Непобедимая жара

Касл Ричард

Серия: Никки Хит [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Непобедимая жара (Касл Ричард)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

У Нью-Йорка есть одна любопытная особенность: никогда не угадаешь, что ждет тебя за дверью. Об этом в очередной раз размышляла детектив Никки Хит, припарковывая свою «краун викторию» на 74-й, неподалеку от Амстердам-авеню, и глядя, как «мигалки» полицейской машины и «скорой помощи» отражаются в витринах магазинов. Так, она знала, что за ничем не примечательной дверью соседней винной лавки располагается искусственная пещера, выполненная в бежевых и терракотовых тонах; ниши в стенах, отделанные речными камнями из Франции, уставлены бутылками. А через дорогу находится здание, в котором во времена Рузвельта размещался банк, но теперь винтовая лестница за входной дверью ведет к кабинкам для бейсбольных тренировок. Здесь занимаются подростки, надеющиеся попасть в Главную бейсбольную лигу, а в выходные, по утрам, устраивают детские дни рождения. Однако дверь, в которую Никки предстояло войти в это раннее утро, в самом начале пятого, скрывала нечто совершенно неожиданное для такого тихого квартала.

Это была обычная дверь с матовым стеклом, без каких-либо табличек, лишь номер улицы из черных с золотом цифр поблескивал над ней. Изнутри пробивался свет мощного прожектора, установленного криминалистами, и матовый стеклянный прямоугольник был похож на ослепительный портал из «Близких контактов». [1] Полицейский, дежуривший у дома, переминался с ноги на ногу, чтобы согреться; его силуэт четко выделялся на фоне двери, и даже с двадцати метров Никки различала облачка пара, вылетавшие у него изо рта.

Она вышла из машины, но, несмотря на ледяной воздух, от которого перехватывало дыхание и слезились глаза, Никки не стала застегивать пальто. Вместо этого она привычным движением раздвинула полы так, чтобы можно было с легкостью добраться до служебного пистолета «зиг-зауэр», прятавшегося в кобуре. Потом, невзирая на ужасный холод, детектив остановилась, чтобы мысленно почтить память погибшего, тело которого ей предстояло увидеть, — это был ее обычный ритуал. Каждый раз, прибывая на место преступления, Никки Хит делала короткую молчаливую паузу, о которой не знал никто, кроме нее. Цель ритуала была проста: Никки напоминала себе, что убитый — был ли он преступником или законопослушным гражданином — прежде всего являлся человеком и заслуживал того, чтобы его уважали и относились к расследованию причин его смерти не просто как к очередному заданию. Никки сделала медленный вдох — воздух был таким же холодным, как и десять лет назад, в канун Дня благодарения, когда ее мать была зверски убита и оставлена на кухонном полу истекать кровью. Никки закрыла глаза — это было только ее Мгновение.

— Что-то не так, детектив?

Момент был испорчен.

Хит обернулась. Около нее остановилось такси, и мужчина с заднего сиденья высунул голову в окно. Она узнала пассажира и водителя и улыбнулась.

— Нет, Рэнди, все в порядке. — Хит шагнула к машине и обменялась рукопожатием с детективом Рэндаллом Феллером. — Стараетесь не нарываться на неприятности?

— Увы, все наоборот, — ответил тот с улыбкой, всегда напоминавшей Никки о Джоне Кэнди. [2] — Ты ведь помнишь того Голландца? — продолжал он, кивая на детектива ван Метера, сидевшего за рулем.

Феллер и ван Метер работали под прикрытием в Группе такси Департамента полиции Нью-Йорка — подразделении по борьбе с преступностью, подчиненном отделу спецопераций; члены этой группы патрулировали улицы города в специальных желтых машинах. Копы в гражданском, служившие в такси, придерживались взглядов старой школы. В основном это были крутые парни, шутить с которыми не стоило; они делали то, что хотели, и ездили там, где хотели. «Таксокопы» (так их прозвали) целыми днями колесили по городу, пытаясь предотвратить преступления, однако с недавнего времени, в соответствии с последними достижениями криминалистики, их стали направлять в районы с особенно высоким уровнем краж, грабежей и хулиганства.

Коп, сидевший за рулем, опустил стекло и в качестве приветствия лишь молча кивнул. «Интересно, зачем тогда вообще нужно было открывать окно?» — подумала Никки.

— Потише, Голландец, не то у нее голова пойдет кругом от твоей болтовни, — заметил детектив Феллер с очередной ухмылкой в духе Кэнди. — Как вам повезло, Никки Хит: вас вызвали посреди ночи.

Голландец наконец заговорил:

— Некоторые люди ужасно дурно воспитаны — позволить убить себя в такой час.

Хит подумала, что едва ли ван Метер делает почтительную паузу, перед тем как увидеть жертву.

— Послушайте, — отозвалась она, — я, конечно, не против поболтать с вами на свежем воздухе, однако у меня там труп.

— А где же твой напарник? — осведомился Феллер с неподдельным интересом. — Ну, писатель, как там его?

Феллер снова прощупывал почву. Как и всякий раз при встрече с Никки, он пытался разузнать о ее отношениях с Руком. Феллер обратил внимание на Никки несколько месяцев назад, той ночью, когда ей чудом удалось избежать гибели от рук наемного убийцы в квартире журналиста. Феллер и Голландец были тогда первыми копами, появившимися на месте преступления. С тех пор Феллер не упускал возможности прикинуться, будто и вправду не знает имени Рука, чтобы посмотреть на ее реакцию. Хит старалась не обращать на это внимания. Она не впервые становилась объектом интереса мужчины, и ей это даже нравилось, если, конечно, мужчина не переходил границу, но Феллер… В романтической комедии он был бы для нее скорее комедийным, нежели романтическим героем; веселым братом, но уж точно не возлюбленным. С детективом Феллером было приятно пообщаться за кружкой пива в полицейском баре, а не за бокалом «Сансерра» [3] при свечах. Пару недель назад она видела его выходящим из мужского туалета в «Плаг аглиз»: [4] с красовавшимся у него на шее бумажным полотенцем Феллер спрашивал всех подряд, нравится ли им слюнявчик.

— «Как там его»? — повторила Никки. — Он уехал в командировку. — И многозначительно добавила: — Но к концу недели вернется.

Очевидно, детектив уловил в ее голосе некий намек.

— Это хорошо или плохо?

— Хорошо, — ответила Хит резковато. Затем, пытаясь смягчить неприятное впечатление, ослепительно улыбнулась. — Очень хорошо. — И уже чтобы убедить саму себя, повторила: — Очень-очень хорошо.

За дверью Никки не увидела святилища винодела с искусственными гротами и зелеными бутылками, также детектив не услышала бряканья алюминиевых бит и стука мяча о сетку. По пути на цокольный этаж от сильного аромата благовоний, смешанного с запахом моющего средства, у нее перехватило дыхание.

Детектив ван Метер, следовавший за ней, негромко застонал, и Хит, заворачивая на последний пролет, услышала, как Голландец и Феллер натягивают резиновые перчатки. Ван Метер пробормотал, обращаясь к напарнику:

— Если я подцеплю здесь венерическую болезнь, то буду судиться до тех пор, пока не разорю мэрию и Департамент, вместе взятые.

Спустившись на цокольный этаж, они оказались в помещении, которое лишь с большой натяжкой можно было назвать холлом: стены, выкрашенные под кирпич, стойка с пластиковой столешницей и стулья, явно заказанные по каталогу через Интернет. Обстановка напомнила Никки вестибюль небольшого фитнес-клуба, причем довольно низкого пошиба. В дальней стороне виднелись четыре настежь распахнутые двери. Три из них вели в темные комнаты, озаренные лишь отсветами ярких ламп, на время осмотра установленных в холле. Прожекторы были включены и в самой дальней комнате, там же время от времени сверкали вспышки фотоаппарата; детектив Таррелл, в латексных перчатках, стоял в проеме, наблюдая за работой специалистов. Краем глаза заметив Никки, он шагнул к ней.

— Добро пожаловать в «Опасные связи», детектив Хит, — произнес он.

Полицейская привычка заставила Никки бегло осмотреть три пустые комнаты, прежде чем отправиться на место преступления. Детектив прекрасно знала, что Таррелл и патрульные, первыми прибывшие в клуб, уже проверили помещения, но тем не менее решила оценить обстановку сама. В полумраке она смогла различить лишь очертания мебели и приспособлений, используемых в БДСМ-практиках. Комнаты были обставлены тематически; здесь имелись викторианский будуар, помещение для ролевых игр в животных и комната для сенсорной депривации. [5] Позднее криминалисты осмотрят комнаты и соберут улики, но Никки хотелось иметь представление о том, куда она попала. Хит надела перчатки и прошла к дальней двери, где Феллер и ван Метер почтительно ждали за спиной Таррелла. Это было дело Никки Хит, ведь убийство произошло на ее участке, и негласный этикет требовал, чтобы она вошла первой.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.