Суета вокруг дозоров

Лифанов Сергей

Жанр: Социально-философская фантастика  Фантастика    Автор: Лифанов Сергей   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава 1

Все началось для нас с Витькой Корнеевым с того, что мы вошли вестибюль НИИЧАВО и нос к носу столкнулись с Модестом Матвеевичем Камноедовым и Кербером Псоевичем Деминым. Такое сочетание не предвещало ничего хорошего, и мы переглянулись. Спонтанно включился телепатический контакт, мы обменялись чертыханиями и недоумением, что это нас сегодня понесло идти через вестибюль. Существует же столько других путей! Однако благополучное возвращение из командировки на Китежградский завод маготехники несколько выбило нас из обычной колеи («Со щитом или на щите!» — напутствовал нас в командировку Роман Ойра-Ойра. «Без щита не возвращайтесь», — растолковал высказывание Володя Почкин. Мы вернулись со щитом. Щит был обернут в толстый полиэтилен, щедро оклеен скотчем и снабжен двумя ручками наподобие чемоданных. За эти ручки мы его и несли. Поэтому, вероятно, и пошли через просторные двери парадного вестибюля, которым редко кто пользовался — груз габаритами 2 на 1 на 0,25 м как-то не располагал продираться через лазы в заборах, малозаметные посторонним служебные двери и уютные, облюбованные курильщиками задние лестницы. О хождении сквозь стены и подавно рассчитывать не приходилось — не та это вещь, магический щит, чтобы с ним вот так запросто трансгрессироваться можно. Мне, во всяком случае. Витьке было все равно, однако он счел, что тащить сквозь стену щит в одиночку да еще присматривать, не застрял ли я где-то в кирпичных толщах, дело все-таки хлопотное и того не стоит. «Обойдем», — благодушно фыркнул он. Обошли. Может, обойдется еще? «И не надейся!» — ободрил меня телепатемой Витька.)

Мы вежливо поздоровались и попробовали насколько возможно незаметнее проскользнуть мимо.

— Стоять! — рявкнул Кербер Псоевич.

— Пропуска! — приказал Камноедов. Он исследовал наши документы, сличил наши физиономии с фотографиями и констатировал: — Не дубели.

— Корнеев и Привалов, — ласково проурчал Кербер Псоевич и повел пальцем по каким-то спискам. — Так. Привалов — Ночной дозор, Корнеев — Дневной. Ознакомьтесь с приказом и распишитесь.

Мы ознакомились. Сотрудники института расписывались по двум «дозорам». («Снова ДНД вводят», — телепатически прокомментировал Витька туманные административные словеса и черканул подпись под жалкой шеренгой росчерков жертв начальственного рвения. Я взял у него ручку и повторил его подвиг, зная со студенческих времен, что нет ничего более принудительного, чем так называемое добровольное.)

Исполнив общественный долг, мы взялись за ручки щита и собрались было тащить его дальше.

— Стоять! — вновь пресек попытку Кербер Псоевич.

— Получите литературу для ознакомления, — сказал Камноедов и вручил нам по стопке каких-то книжек. Названия невозможно было разобрать из-за огромного жирного штампа с буквами Д.С.П. Я попробовал поднять свою часть щита, другой рукой пытаясь прижать к себе расползающиеся книжки. («Брось», — протелепал мне Витька. «Что бросить?» — оттелепал я. «Книжки, идиот! — ответил Витька. — Сам отволоку, команда слабосильная…») Я выпустил книги из рук, они вспорхнули, не долетев до пола, проворно перетасовались с брошенными Витькой и, подпрыгивая в полуметре над ступенями, понеслись впереди нас по лестнице. Пока мы волокли щит на шестой этаж, они, то и дело забегая далеко вперед, мельтешили впереди нас, вызывая у встречных сотрудников одобрительное оживление.

— Что же вы не весь багаж почтой отправили? — задал вопрос кто-то, наполовину уйдя в стену, чтобы пропустить нас со щитом.

Витька зло фыркал. Конечно, он бы с куда большим удовольствием отправил щит своим ходом, а книжки понес бы в руках, только это было невозможно.

Щит был очень тяжел чисто физически и почти абсолютно инертен телекинетически. Собственно, телекинетическая инертность была заложена в спецификации. Под этот пункт нам удалось вытребовать у заказчиков пятиметровое бревно дерева нг’йой-нг’йей. Латинского названия это дерево не имело по той простой причине, что европейским ботаникам оно было неизвестно, а у африканских торговцев амулетами именуется алмазным деревом по причине невероятной прочности и трудности обработки древесины. Из-за остатка бревна начиналась уже склока между НИИЧАВО и Китежградским заводом, однако Витька сумел урвать малую толику древесины на умклайдет для меня и две шестеренки для вечного двигателя для себя. Вечные двигатели Витьку, естественно, не интересовали совершенно, но шестерни должны были послужить весьма весомым звеном в цепи сложного товарно-денежно-товарно-товарного обмена с НУИНУ и НИИКАВО.

В коридоре шестого этажа мы встретили У-Януса и воспользовались поводом поставить щит на пол, чтобы поздороваться и перевести дух. Янус Полуэктович как обычно поинтересовался, виделись ли мы вчера, спросил, что это мы тащим, а потом сообщил, что щит заказчикам очень понравился.

— А то, — приосанился Витька. — А премия будет, Янус Полуэктович?

— Будет, — ответил наш директор и добавил, помедлив. — Вы, Виктор Павлович, купите на нее мотоцикл. — И пошел дальше, оставив Витьку с открытым ртом.

— Елы-палы… — выговорил наконец Витька. — А мотоцикл-то мне зачем?

Я постучал носком ботинка по полиэтилену, покрывающему щит, и согласился, что мотоцикл Витьке не нужен совершенно, но подумав решил, что мотоцикл Витьке будет очень к лицу. Я представил Витьку на «Харлее-Дэвидсоне» в рокерском прикиде с заносчиво выдвинутой челюстью и залюбовался. Вид получался — хоть сейчас в голливудский боевик, прямо Чарли Шин из «Дороги в ад». «Кто бы издевался…», — телепнул Витька и взялся за щит. Тащить оставалось всего ничего.

Стопка книжек уже постукивала в двери лаборатории. Дверь Витька распахнул издали, заклинанием, да так, что все двери на этаже содрогнулись. На шум в коридоре возник Ойра-Ойра, сохраняя дистанцию, индифферентно понаблюдал, как мы заносим щит, потом зашел следом за нами в лабораторию. Пока мы прислоняли щит к столу, он сотворил каждому по бутылке пива и какое-то время мы с Витькой, завалившись на диван-транслятор, молча пили божественный напиток, с ненавистью рассматривая щит. Другой предмет от наших взглядов (ну, конечно, в основном от Витькиного) обуглился бы, но щиту было хоть бы хны. Пирокинетическая инертность тоже был занесена в спецификацию.

В отворенную по-прежнему дверь заглянул Киврин.

— С возвращением, Виктор Павлович, Алексан Иваныч, — пророкотал он приветливо. — Как там, в большом мире?

— Все в порядке, — ответил Виктор. — Вас что интересует? Погода?

Киврин несколько засмущался.

— Ну… э… вы не в курсе, там какой-нибудь гражданской войны не было на днях? Разгул бандитизма не наблюдается?

Тут засмущались уже мы с Витькой, а Роман, прислонившийся в углу, тихо хрюкнул от смеха.

— А, добрый день, Роман Петрович, — заметил его Киврин.

— Что вы называете бандитизмом? — осторожно осведомился я. — По сравнению с 1965 годом, конечно, криминальная обстановка несколько ухудшилась, однако у нас в Соловце за последний год самое громкое преступление — это ограбление газетного ларька. Или я что-то пропустил, пока был в командировке? — обернулся я к Роману.

Тот покачал головой.

— Зачем же тогда опять создавать бригадмил? — спросил Киврин с недоумением. — Я помню, в 1812… или это в 1919?..

— Не бригадмил, — поправил Витька. — ДНД.

— А, это когда молодежь иногда по вечерам гуляла с красными повязками? — вспомнил Киврин. — Странное развлечение, но полезное для здоровья. Свежий воздух, степенные разговоры…

— Мы с Теодором собрались на рыбалку, — сообщил из коридора изящнейший Жиан Жиакомо. — Добрый день, господа. Теодор опасается махновцев.

— Да не опасаюсь я махновцев, — возразил Киврин. — По-моему, неэтично развлекаться, когда окружающее население страдает от бандитов. Идея пира во время чумы меня никогда не привлекала. Помимо всего прочего, чужая праздность раздражает. Повышается вероятность получить не только от бандитов, но и от так называемого мирного населения. А по теперешним временам от мирного населения можно ожидать не только кос и топоров, но и чего-нибудь поогнестрельнее. Хотя, знаете ли, пяток мужичков с косами — это тоже вполне убийственно.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.