Общипанные крылышки мечты

Силецкий Александр

Жанр: Прочая старинная литература  Старинная литература    Автор: Силецкий Александр   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Александр Силецкий

ОБЩИПАННЫЕ КРЫЛЫШКИ МЕЧТЫ

Когда-то, лет сорок - сорок пять назад, советскую фантастику принято было называть не иначе, как «литературой крылатой мечты». Дескать, это там, на проклятом Западе, человек человеку волк, загнивает, одни только антиутопии и мрачные предупреждения, хотя порой и прогрессивные… А вот у нас зато - сплошная несравненная мечта, да с крылышками. Правда, не двуглавая… О том, что может быть в природе и такая, в те поры не знали.

Это теперь твердят: вся тогдашняя наша фантастика была на единый пробор, а читатели даже не ведали, какие в мире наличествуют высокие образцы. В принципе верно: до поры до времени переводной фантастики у нас практически не выходило, а если что и пробивалось, то с великим трудом. В основном о достижениях жанра судили по произведениям, созданным в девятнадцатом веке либо в первой трети двадцатого. И лишь с начала шестидесятых годов ситуация резко изменилась: издавать зарубежную фантастику стали больше и больше. Советские читатели с восторгом обнаружили: в мире-то, поди-ка, существуют подлинные мастера, способные отменно сочинять. Ведь невдомёк же было, что переводится и издаётся - лучшее. И что у этих самых мастеров (за редким исключением) в загашниках куда как больше разной откровенной ерунды, знакомиться с которой, право, и необязательно. Сложился миф: всё, сочиненное за дальними буграми, если не подряд шедевры, то уж образцы для восхищенных подражаний - несомненно. С этим мифом жили долго и лелеяли его, нисколько не таясь. И что же?

Советская фантастика при этом худо-бедно развивалась, в действительности не особо тяготясь соседством с западной. И спрос читательский был - просто сказка. Сто-, а то и двухсоттысячные тиражи любого автора сметались с прилавков моментально. Впору удивиться: как же так, а крылатая мечта - она ведь одна на всех, единая и неделимая?! Какое может быть разнообразие?! Иное дело за кордоном: там-то по определению наличествуют всякие свободы и есть условия для самовыражения. Там - не у нас! И тем не менее…

Возьмём хотя бы шестидесятые годы - время действительного расцвета советской фантастики - и попробуем одного автора сравнить с другим. Что, Мартынов писал, как Гуревич? А Гуревич - как Емцев и Парнов? А те - как Гансовский? А Гансовский - как Варшавский? А Варшавский - как Казанцев? А Казанцев - как Днепров? А тот - как Войскунский и Лукодьянов, или Савченко, или Ефремов? А все вместе - как братья Стругацкие? Ведь нет же! У каждого были и свой почерк, и свои собственные темы, каждый говорил своим неповторимым, легко узнаваемым голосом, не теряющимся в общем «жанровом хоре». Иными словами, каждый был неповторимой творческой личностью. И это особенно ценилось любителями фантастики. Не случайно же ею всерьёз увлекались и школьники, и студенты, и токари, и дворники, и высоколобые академики. Все что-то находили для себя. Тут нет никакого преувеличения. В принципе фантастика во многом взяла на себя культурно-просветительские функции. А ведь в качественной научно-популярной литературе недостатка тогда не ощущалось… Значит, кроме познавательной и собственно литературной фантастика несла на себе и дополнительную нагрузку. Какую? Назовём это «цивилизационным фактором», когда человеку помогают по возможности адекватно вписаться в новый поворот прогресса. Любой из тогдашних фантастов был, по сути дела, непредсказуем - читатель никогда не мог загодя предположить, о чём окажется новая вещь, куда автора занесёт в очередной раз. Вот вам и единообразная «крылатая мечта»! Как бы подразумевая, а порой публично признавая, что она и вправду существует и отступать от неё категорически нельзя, каждый при этом явственно думал и мечтал о своём.

Да, не было такого количества писателей и выдаваемых нагора произведений, как на Западе, хотя халтуры появлялось тоже вполне достаточно. Но лучшие авторы непременно стремились придумать что-либо оригинальное, не повторяющее прежнее, и, что очень важно, заботились, по мере сил, и о качестве написанного, понимая, что фантастика пусть и особый жанр, но же - часть Литературы.

Отсюда, вероятно, и отсутствие тяги к серийным романам: лучше новую идею, новую проблему сполна заявить и развить в одном произведении, чем распылять ее на десяток однотипных текстов, где эта идея, в итоге становясь пародией на саму себя, распылится, выродится и благополучно умрет, так и не дойдя должным образом до ума читателей. В том-то и дело: «литература крылатой мечты» провоцировала, будоражила читательское воображение, и потому внешняя, событийная занимательность порой отходила на второй план, замещалась занимательностью «внутренней», сконцентрированной на движении и развитии авторской мысли. И, как ни странно, подобная трансформация читателя нисколько не отпугивала, поскольку он понимал: хорошая фантастика должна быть умной, а не только развлекательной. Впрочем, и недурственно сработанная приключенческая фантастика тоже исправно поставлялась на книжный рынок. Наши авторы трудились отнюдь не в безвоздушном пространстве и с уважением относились к достижениям своих зарубежных коллег, не считая для себя зазорным использовать лучшие наработки в этом жанре.

Я отнюдь не собираюсь идеализировать состояние отечественной фантастики в прошедшие времена. Были несомненные достижения, но случались и трагические провалы. Особенно забуксовала фантастика в восьмидесятые годы. Буквально на глазах она вдруг начала отчетливо глупеть, из литературы интеллектуальной превращаясь в назойливо развлекательную, что тотчас же сказалось и на культурно-возрастном изменении читательской аудитории. Была, впрочем, попытка в самом конце восьмидесятых возродить былой уровень советской фантастики. В какой-то мере это случилось под влиянием лучших новейших западных образцов, которые у нас стали обильнее переводить и издавать. Но, мне кажется, гораздо большую роль сыграло то, что наконец-то получили возможность свободно печататься авторы так называемой «четвёртой волны», то есть те авторы, чьи вкусы, идеи и собственно литературные притязания были сформированы на многих семинарах молодых фантастов, ежегодно проводившихся сначала в Малеевке под Москвой, а затем в Дубултах. Активное общение друг с другом, какового прежде эти авторы были напрочь лишены, чтение и тщательные разборы свежеиспечённых произведений, бурные дискуссии о настоящем и будущем фантастики (не только отечественной, но и вообще - мировой) - это самым положительным образом сказалось на художественном уровне новых сочинений. По сути, было декларировано: «Можем делать нисколько не хуже, чем там у них!» Вот именно: на свой лад - но не хуже. И ведь делали, определенно! Кстати, эта качественная закваска даром не прошла - и много лет спустя, в нынешнее время, те самые «средне-молодые» по-прежнему пишут вещи, по уровню частенько превосходящие то, что предлагают авторы, чьи звёзды взошли на небосклоне уже в девяностые годы. Как говорится, школа есть школа…

Был просвет, когда вдруг понадеялись, что кризис - позади. Увы! После распада СССР ситуация в отечественной фантастике резко изменилась. Если раньше и с книгами было не густо, и писателей, их издающих, насчитывалось десятка два с небольшим, да и сочинялись эти книги отнюдь не в авральном темпе (халтуру всё-таки старались не публиковать), то в новые времена - в эпоху рыночных, как любят выражаться, отношений - потребовался вал. Ибо вал давал издателям и книготорговцам прибыль. Дело было поставлено едва ли не на промышленную основу. Само по себе это, наверное, неплохо, но…

Конечно, говорят, вы посмотрите, как на Западе! Там принято писать и издавать помногу. Иной автор за свою жизнь по сотне, а то и по две сотни книжек сочиняет. И вправду, есть такие. Да только книжечки у них в основном тоненькие и, по большому счёту, оч-чень одинаковые. И забываются после прочтения почти в момент. А хорошие по-настоящему писатели… они вроде бы тоже немало пишут - взять, к примеру, Саймака, или Шекли, или кого другого из признанных корифеев. Но если начать считать, совсем иная картина получается: за полвека работы в фантастике Саймак опубликовал всего (!) книг тридцать (то есть сочинял меньше одной в год), а недавно изданный «Весь Шекли» уместился в пухленьких шести томах, хотя вещей там собрано и впрямь немало… Великому же Толкину и подавно хватило всего трёх романов, чтобы стать классиком мировой литературы.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.