Финальная загадка

Палий Сергей Викторович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Финальная загадка (Палий Сергей)

Сергей Палий

Финальная загадка

* * *

Всегда любил смотреть на облака сверху. В этом есть какая-то магия. Льётся, льётся что-то едва уловимое, течёт призрачными флюидами тайны.

Иногда в жизни возникает ложное ощущение, словно ты переворачиваешься с ног на голову. К примеру, у меня такое случается, если еду в лифте с зеркальном потолком. С облаками иначе. Когда смотришь на них с высоты – всё наоборот: кажется, что опрокинулось само мироздание.

Привычное выглядит совсем не так, как мы привыкли видеть, если изменить угол зрения.

Всего лишь.

Горные цепи и впадины долин, спокойные озёра и проворные водопады – весь фантастический снежно-меловой пейзаж сейчас был подсвечен утренним солнцем. За овальным иллюминатором «Боинга» разгорался рассвет.

Облака сверху – это красиво.

– В Атланту?

Я повернул голову. Девушка с прищуром разглядывала мой кейс, пристёгнутый тонкой, но крепкой цепочкой к левому запястью.

Стильная, симпатичная. Серый брючный костюм, очки в дорогой оправе с едва заметным сиреневым отливом, с виду колкий, но в то же время какой-то… задорный, что ли, блеск бриллианта на обручальном кольце.

«В ней будто сквозит буква „с“, – подумалось вдруг. – В имени наверняка есть одна. Светлана? Соня? Настя?»

Вслух я спросил:

– Почему вы так уверены, что я русский?

– Сомневалась, честно говоря. Теперь уверена. – Она подняла взгляд, улыбнулась. – Бизнес?

Я вернул улыбку.

– На этот раз не угадали.

– Военный?

– Научный сотрудник.

– О как. А в портфеле – тетрадки?

– И вторая обувь.

– Чэ ю – это хорошо. – Она протянула руку. – Меня зовут Лариса.

Я пожал ей руку. Коротко, не задерживая ладонь, ровно столько, сколько было нужно для мимолётного знакомства. Ну, может, чуть дольше.

– Приятно. Михаил.

Она кивнула. Узкая ладонь вернулась на колено – легла поверх серой ткани брюк и застыла, словно алебастровая.

Я с усилием оторвал взгляд от бархатистой кожи. Невольно пошевелил пальцами, на которых остался холодок от прикосновения. Поморгал.

Лариса…

А ведь угадал насчёт буквы «с». Угадал.

В аэропорту Атланты меня ждал Боб – представитель принимающей стороны. Кажется, в подписи электронной почты его должность называлась «криптозоолог». У них, видно, запросто можно любую экстравагантную профессию в штатное расписание вмонтировать. И грант под неё выбить.

Я улыбнулся американцу. Боб бодро хлопнул меня по плечу, осведомился, благополучно ли прошёл полёт, и ловко упаковал в гигантский внедорожник. Уже забираясь в машину, я отметил, что Ларису никто не встречал – поймала такси. Интересно, куда она сейчас? В отель? К знакомым или коллегам? А что если…

Тьфу ты! Вот же привязалась.

Я крепко зажмурился, подождал, пока поплывут тёмные пятна, и резко открыл глаза. Всё, работать. Мне нужны результаты, иначе лучше не возвращаться: Ерёмин скальп сапёрной лопаткой снимет. Профессор за научные командировки спрашивает строго – знаем, плавали. Тем более я не какие-нибудь крымские курганы копать приехал. Тут всё по-взрослому.

Крупную флуктуацию, возникшую в окрестностях Атланты, местные учёные назвали «Парадоксом». С одной стороны, американцы всегда были склонны к патетике, с другой… как ещё прикажете назвать такое странное место?

Всю дорогу до отеля Боб развлекал меня забойными фигурами русского мата – видать, нахватался, когда к нам в командировку ездил. Получалось у него весело и замысловато. После каждого такого нелитературного выверта он по минуте сиял, словно только что доказал теорему Ферма.

Поселили меня в Crowne Plaza Hotel Atlanta-Ravinia. Хрен выговоришь, зато пять звёзд. Или четыре – какая разница. Стойка ресепшна красного мрамора, атриум с водопадами и зимним садом, рестораны, конференц-залы. Пятнадцать этажей пафоса.

Номер оказался просторным, но при этом уютным. Спальня с большой кроватью, тумбочками, секретером, креслами и гостиная с диваном, телевизором, журнальным столиком и письменным столищем. На кухоньке обнаружились: микроволновка, небольшой холодильник с минибаром, кофеварка и, судя по запаху, вполне приличный молотый кофе.

Пол в ванной был с подогревом. Биде работало. Для полного счастья на унитазе разве что неоновой подсветки не хватало.

Я почистил зубы, залез под душ. Эх, хорошо!

Невольно вспомнилось, как в Иркутск недавно летал. Места там, конечно, замечательные: тайга, Байкал и всё такое. Но их дешёвые гостиницы… Ух! Зря я тогда на принцип пошёл и из своего кармана не доплатил. Решил погеройствовать на суточные. Двухместный номер с двумя стульями и одним полковником, который даже спал в армейском комбезе, помнится, был чудесен.

А тут одних полотенец штук пять, все разные. Интересно, что полагается вытирать самым маленьким?

Нужно будет умыкнуть какую-нибудь безделушку с логотипом отеля. Шампунчик там, или лосьончик. Говорят, это модно.

С Бобом мы договорились встретиться в два часа, поэтому у меня оставалось свободное время. Вообще-то нужно было достать из кейса ноут, загрузить анализы воздуха, почвы и воды – все эти бесконечные пробы, собранные возле «Парадокса» – и ещё разок тщательно изучить. Но мне не хотелось сходу зарываться в цифры.

Нужно найти предлог, чтобы оттянуть этот момент. Что бы такое…

Прогулка! Мне категорически необходима прогулка, чтоб смена часовых поясов не сильно ударила по организму.

Что ж, причина найдена. Вот и ладушки.

Я спустился вниз, чинно пересёк холл и вышел на улицу. Неторопливо прошёлся по тротуару до поворота, повертелся возле светофора. Глянул на указатель: Ashwood-Danwoody Road. Движение здесь было вялое – отель находился не в центре Атланты.

Полицейские, проезжавшие мимо на белом «Форде», снизили скорость, задержали взгляд на пристегнутом к руке чемоданчике, но всё-таки не остановились. Ну Ерёмин, ну конспиратор хренов. Ну кому, в самом деле, могут понадобиться научные записи? Да в этих цифрах ни один нормальный человек с роду не разберётся. И секретного вроде бы ничего нет. Ну Ерёмин!

Дойдя до следующего светофора, я остановился.

Тихо, только ветерок шелестит в кронах деревьев. В просветах между листьями сереют высокие и не очень здания, редкие прохожие спешат куда-то, не обращая на меня ровно никакого внимания. Край-мечта. Даже скучно как-то без пьяного и обкуренного быдла и вечно злых на весь мир климактеричных тёток. Неспортивно.

Я вернулся в отель, поднялся в номер, открыл кейс. Включил ноут. На экране радостно вспыхнула заставка. Нет, не хочу. Нужна ещё какая-нибудь отмазка… Я огляделся, почесал в затылке и вернул взгляд на экран. Ноут загрузился, и с рабочего стола на меня уставилась россыпь звёзд. Люблю эти обои. Млечный Путь завораживает. Кажется, что сквозь его завихрения проглядывает едва различимый призрачный лик какого-то гиганта, наблюдающего за нами из глубин космоса.

Ну вот, теперь в сон клонит… Кстати! Чем не отмазка?

Захлопнув крышку, я отложил ноут. Улыбнулся в пустоту комнаты. Как всё же изощренно мы умеем оправдывать собственную лень. Просто мастерски.

Я откинулся на подушку, глубоко вдохнул, с наслаждением потянулся. Хорошо. Покемарить часок, а потом уж…

Как только я закрыл глаза, сон отступил. А и фиг с ним, можно просто поваляться…

Стук в дверь заставил меня вздрогнуть. Я открыл глаза, поморгал. Оказывается, усталость и смена часового пояса всё-таки взяли своё: я заснул.

– Come in.

Дверь распахнулась и возникшая в комнате физиономия Боба, казалось, бросила отблески на люстру и пустую пепельницу – так он сиял.

На учёном был тренировочный костюм и лёгкие кроссовки.

– Уже можно ехать, – объявил он, путая ударения.

– Иду, – ответил я, натягивая ветровку.

Исполинский внедорожник ждал на парковке.

Боб отточенным движением упаковал меня внутрь, повернул ключ в замке зажигания и расплылся в улыбке, словно радуясь тому, что движок заурчал.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.