Святая

Хэнд Синтия

Серия: Неземная [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Святая (Хэнд Синтия)

Для моей мамы Кэрол

Когда люди начали умножаться на земле и родились у них дочери,

тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы,

и брали их себе в жены, какую кто избрал.

Ветхий Завет 6:1-2

ПРОЛОГ

Мне грустно во сне. Это чувство перекрывает все остальные. Ужасная скорбь душит меня, застилает глаза, делает мои ноги неподъемными, когда я иду среди высокой травы. Я поднимаюсь вверх по склону вдоль сосен. Это не тот холм из моих видений. Здесь нет лесного пожара, и раньше я здесь не бывала. Это что-то новое. Небо над головой безоблачное – чистое и голубое. Светит солнце. Птицы поют. Теплый ветерок покачивает деревья.

Черное Крыло должен быть где-то поблизости, очень близко, если силу скорби можно использовать как индикатор. В этот момент я вижу брата, идущего рядом. На нем костюм: черный пиджак, темно-серая рубашка на пуговицах, блестящие туфли и серебристый полосатый галстук. Он смотрит прямо перед собой, его челюсть напряжена от гнева или чего-то еще, чему я не могу подобрать название.

- Джеффри, - шепчу я.

- Давай просто пройдем через это, - говорит мой брат, даже не взглянув на меня. Хотелось бы знать, о чем он.

Затем кто-то очень знакомо берет меня за руку: жар его кожи, то, как тонкие, но мужественные пальцы переплетаются с моими. Руки, как у хирурга, однажды пришло мне в голову. Руки Кристиана. Дыхание перехватывает. Я не должна позволять ему держать себя за руку, не сейчас, не после всего, но я не отстраняюсь. Поднимаю глаза вдоль рукава его пиджака к лицу, к его серьезным зеленым глазам с золотистыми крапинками. И на мгновение скорбь притупляется.

- Ты выдержишь, - шепчет он у меня в голове.

ГЛАВА 1. В ПОИСКАХ МИДАСА

«Блюбелл» больше не голубой. Огонь превратил автомобиль Такера «Шевроле ЛУВ» 1978 года в смесь черного, серого и ржаво-оранжвого, стекла разбились от жары, шины пропали, салон же забит тошнотворно-черными металлом, расплавившимися пластмассой приборной доски и обивкой. Глядя на это, сложно поверить, что еще пару недель назад моим любимым занятием было кататься в этом старом фургоне с опущенными стеклами, позволяя пальцам скользить по воздуху, украдкой бросать взгляд на Такера просто потому, что мне нравилось смотреть на него. Здесь все и случилось, на этих потрепанных, пахнущих плесенью сиденьях. Здесь я влюбилась.

А теперь все сгорело.

Такер смотрит на то, что осталось от «Блюбелл» с горечью в темно-голубых глазах, одна его рука лежит на опаленной крыше, словно он говорит свое последнее «прости». Я беру его другую руку. С тех пор, как мы пришли сюда, он был не разговорчив. Мы провели день, гуляя по сгоревшей части леса в поисках Мидаса - лошади Такера. Часть меня думала, что это плохая идея, возвращаться сюда на поиски, но когда Такер попросил меня подвезти его, я согласилась. Понимаю, он любил Мидаса не только потому, что этот конь был чемпионом в родео, а потому, что Такер присутствовал при его рождении, видел его первые неуверенные шаги, обкатывал и тренировал его, они вместе проехали почти все дороги в Титон Каунти. Он хочет знать, что с ним случилось. Окончательно.

Я знаю это чувство.

В одном месте мы наткнулись на тушу лося, почти превратившуюся в пепел, и на какой-то ужасный момент я решила, что это был Мидас, пока не увидела рога, но это было все, что мы нашли.

- Прости, Так, - говорю я. Знаю, что не могла спасти Мидаса. Я никак не могла вытащить и Такера, и взрослого коня из горящего леса в тот день, но я все равно по-прежнему чувствую себя виноватой.

Его рука сжимает мою. Он поворачивается и демонстрирует мне легкие ямочки.

- Эй, не извиняйся, - говорит он. Я обвиваю руки вокруг его шеи, и он тянет меня ближе.
- Это я должен извиняться, что притащил тебя сюда. Это удручает. Мне кажется, что сейчас мы должны были бы праздновать. Ты, кстати, спасла мне жизнь.
- Он улыбается, в этот раз уже настоящей улыбкой, наполненной теплом, любовью и всем тем, о чем я мечтала. Я наклоняю его лицо вниз, находя утешение в том, как его губы движутся по моим, в стуке его сердца под моей ладонью, в постоянстве и силе этого мальчика, который украл мое сердце. На минуту позволяю себе раствориться в нем.

Я не выполнила свое предназначение.

Пытаюсь отогнать от себя эти мысли, но это не так просто. Что-то скручивается во мне. Сильный порыв ветра толкает нас, и усиливается дождь, который до этого слегка моросил. Дождь идет уже три дня, со дня пожара. А еще очень холодно. Этот влажный холод тут же проникает под пальто. Туман покрывает все пространство между чернеющими деревьями.

Вообще-то напоминает ад.

Дрожа, я отстраняюсь от Такера.

Боже, мне пора лечиться, думаю я.

Конечно. Уже могу представить себя рассказывающей свою историю психиатру, вытянувшись на кушетке и говоря, что я немножко ангел, что у всех, в ком течет ангельская кровь, есть предназначение на земле, которое нужно выполнить, и что однажды я наткнулась на падшего ангела. Ангела, который буквально отправил меня в ад где-то на пять минут. Который пытался убить мою мать. И что я боролась с ним чем-то вроде волшебного сияния. Затем мне пришлось улететь, чтобы спасти мальчика от лесного пожара, только я не спасла его. Вместо него я спасла моего парня, но получилось так, что тот мальчик и не нуждался в спасении, потому что он тоже немножко ангел.

Да уж, почему-то мне кажется, что первый же мой визит к психиатру закончится смирительной рубашкой и белой мягкой палатой.

- Ты в порядке?
- тихо спрашивает Такер.

Я не рассказала ему про ад. И про Черное Крыло. Потому что мама сказала, что если знать про него, то ты с большей вероятностью можешь привлечь его внимание. Не знаю точно, как это работает.

Я многого ему не рассказала.

- Все хорошо. Я просто… - Что? Что я? Безнадежно запуталась? Совсем не в себе? Навеки обречена?

Я выбираю: - Замерзла.

Он обнимает меня, растирает мои руки, пытаясь согреть меня. На секунду я ловлю его обеспокоенный, немного обиженный взгляд, который обычно получаю, когда он знает, что я не сказала ему всей правды, но я вытягиваюсь и нежно его целую в уголок рта.

- Давай больше не расставаться, ладно? – говорю я. – Не думаю, что смогу это пережить.

Его взгляд смягчается: - Договорились. Больше никаких расставаний. Пошли, - говорит он, беря меня за руку и ведя назад к моей машине, припаркованной у края сгоревшей поляны. Он открывает мне дверь, затем бежит к пассажирскому сиденью и садится внутрь. Такер улыбается. – К черту, давай убираться отсюда.

Мне нравится, что он чертыхается.

С меня хватит этого ада.

В этом году уже совсем другая девушка сидит в серебристом «Приусе» на парковке школы Джексон Хол в первый день занятий. Во-первых, эта девушка блондинка: у нее длинные волнистые золотистые волосы с мягким рыжеватым отливом. Ее волосы собраны в низкий хвост у основания шеи, на голове серая фетровая шляпа. Она надеется, что шляпа сойдет за винтаж и отвлечет внимание от ее волос. Ее кожа тронута солнцем – это не совсем загар, но он определенно сияет. Но волосы и кожа – это не то, что я не узнаю, когда смотрюсь в зеркало заднего вида. Это глаза. В этих огромных серо-голубых глазах горит новое знание о добре и зле. Я выгляжу взрослее. Мудрее. Надеюсь, так и есть.

Я выхожу из машины. Небо над головой серое. Все еще идет дождь. Все еще холодно. Ничего не могу с собой поделать, я сканирую облака, ищу в своем сознании малейший намек на скорбь, которая может означать, что где-то здесь скрывается злой ангел, хотя мама и сказала, что маловероятно, что Семъйяза [1] тут же придет за нами. Я ранила его и, очевидно, ему понадобится время на лечение, потому что в аду время идет по-другому. День здесь – это тысяча лет там, тысяча лет – это один день, что-то в этом духе. Я не пытаюсь понять, а просто радуюсь, что нам не придется сбегать из Джексона и оставлять позади всю мою жизнь. По крайней мере, какое-то время.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.