Алый Рубин. Любовь через все времена

Гир Керстин

Жанр: Любовно-фантастические романы  Любовные романы    Автор: Гир Керстин   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Роман

Пролог

Лондон, Гайд-парк, 8 апреля 1912 года.

Она упала на колени и разрыдалась, а он настороженно огляделся. Как он и предполагал, парк в это время суток выглядел безлюдным — до моды на бег было слишком далеко, а для бродяжек, ночующих на скамейках под газетами, слишком холодно.

Он бережно завернул хронограф в покрывало и засунул его в рюкзак.

Она села на корточки в море крокусов, отцветающих под деревьями на северном берегу Серпентин-лейк. Её плечи вздрагивали, всхлипывания напоминали отчаянные стоны раненого животного. Он едва мог это вынести. Но он знал по опыту, что её нужно оставить в покое, поэтому он просто сел рядом с ней во влажную от росы траву, уставился на гладкую поверхность озера и стал ждать.

Ждать, когда ослабнет её боль, которая, видимо, никогда её уже не оставит.

Ему было так же плохо, как и ей, но он старался держаться. Она не должна беспокоиться ещё и о нём.

— Уже изобрели бумажные носовые платки? — всхлипнула она наконец, обращая к нему залитое слезами лицо.

— Без понятия, — ответил он. — Но я могу предложить тебе настоящий батистовый платок с монограммой.

— «Г М». Ты украл его у Грейс?

— Она сама мне его дала. Ты можешь полностью засморкать его, принцесса.

Состроив кривую гримасу, она вернула ему платок.

— Он пришёл в совершенную негодность. Извини меня.

— Да ну! В это время, наверное, такое развешивают на солнце и потом опять используют, — ответил он. — Главное, что ты перестала плакать.

В её глазах снова появились слёзы.

— Мы не должны были бросать её на произвол судьбы. Мы ей нужны! Мы не знаем, сработает ли наш блеф, и у нас нет никаких шансов узнать это!

Её слова кольнули его.

— Если бы мы погибли, мы бы ещё меньше помогли ей.

— Если бы могли спрятаться вместе с ней, где-нибудь за границей, под чужими именами, только пока она не подрастёт…

Он прервал её, резко мотнув головой.

— Они бы нас везде нашли, мы это обсуждали уже тысячу раз. Мы не бросили её на произвол судьбы, мы сделали единственно правильное — мы обеспечили ей жизнь в безопасности. По крайней мере на ближайшие шестнадцать лет.

Какое-то время она молчала. Где-то вдали ржала лошадь, а с Вест-Кэрридж-драйв доносились голоса, хотя была уже почти полночь.

— Я понимаю, что ты прав, — сказала она наконец. — Просто очень больно знать, что мы никогда её не увидим. — Она провела рукой по заплаканным глазам. — Но нам по крайней мере не будет скучно. Рано или поздно они выследят нас в этом времени и натравят на нас Стражей. Он не откажется без борьбы ни от хронографа, ни от своих планов.

Он усмехнулся, увидев в её глазах отблеск жажды приключений, и понял, что кризис временно миновал.

— Возможно, мы всё-таки оказались хитрее, и вторая штука не будет работать. Тогда он сел в лужу.

— Да, было бы хорошо. Но даже если нет, то мы единственные, кто может перечеркнуть его планы.

— Уже из-за одного этого мы поступили правильно. — Он встал и отряхнул грязь с джинсов. — Пойдём! Чёртова трава мокрая, а ты пока ещё должна беречься.

Она позволила ему поднять и поцеловать себя.

— Что мы сейчас будем делать? Искать тайник для хронографа?

Она нерешительно посмотрела в сторону моста, отделяющего Гайд-парк от Кенсингтонских садов.

— Да. Но вначале мы запустим руку в кубышку Стражей и запасёмся деньгами. Потом можно будет сесть в поезд на Саутгемптон. Оттуда в среду в своё первое плавание уходит «Титаник».

Она рассмеялась.

— Вот что ты, оказывается, имел ввиду под «беречься»! Но я за.

Он был так счастлив, что она опять может смеяться, что он тут же снова поцеловал её.

— Я, собственно, подумал… Ты же знаешь, что капитаны в открытом море имеют право заключать браки, да, принцесса?

— Ты хочешь на мне жениться? На «Титанике»? Ты с ума сошёл?

— Это был бы очень романтично!

— Не считая айсберга. — Она прислонилась головой к его груди и спрятала лицо в его куртке. — Я так тебя люблю! — пробормотала она.

— Ты выйдешь за меня замуж?

— Да, — ответила она, не поднимая лица от куртки. — Но только в том случае, если мы сойдём с корабля не позднее Квинстауна.

— Ты готова к следующему приключению, принцесса?

— Готова, если ты готов, — ответила она тихо.

Неконтролируемое перемещение во времени даёт о себе знать, как правило, за несколько минут, часов и даже дней до самого перемещения. Это проявляется головокружениями, тянущими ощущениями в животе и/или ногах. Многие носители гена сообщают также о мигренеподобных головных болях. Первое перемещение во времени — называемое также инициационным прыжком — происходит между 16-м и 17-м годами жизни носителя гена.

Из Хроник Стражей, Том 2, Общие закономерности.

1

Впервые это случилось со мной в понедельник днём. Во время обеда в школьной столовой у меня в животе вдруг возникло ощущение, как будто я ухаю вниз с самой высокой американской горки. Ощущение длилось не более двух секунд, но этого хватило, чтобы стоявшая передо мной тарелка с картофельным пюре опрокинулась прямо мне на блузку, а столовые приборы с дребезжанием упали на пол. Я едва успела подхватить тарелку.

— У пюре всё равно был такой вкус, как будто его собрали с пола, — заметила моя подруга Лесли. Я начала убирать образовавшееся свинство, а все остальные, вытянув шеи, на меня смотрели. — Если хочешь, можешь наляпать на себя и мою порцию тоже.

— Нет, спасибо. — По случайному совпадению блузка школьной формы Сент-Леннокса напоминала цветом картофельное пюре, но пятно тем не менее неприятно бросалось в глаза. Я застегнула на все пуговицы надетую поверх блузки тёмно-синюю куртку.

— Что, маленькая Гвенни снова шалит за едой? — сказала Синтия Дейл. — Только не садись рядом со мной, чавкало несчастное.

— Как будто я сяду с тобой по доброй воле, Син, — откликнулась я. К сожалению, у меня частенько случались неприятности со школьными блюдами. К примеру, на прошлой неделе моё фруктовое желе выпрыгнуло из формочки и, пролетев пару метров, шмякнулось в спагетти карбонара одного пятиклассника. За неделю до этого у меня опрокинулся стакан с вишнёвым соком, и все сидевшие за столом в мгновение ока обрели вид краснушных больных. А уж сколько раз дурацкий форменный галстук попадал в соус, сок или молоко, просто не поддаётся подсчёту.

Вот только у меня при этом никогда кружилась голова.

Но возможно, что это мне просто показалось. В последнее время в нашем доме было слишком много разговоров о головокружении.

Правда, не моём, а моей кузины Шарлотты. Она, совершенная и безупречная как всегда, сидела рядом с Синтией и ела своё пюре.

Вся семья находилась в ожидании, когда же у Шарлотты закружится голова. В отдельные дни леди Ариста — моя бабушка — каждые десять минут интересовалась, ощущает ли она что-нибудь. В промежутках тётя Гленда — мать Шарлотты —. спрашивала о том же.

И каждый раз, когда Шарлотта отвечала «Нет», леди Ариста поджимала губы, а тётя Гленда вздыхала. Иногда наоборот.

Мы, все остальные, — моя мама, моя сестра Каролина, мой брат Ник и тётушка Мэдди (наша двоюродная бабушка) — закатывали глаза. Естественно, было очень волнующе иметь в семье носителя гена перемещения во времени, но с годами волнение как-то улеглось. Иногда мы были просто сыты по горло всем этим театром вокруг Шарлотты.

Сама же Шарлотта по обыкновению скрывала свои чувства за таинственной улыбкой Моны Лизы. На её месте я бы тоже не знала, радоваться ли мне или злиться по поводу отсутствия головокружений. Ну да, честно говоря, я бы, наверное, радовалась. Я была скорее робкого типа и к тому же любила покой.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.