей день не поставили бы приличного надгробного камня.

* * *

Кое в чем евреи похожи па всех прочих — то, что им хочется, они делают, а в некоторых вопросах норовят манкировать. Например, традицию рядиться на Пуримшпиль в самые фантастические одежды и выпить столько, «чтоб не отличать Аммана от Мордехая», так это они пожалуйста, а не курить в Шаббат или поститься в Йом — Кипур — такой подвиг не каждому по плечу.

Евреи спрашивают раввина, почему надо всегда ходить с покрытой головой.

— Потому что в девятнадцатой главе книги «Исход», в четырнадцатом стихе сказано: «И сошел Моисей к народу…»

— Там же не говорится о головном уборе!

— Неужели вы могли подумать, что Моисей вышел к народу без кипы?!

* * *

Ангел в Шаббат призывает Бога посмотреть вниз. И действительно: один раввин играет в гольф.

— Я этого так не оставлю! — говорит Бог, и мяч после удара с 300 метров попадает прямо в лунку.

— Ничего себе! — удивляется ангел. — Тоже мне наказание!

— Самое то! — возражает Бог. — Пусть попробует кому-то рассказать! А если расскажет, то кто ему поверит?

* * *

Деревенский еврей, недавно женившийся, плохо знает ритуал пасхального се дера и дает жене задание: пусть пойдет к дому еврея — кузнеца, подкрадется к окну и посмотрит, как тот это делает.

Жена идет, заглядывает в окошко — и что она видит! Кузнец колотит свою жену угольным совком.

Она возвращается домой и подавленно молчит. Муж спрашивает, что она увидела; она отказывается говорить. Наконец он приходит в ярость и принимается колотить ее угольным совком. Тут она сквозь рыдания говорит ему:

— Если ты все это знаешь, зачем посылал меня к кузнецу?

* * *

Раввин возвращался домой и по дороге увидел, что впереди идет Абрам. Раввин попытался его догнать, но с ужасом заметил, что тот заходит в китайский некошерный ресторан. Подойдя к окну ресторана, раввин увидел, как Абрам заказал целую тарелку ребрышек, креветок в соусе и прочие трефные блюда.

Как только он принялся за еду, раввин ворвался в ресторан и стал распекать его:

— Как ты можешь это есть! Мы считали тебя благочестивым и религиозным евреем!

Тогда Абрам ответил:

— Ребе, вы видели, как я вошел в этот ресторан?

— Так в чем же дело?! Обед прошел под наблюдением раввина!

* * *

Торговец — еврей из маленького местечка приходит в варшавский ресторан. Он видит, как за соседний столик приносят тарелку нарезки из ветчины разных сортов.

— Официант, принесите и мне этой рыбы! — просит торговец.

Официант нерешительно смотрит на его пейсы, наклоняется и тихо шепчет:

— Прошу прощения, господин, но это ветчина.

— О, теперь я знаю, как называется эта рыба!

* * *

В варшавский ресторан приходит еврей и громко требует печеного поросенка.

— Не надо так громко доказывать, что вы перешли в христианскую веру, — делает замечание метрдотель.

* * *

В варшавском ресторане ужинает богатый еврей. В конце вечера хозяин подходит осведомиться, понравилась ли ему еда.

— Во — первых, ваша еда некошерная, — кисло говорит гость, — во — вторых, неприлично маленькие порции!

* * *

Раввин отчитывал еврея, который заглядывал в окна публичного дома.

— Но, ребе, я ведь не совершил греха прелюбодеяния! — оправдывался юноша. — Ну что плохого, если я посмотрел, как выглядят эти женщины?!

На что раввин рассказал ему такую притчу:

— Мышь вылезла из норки и увидела, что ей приготовлена мышеловка, а в ней — кусочек сыра. Она рассмеялась: «Вот, приготовили мне ловушку, чтобы я в нее попала. Хорошо, что я такая умная и сумею сделать так, чтобы не попасть в ловушку. Я ведь отлично знаю: если дотронусь мордочкой до этого сыра, мышеловка сразу захлопнется. Что ж, буду остерегаться и ни за что не коснусь его, но понюхать сыр издали не опасно». И она набрала воздуху в ноздри, и еще, и еще, потом подошла немножко поближе, чтобы еще получше понюхать. Покружилась вокруг мышеловки, понюхала, подошла еще поближе — и в конце концов ткнулась в сыр, попалась и погибла.

* * *

Один из самых неудобных запретов заключается в том, что в шабес ничего нельзя выносить за пределы территории, которой владеет община. Чтобы обойти это неудобство, евреи в прежние времена окружали изгородью весь населенный пункт, где жила их община. Когда города укрупнились, появилась другая практика — евреи фиктивно покупали город, в котором они живут. Попросту говоря, давали деньги бургомистру, и он составлял формальную купчую. Однажды набожный еврей по поручению своей общины отправился к градоначальнику маленького местечка под Винницей, чтобы выяснить, нельзя ли им «приобрести его в собственность». В качестве цены он предложил десять рублей. Сначала это было воспринято как дурацкая шутка. Однако спустя некоторое время градоначальнику стало ясно, что еврей говорит серьезно. А когда он убедился, что сделка не влечет за собой никаких последствий, ни юридических, ни практических, то взял деньги и сказал:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.